Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неигрушечные проблемы Китая. США пытаются остановить ввоз в страну недоброкачественных товаров


Ирина Лагунина: В Соединенных Штатах развернулась широкомасштабная кампания против товаров китайского производства. Выяснилось, что многие из них, особенно детские игрушки, не соответствуют американским стандартам безопасности. Руководителя федеральной службы, которая контролирует качество продукции, обвиняют в том, что ее поездки оплачивались производителями игрушек. Президент и Конгресс принимают меры по ужесточению контроля за качеством потребительских товаров. Тем временем массовый отзыв китайской продукции идет в Австралии, где в начале этого месяца был госпитализирован уже четвертый ребенок, отравившийся содержащимся в игрушке химическим веществом, которое в теле человека превращается в яд. Эти игрушки отзываются сейчас по всему миру. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Как часто бывает в подобных случаях, установить, с чего все началось, непросто. Возможно, инициатором тревоги стал профессор химии из Огайо, решивший проверить китайские игрушки на предмет содержания в них свинца. Оказалось, концентрация свинца в краске, которой покрыты игрушки, на несколько порядков превышает санитарную норму. На сегодняшний день из розничной торговой сети отозваны десятки миллионов экземпляров опасных для здоровья детей китайских игрушек, но многие миллионы уже проданы.


В обществе развернулась бурная дискуссия о контроле за товарами как иностранного, так и отечественного производства. Речь идет не только об игрушках, но и о лекарствах, и о продуктах питания.


Как ни странно, у американцев дело контроля за качеством пищи и других товаров повседневного спроса поставлено слабо. Законодательство, трактующее эти вопросы, почти не менялось со времен Теодора Рузвельта, то есть с начала прошлого века. Государственный санитарный инспектор может оштрафовать владельца цирка за дурное обращение со слоном, но не имеет права наказать долларом бойню. В таких случаях производитель, получив извещение Федеральной службы контроля за качеством продуктов питания и медикаментов, добровольно отзывает свой товар из торговой сети. Но если он не заботится о собственной репутации и продолжает поставлять товар или не отзывает его, то все становится намного сложнее.


Сейчас речь идет о том, чтобы наделить правительственные ведомства не только контрольными функциями, но и исполнительными. В прошлом месяце проблемой безопасности товаров широкого потребления озаботился президент Буш.



Джордж Буш: Наш потребитель выигрывает от того, что имеет возможность выбирать среди множества разнообразных товаров, произведенных в других странах мира. И хотя у нас действуют строгие нормы безопасности в отношении продуктов питания и других товаров, мы должны предпринять дополнительные усилия с тем, чтобы вселить в американцев веру в то, что продается в наших магазинах. Они имеют право проверять пищу, которую они едят, лекарства, которые принимают, и игрушки, которые приобретают для своих детей. В прошлом году Соединенные Штаты импортировали товаров почти на два триллиона долларов, поставщиками этих товаров был 825 тысяч импортеров, и большая часть этого импорта безопасна. К сожалению, в последние месяцы американцы стали свидетелями того, как были отозваны из продажи такие товары, как игрушки, зубная паста и еда для животных - из-за сомнений в их безопасности.



Владимир Абаринов: Оказалось, еще в июле президент учредил межведомственную рабочую группу по усилению контроля за импортными товарами. В сентябре группа представила президенту свои рекомендации.



Джордж Буш: В течение многих лет мы полагались на стратегию определения безопасности продукта при пересечении границы. Проблема состоит в том, что растущий поток товаров, поставляемых в нашу страну, делает такой подход ненадежным. Рабочая группа рекомендовала более разумный и эффективный подход, который заключается в том, чтобы обеспечивать безопасность с самого начала производственной цепочки.



Владимир Абаринов: Отдельный план действий касается мер контроля за качеством продукции американских производителей.



