Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Где любят короля? Рассказ об африканских анклавах Испании


Ирина Лагунина: В Северной Африке на побережье Марокко находятся два города-анклава – Сеута и Мелилья. Принадлежат они издавна Испании и населены испанцами, хотя в последние десятилетия на владение анклавами стало претендовать марокканское королевство. О ситуации вокруг одного из городов – Мелилья – рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Споры вокруг анклава то затихают, то разгораются с новой силой. На этот раз неудовольствие Рабата, которого тут же поддержала Лига арабских государств, вызвал визит в город главы Испании короля Хуана Карлоса. Раньше монарх туда никогда не ездил - именно из-за нежелания вызвать негативную реакцию марокканцев. А местное население, видя подобную позицию главы государства, опасалось, что анклавы вот-вот «сдадут» арабам и они потеряют жилье, работу и, вообще, все, что было нажито многими поколениями живущих здесь испанцев. Так что король все же решил отправиться в Северную Африку, чтобы поддержать население и показать, что Испания не намерена расставаться с этой частью своей территории. На встрече с местными жителями он заявил:



Хуан Карлос: Я давно обещал посетить Мелилью. Кроме того, мне лично очень хотелось побывать в этих местах. Медлить с поездкой больше было нельзя. Ее цель – продемонстрировать наше уважение и нашу поддержку населению, что мы уже делали во многих других городах и поселках Испании.



Виктор Черецкий: Королевскую чету – Хуана Карлоса и королеву Софию - с восторгом приняло в Мелилье местное население. Чувства жителей анклава передал мэр Мелильи Хуан Хосе Имброла.



Хуан Хосе Имброла: Здесь, вдали от Испании, чувство родины особо обострено. Люди нуждаются в том, чтобы о них помнили, чтобы о них знали в центре, иначе им кажется, что их бросили, что они никому не нужны. Так что визит королевской четы для нас – это огромное подспорье, огромная поддержка нашему патриотизму. Этот визит придал людям оптимизм. Они теперь с большей уверенностью смотрят в будущее. Визит важен еще и тем, что мы на некоторое время оказались в центре внимания испанской общественности, которая узнала о нашей жизни, вообще о нашем существовании. Она увидела, что мы - часть современной Испании, которая принадлежит ей уже более 500 лет, хотя и отделена от нее морскими просторами. Мы живем и трудимся, как и все остальные испанцы.



Виктор Черецкий: Марокко никогда не обращалось с требованием вернуть ей анклавы в комитет по деколонизации ООН. Почему? Дело в том, что, как считают специалисты, эти города арабскому королевству никогда не принадлежали, колониями никогда не являлись, а посему повода для деколонизации просто не существует. Да и вообще анклавы отошли Испании задолго до появления Марокко как государства. Мелилья, основанная еще карфагенянами в четвертом веке до Рождества Христова, стала испанской в 1497 году. Ну а в глубокой древности, во времена пунических войн она служила важным стратегическим пунктом на пути из Кадиса, расположенного на Пиренейском полуострове, в Карфаген. Несмотря на то, что марокканцы не скрывают своего стремления заполучить Мелилью, ее мэр вовсе не считает своих соседей непримиримыми врагами. Хуан Хосе Имброла:



Хуан Хосе Имброла: Я, разумеется, не разделяю притязаний Марокко. Они совершенно безосновательны – не имеют ни исторической, ни юридической основы. Вместе с тем, мы хотели бы иметь с Марокко самые тесные отношения. Им нужна наша помощь: в стране много проблем социально-экономического характера, проблем, касающихся свобод и прав человека, роста влияния радикального исламизма и так далее. Мы ближайшие соседи Марокко и готовы поддерживать и помогать этому государству. Однако от соседей следует требовать уважения, которое они пока не проявляют и устраивают анти-испанские кампании, типа той, что состоялась по поводу визита короля. Испания уже оказывает Марокко большую поддержку: мы даем им значительно больше, чем получаем. Но марокканцы должны понимать, что наша помощь – это не уступки и не признак нашей слабости. Если марокканские власти это забыли, им следует освежить память. Повторяю, за свою помощь, как дружественная страна, мы требуем лишь понимания и уважения.



