Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отставание Америки. Женский вопрос в предвыборной кампании


Хиллари Клинтон считает, что полностью готова к участию в мужском клубе президентской политики

Хиллари Клинтон считает, что полностью готова к участию в мужском клубе президентской политики

Нынешняя предвыборная кампания — самая необычная в истории Америки уже потому, что в ней впервые решается давно решенный в других странах вопрос: может ли женщина стать президентом страны? Успех Хиллари Клинтон, которая уверенно обгоняет во всех опросах общественного мнения других кандидатов от демократической партии, заставил ее конкурентов ужесточить тактику. Хиллари оказалась под таким огнем критики, что в Лас-Вегасе, на последних дебатах демократов, она пошутила, что ей пришлось надеть асбестовый костюм. К обычной ожесточенности предвыборной борьбы на этот раз примешался женский вопрос. Даже Билл Клинтон вступился в защиту жены, оговорив, правда, что его так поступать вынуждает южный кодекс чести, а не политика. Надо сказать, что такая проблема в других частях света показалась бы странной. Кому пришло бы в голову защищать от атаки политиков-мужчин железную леди — Маргарет Тэтчер? Или Ангелу Меркель? Или, если уж на то пошло, лидера нынешней пакистанской оппозиции Бхутто? Америка, однако, дело другое, и женский вопрос в ней еще действительно вопрос.


Америка несколько отстала в вопросе избирательного права женщин. Хотя и не намного. Возможно, современная деловая политически активная дама будет удивлена, если узнает, что женщины впервые получили возможность голосовать лишь в 1893 году в Новой Зеландии. Первой европейской страной, предоставившей своим гражданам обоего пола право избирать и быть избранным, стала в 1906 году Финляндия (точнее — Великое герцогство Финляндское в составе Российской империи) — и сразу же 19 финок были избраны в парламент.


Но прошло еще немало лет, прежде чем политики осознали, что женщины — это особый сегмент электората со своими — отличными от мужских — запросами. После Второй мировой войны избирателей-женщин впервые стало больше, чем мужчин. Кроме того, за годы войны женщины стали гораздо более самостоятельными, удельный вес их мнения в обществе существенно повысился. И началась разработка специальных, ориентированных на женскую аудиторию приемов избирательной кампании. Вот один из самых ранних примеров женской агитации: снятый на кинопленку ролик 1956 года, в котором домохозяйка, отставив в сторону метлу, обращается с призывом голосовать за Дуайта Эйзенхауэра.


Чтобы быть счастливой, важно, чтобы тебе нравились соседи, а ты нравилась им. Вдумайтесь только, как это важно, чтобы весь мир любил и уважал президента Соединенных Штатов. Ни один другой американец не завоевал уважения для нашей страны больше, чем президент Эйзенхауэр. А ведь это буквально вопрос войны и мира. Поэтому я голосую за Айка, — говорит домохозяйка.


Политтехнологи республиканцев подготовили тогда целую серию таких роликов. Вот что говорит в одном из нихз женщина-избирательница:


Меня зовут Лена Вашингтон, я — мать. Я голосую за Айка, потому что он способен дать нам продолжительный мир. Он остановил коммунистическую агрессию в Индокитае, Иране, и непосредственно здесь, в Америке. А еще в Гватемале. Он положил конец Корейской войне. Вот, чем мне нравится Айк, и он получит мой голос.


Далее следует серия интервью с десятью самыми разными женщинами, у каждой из которых своя причина голосовать за Эйзенхауэра. А заканчивается этот материал так:


Многое в нашем будущем зависит от женщин этой страны. Они ведут домашнее хозяйство. Жизнь всей семьи вращается вокруг них. Любые изменения в семейном благосостоянии отражаются, в первую очередь, на них. Они занимаются закупками, следят, чтобы каждый член семьи был хорошо одет и сыт. Но, помимо этого, они еще и хранительницы наших ценностей, чаяний о будущем. На их плечах лежит воспитание наших юных граждан, которым они передают богатое наследие страны, ее любовь к миру и справедливости, ее стремление к демократии. Четыре года назад женщины этой страны отправили Дуайта Эйзенхауэра на работу в Белый Дом. От них, возможно, зависит результат нынешних выборов, а они любят Айка. Им нравится кое-кто еще — Мэми, чья улыбка, скромность и непринужденное очарование делают ее идеальной первой леди. Давайте оставим нашу первую леди в Белом Доме еще на четыре года. 6 ноября голосуйте за Дуайта Эйзенхауэра!