Джордж Буш: Ключевой момент обоих планов – наделение Федерального агентства по контролю за продуктами питания и лекарствами правом отзыва недоброкачественных продуктов. Агентство получит возможность принять решение об отзыве в тех случаях, когда производитель отказывается отозвать свой продукт добровольно или отзывает его слишком медленно. С этим новым полномочием агентство сможет действовать быстро, когда перед ним возникнет проблема. Шаг, о котором я объявляю сегодня, потребует взаимодействия между федеральными ведомствами, с иностранными правительствами, частным сектором и организациями по безопасности потребителя. Некоторые возможности есть у исполнительной власти, и мы эти возможности используем. Другие меры нуждаются в законах, и мы будем работать с Конгрессом над соответствующими законами. Все эти шаги требуют ответственности ото всех, кто участвует в деле обеспечения безопасности наших детей, требуют, чтобы эта цель стала приоритетной.



Владимир Абаринов: Деятельное участие в работе межведомственной группы принимал министр здравоохранения и социальных служб США Майкл Левитт. Он рассказал журналистам о том, как действовала эта группа.



Майкл Левитт: Мы разъехались по стране. Я лично отправился в морские порты, на пограничные контрольно-пропускные пункты, грузовые и почтовые терминалы. Я видел процесс инспекции медикаментов, овощей и рыбы. Я побывал в компаниях розничной и оптовой продажи, у торговцев фруктами. Я сам инспектировал различные товары, от дисков автомобильных колес до пряников. Самое впечатляющее во всем этом – это когда ты видишь, какой объем товаров проходит через наши склады ежедневно. В этой стране 300 морских портов, через которые проходят поставки 850 тысяч импортеров. Объем импорта в этом году составит два триллиона долларов. Чтобы дать вам представление о масштабе этой цифры могу сказать, что она вдвое превышает объем экономики Бразилии.



Владимир Абаринов: Меры, предложенные группой, направлены, прежде всего, на повышение ответственности производителя и импортера.



Майкл Левитт: Будут повышены суммы штрафов. Стандарты станут строже. Мы усилим наше присутствие за пределами страны. Обеспечим бóльшую прозрачность. Потребитель вправе знать поставщиков безопасной продукции. Он должен знать, кто из импортеров практикует наилучшие меры обеспечения качества, и рынок будет наказывать всех, кто поставляет некачественные и небезопасные товары. Мы должны быть уверены в том, что потребителю известна эта информация.



Владимир Абаринов: Майкл Левитт, впрочем, не сомневается, что американская система контроля за качеством импорта уже и сегодня вполне надежна, а инциденты с китайскими товарами – исключение из правила.



Майкл Левитт: Я могу с полной уверенностью сказать, что наш продовольственный импорт один из самых безопасных в мире. Система не идеальна. Мы можем улучшить ее. Но мы, к счастью, живем в стране, где эти проблемы выявляются и решаются быстро. Повторяю, мы можем и должны работать лучше, потому что условия меняются быстро. Но я чувствую себя спокойно после того, как своими глазами видел весь процесс.



Владимир Абаринов: Тем временем в нижнюю палату Конгресса внесен законопроект, наделяющий федеральное правительство более широкими полномочиями в этой сфере. Законодатели провели целую серию публичных слушаний на эту тему. Одно из них прошло в комитете Палаты представителей по энергетике и торговле. Член палаты Клиф Стирнс предложил дать компании-импортеру право отказываться от исполнения контракта с тем, чтобы остановить поток опасных для потребителя товаров, изготовленных за рубежом.



Клиф Стирнс: Все мы знаем, о какой стране идет речь. Речь идет о Китайской Народной Республике. Не имеет значения, говорим ли мы о продуктах питания, об активных ингредиентах для фармацевтической промышленности или о свинце в игрушках – все это доставлено сюда


из одного и того же места. И я считаю, Комиссии по безопасности необходима кнопка «стоп», которая останавливает конвейер. Мы слышали от президента компании, торгующей игрушками, что компания вынуждена продолжать получать и складировать содержащие свинец игрушки, потому что она не в силах остановить конвейер – заказы размещены, и товар пребывает по-прежнему, но продавать его компания не может, потому что игрушки эти отозваны из розничной продажи. Я надеюсь, они лишены возможности продать его даже по бросовой цене. Было бы куда лучше для американцев, если бы мы могли просто нажать кнопку «стоп», остановить конвейр на 30, 60, 90 дней – на срок, который представляется нам разумным. Мы должны соблюдать наши обязательства как член Всемирной торговой организации, но давайте же остановим ввоз вредной продукции в эту страну немедленно, а потом разберемся в существе проблемы.