Виктор Черецкий: Вместе с тем, многие испанские наблюдатели полагают, что притязания Марокко на Мелилью рассчитаны больше на внутреннего «потребителя», что шумиха, поднятая вокруг анклава – часть сложной игры марокканских властей, отвлекающий маневр перед лицом угрозы исламского экстремизма. Говорит уроженец Мелильи, писатель, автор нескольких книг об этом городе, Хуан Антонио Миранда:



Хуан Антонио Миранда: Бояться следует не марокканцев, как таковых, а исламских радикалов. Этот радикализм – сложнейшая проблема Марокко. Не секрет, что экстремисты видят врагов не только в Европе и Америке. Они, в первую очередь, ненавидят режимы в своих странах, которые не являются радикально исламскими и поддерживают отношения с Западом. «Аль-Каида» и другие группировки спят и видят, как расправиться с марокканской монархией. А для Испании Марокко является своеобразным щитом от радикалов, помогающим в борьбе с этим злом.



Виктор Черецкий: Сейчас в Мелилье на территории в 13 квадратных километров, отгороженных от Марокко шестиметровым проволочным забором, проживают 67 тысяч человек. Население на 40% состоит из мусульман, но это не марокканские арабы, а берберы – коренные жители района Риф, в котором расположена Мелилья. Еще порядка 30 тысяч граждан Марокко пересекают ежедневно местную границу, поскольку работают в Мелилье. Об отношениях анклава с населением окружающих его районов говорит мэр Хуан Хосе Имброла:



Хуан Хосе Имброла: У нас сложились великолепные отношения с населением близлежащих городов и поселков. Мы, к примеру, оказываем квалифицированную медицинскую помощь примерно 300 тысячам марокканцев. Ежедневно они приходят к нам на работу или чтобы продать свои товары и купить наши. Это теснейшие отношения. Мы оказываем огромное влияние на социально-экономическое развитие пограничных районов. Надо учитывать, что доходы на душу населения в Испании превосходят в 15 раз аналогичный показатель в Марокко. Так что берберам крайне выгодно работать у нас и продавать здесь свои товары. Они прекрасно понимают, что если бы нас не было, то им жилось бы значительно хуже – так же, как живется в глубинных районах Марокко. Недаром говорят, что лучше иметь богатого, а не бедного соседа. Мы намерены и в дальнейшем плодотворно сотрудничать с нашими марокканскими соседями.



Виктор Черецкий: Живущие в Мелилье берберы боятся, что анклавы однажды могут отойти Марокко, еще больше, чем местные испанцы. Видимо потому, что испанцы смогут в крайнем случае уехать в другие районы Испании, а они, вероятно, не смогут. В день визита короля берберы все как один высыпали на улицу, скандируя: «Мелилье никогда не быть марокканской!». Некоторые из них, в порыве верноподданнических чувств, пытались пробиться к королю, чтобы по восточному обычаю поцеловать ему руку или кинутся в ноги. Ну а другие, закутавшись в испанский флаг, прижимали к себе перед телекамерами портрет испанского монарха. Рассказывает писатель Хуан Антонио Миранда:



Хуан Антонио Миранда: Марокканцы, живущие в Мелилье, отождествляют себя с Испанией, разумеется, не из чувства абстрактного патриотизма. Есть целый ряд стимулов – во-первых, наличие прав и свобод человека, демократии, во-вторых, возможность достойно трудиться и получать достойную оплату. То есть в Мелилье для них есть все то, чего лишены их соотечественники-марокканцы, живущие на родине. И каждый из этих людей сознает, что уйди однажды испанцы из Мелильи, они тут же потеряют все эти блага и привилегии.



Виктор Черецкий: И не только это. Этническое меньшинство – берберы рассматривают испанцев, чуть ли ни как свою опору в противостоянии с центральной властью Марокко, к которой относятся с большой настороженностью:



Хуан Антонио Миранда: Живущие в округе местные берберы, считающиеся марокканскими северянами, предпочитают Испанию, потому что они всегда испытывали на себе давление с юга - со стороны центральных властей Марокко. Берберы не раз восставали против владычества марокканского султана. Вспомнить хотя бы восстание начала прошлого века под руководством Абдель-Крима и созданную им независимую республику Риф. Правда, высказывать свои мысли вслух берберы сейчас опасаются из-за репрессий со стороны марокканских властей. Но мы продолжаем ощущать их неприязнь к южанам, которые навязывают им арабский и французский язык, ведь у берберов – свой язык «черха», а из иностранных языков они тяготеют лишь к испанскому.