Соперник Эйзенхауэра, демократ Эдлай Стивенсон, не учел в своей кампании женского фактора и, возможно, по этой причине проиграл. Это стало уроком для Джона Кеннеди четыре года спустя.


Диктор: —Это — семья Силлс. Недавно ее посетил Джон Кеннеди.
Джон Кеннеди: — Господин и госпожа Силлс сталкиваются с одной из самых серьезных проблем, с которой сегодня сталкиваются все американские семьи. Эта проблема — значительный рост расходов на повседневную жизнь.
Госпожа Силлс: — Наша арендная плата повысилась, расходы на еду, на одежду, на газ, на электричество, на телефон выросли.
Джон Кеннеди: — А что скажете вы, господин Силлс? Как вам удается содержать двух дочерей?
Господин Силлс: — Нас очень беспокоит их завтрашний день. Мы хотели бы обеих отдать в колледж.
Джон Кеннеди: — Удалось что-нибудь скопить?
Господин Силлс: — К сожалению, пока нет.
Джон Кеннеди: — Думаю, одна из причин роста стоимости жизни — это приверженность нынешней администрации политике высокого банковского процента. Я считаю, мы должны лучше справиться со своей работой в этой области.
Диктор: — Да, мы справимся лучше. Но для этого мы должны избрать человека, которого действительно беспокоят проблемы Америки. Мы должны избрать Джона Кеннеди.


В нынешней президентской кампании женский вопрос имеет особое звучание. Сенатор Хиллари Клинтон уверенно держится на первой позиции среди других кандидатов-демократов, оставляя ближайших соперников далеко позади. В результате, на последних теледебатах однопартийцы-мужчины навалились на нее всем скопом. Особенно усердствовали третий номер, Джон Эдвардс: «Если я ничего не пропустил, то сенатор Клинтон сделала два противоположных заявления в течение двух минут».


И второй — Барак Обама: «Я не могу сказать, высказалась она за или против по этому вопросу».


Хиллари отразила эту атаку своеобразно: ее видеоинженеры смонтировали клип, в котором подложили реплики ее оппонентов на музыку. «Похоже, я стала темой мощной дискуссии и сильнейшего испуга — и неспроста», — говорит Хиллари Клинтон.


А Хиллари Клинтон тем временем поехала на встречу со студентками своей альма-матер — престижного частного женского колледжа Уэллсли в штате Массачусетс. Приняли ее там восторженно. «Когда я здесь училась, у нас был комендантский час по выходным, — сказала Хиллари Клинтон. — Поэтому вечером в субботу и воскресенье шоссе, ведущее к колледжу, превращалось в трассу автогонок Гран-при — мы обгоняли друг друга, чтобы только успеть вернуться вовремя. Мальчиков разрешалось принимать в своей комнате только по воскресеньям, во второй половине дня. При этом мы должны были соблюдать так называемое "правило двух ног" — это значит, что во время свиданий по меньшей мере две из четырех ног должны постоянно касаться пола. Попробуйте как-нибудь на досуге. Как правило, мы начинаем испытывать ностальгию по колледжу, когда уже нашим детям пора идти в колледж. И хотя времена меняются, у этого заведения есть нечто, остающееся неизменным. Этот мирового класса преподавательский состав, который все время подгоняет тебя, не дает расслабиться, эта атмосфера соперничества и товарищества, которая возникает там, где собираются умные и амбициозные молодые женщины. Этот исключительно женский колледж всесторонне подготовил меня к участию в исключительно мужском клубе президентской политики».


Эта последняя фраза стала большим событием в президентской кампании. Комментаторы стали гадать: означает ли она, что сенатор Клинтон намерена «разыграть гендерную карту» или просто, что называется, давит на жалость? Время покажет. Во всяком случае, из 80 миллионов никогда не голосующих американцев значительную долю составляют именно женщины. Это могучий электоральный ресурс.


XS
SM
MD
LG