Владимир Абаринов: Член палаты Джэнис Шейковски.



Джэнис Шейковски: Вчера Белый Дом заявил, что президент и народ Америки ожидают от своего правительства, что оно будет неустанно работать над защитой потребителя от недоброкачественных товаров. Не могу не согласиться с этим. Родителей не должна тревожить мысль о том, что игрушки, которыми играют их дети, отравляют их или что детская кроватка убьет их малыша посреди ночи из-за дефектов в конструкции. Большинство американцев предполагает, что правительство уже исполняет свою обязанность. 75 процентов уверено, что правительство проводит проверку детских товаров, прежде чем пустить их ва продажу. Точно так же, как они верят правительству, когда читают на упаковке яиц или курице: «Проверено и одобрено Агентством США по контролю за продуктами питания», точно так же американцы должны быть уверены в том, что правительство делает что-то большее, чем просто сочиняет необязательные для исполнения нормы для отрасли, которая зарабатывает на детях – тех, кто наиболее уязвим.



Владимир Абаринов: Законодатель Дайана Диджитт подвергла резкой критике исполняющую обязанности председателя Федеральной комиссии по контролю за безопасностью потребительских товаров Нэнси Норд.



Дайана Диджитт: Родители Америки находятся в состоянии стресса, и винить их за это нельзя. Сегодня они слышат по телевизору новость, что шпинат, который они купили вчера, заражен кишечной палочкой. Назавтра читают в газете, что игрушечный танк, который они купили сыну, содержит чрезмерное количество свинца. Достаточно, чтобы вселить в любого родителя страх, что он причиняет вред своему ребенку, просто сажая его за обеденный стол или покупая ему игрушки. Сегодняшнее слушание проводит подкомитет по защите потребителя, но я, откровенно говоря, не думаю, что потребитель чувствует себя таким уж защищенным. Он чувствует себя особенно незащищенным, когда речь идет о безопасности детских товаров, и имеет основания для этого. В этом году было более 150 извещений об отзыве детских товаров и игрушек. Это рост по сравнению с 90 случаями за весь прошлый год и 60-ю в 2002 году. Почти половина отозванных товаров – это игрушки с высоким содержанием свинца, опасного для детей. Некоторые, в том числе нынешний председатель Комиссии по безопасности Норд, утверждают, что высокое число отозванных товаров свидетельствует о том, что система работает. Я не согласна. Прежде всего, потому, что очень малый процент игрушек действительно возвращается домой, в страну, где они были произведены.



Владимир Абаринов: Нэнси Норд ответила на обвинения, в том числе на сообщения прессы о том, что она совершала поездки за счет производителей товаров, качество которых она обязана контролировать.



Нэнси Норд: Позвольте мне раз и навсегда опровергнуть миф, поддерживаемый прессой, который гласит, что игрушками у нас занимается один человек. Это не так. На самом деле у нас несколько сотрудников в лаборатории, чья прямая или косвенная обязанность состоит в проверке игрушек. У нас как минимум 60 человек работают на местах и проверяют игрушки.


Далее, коль скоро здесь был затронут вопрос о моих поездках, я хочу прокомментировать его. Я совершила три поездки, которые Вашингтон Пост ставит под сомнение. Две из них – на конференции производителей игрушек, где я и мои подчиненные говорили о нынешних стандартах качества и способах соответствовать этим стандартам. Наши прямые дорожные расходы были оплачены Ассоциацией производителей игрушек. Эта практика, хотя и нехарактерная для меня, находится в рамках закона. Одна из причин состоит в ограниченности средств на эти цели – я лучше потрачу 900 долларов на проверку игрушек и финансирование нашей лаборатории, чем на авиабилет и отель. Если кто-то не согласен с моей позицией, я уважаю их мнение. Но они не обязательно находятся в равном со мной положении и не вынуждены изыскивать средства.



Владимир Абаринов: Не исключено, что нынешний всплеск дискуссий и обсуждений, как контролировать качество товара, - это просто поветрие, которое со временем уляжется. В любом случае потребитель от этого должен выиграть.


XS
SM
MD
LG