Виктор Черецкий: Ну а как все же складываются личные отношения католиков-испанцев и мусульман-берберов, которые живут в Мелильи многие десятилетия? Хуан Антонио Миранда:



Хуан Антонио Миранда: Отношения между местными мусульманами и испанцами-христианами в Мелилье великолепные. Между нами нет никаких нерешенных проблем. Мохаммед и Пако живут в мире и дружбе. Кстати. Мохаммед ощущает себя таким же испанцем, как и Пако. В этом убедилась вся Испания, когда в ходе виза короля местные жители-мусульмане проявляли еще большие патриотические чувства, чем жители Мелильи испанского происхождения.



Виктор Черецкий: И не только эмоции. Каждый год на военный парад в Мадриде по случаю национального праздника 12 октября выходит одна из наиболее боеспособных воинских частей Испании – так называемые «регуларес» из Мелильи. Одетые в красные фески и белые арабские накидки, смуглые солдаты привлекают особое внимание. Роты или «таборы» этой воинской части формируются на добровольных началах из местных жителей, как испанцев, так и берберов. Последние клянутся на Коране защищать Мелилью до последней капли крови. Писатель Миранда:



Хуан Антонио Миранда : Процент солдат-мусульман в рядах «регуларес» довольно высок - больше 60% личного состава. Впрочем, там никаких различий между военнослужащими по религиозному или расовому признаку не делается. Это не легионеры, не иностранные наемники. Это сплоченный испанский воинский коллектив, готовый выполнить любую поставленную перед ним задачу, как и любая другая воинская часть Испании.



Виктор Черецкий: Но оказывается, в Мелилье, помимо испанцев и берберов живут представители и других народов. Говорит Хуан Антонио Миранда:



Хуан Антонио Миранда: У нас в Мелилье существует четыре основных общины: две большие – христианская и мусульманская, а также небольшая - еврейская, которая одно время почти исчезла, но затем появилась опять. Впрочем, евреи живут в Мелилье с незапамятных времен. Им принадлежит восемь синагог. И, наконец, у нас есть индийская община, представители которой занимаются в основном торговлей. Теперь к этим четырем группам, издавна живущим в городе, прибавились еще и чернокожие африканцы-иммигранты. Кроме того, здесь есть цыгане.



Виктор Черецкий: В Мелилье, в виду ее географического положения, сложилась весьма своеобразная культура быта, которая впитала в себя и элементы европейской цивилизации, и цивилизации Северной Африки, и даже Ближнего Востока. Хуан Антонио Миранда:



Хуан Антонио Миранда: У жителей Мелильи произошло некоторое смешение традиций и культур. Это сказывается даже на свадебных обрядах. Особенно ощущается взаимное влияние христианской и мусульманской культуры. Праздники отмечаются здесь всем населением – и христианские, и мусульманские, независимо от религиозной принадлежности людей. Ну а в национальных кухнях вообще все перемешалось. До такой степени, что «мясо по-мавритански на палочках», типа шашлыка, уже давно считается чисто испанским блюдом, как и берберский «кус-кус», разновидность каши с мясом, овощами или сладостями. Мне лично нравится «кус-кус» сладкий, который готовит в доме моего брата его домработница Малика. Ну а лучшее «мясо по-маврикански» можно поесть в ресторане, который содержит еврей Саул. Вот такое смешение «кулинарной» культуры.



Виктор Черецкий: Мелилья славится еще своей архитектурой, такой же разнообразной, благодаря смешению традиций, как и культура этого города. Здесь колокольни католических храмов чередуются с минаретами мечетей, а старинные жилые районы с кварталами, построенными сто лет назад в стиле «модерн». Неудивительно поэтому, что Мелилья всегда привлекала туристов.



Хуан Антонио Миранда: Это прекрасный город – один из самых красивых в Испании. Он небольшой и делится на две части – старая Мелилья и новая. В старой средневековой части города - узкие улочки, остатки древних укреплений. Рядом морской порт. Административный центр расположен в более современной части. Здесь целый район построен в начале прошлого века в стиле модерн приехавшими из Барселоны учениками знаменитого каталонского архитектора Гауди. Это совершенно уникальный архитектурный ансамбль, которому практически нет аналога в Испании. К тому же эти здания прекрасно сохранились.



Виктор Черецкий: Местные жители, привыкшие, что историческая родина о них порой не помнит, как, например, было в 18 столетии, когда испанские власти просто-напросто забыли прислать корабль с продовольствием в осажденный врагами город, говорят, что Мелилье помогает выжить само проведение. И они очень надеются, что оно – это проведение – их не оставит и в будущем.


XS
SM
MD
LG