Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Директор Третьяковки Валентин Родионов защитит музей от обвинений в коррупции


Программу ведет Андрей Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Андрей Гостев: Генеральный директор Третьяковской галереи Валентин Родионов настаивает на том, что российский министр культуры Александр Соколов принес ему публичные извинения. В таком случае Родионов готов отозвать свой иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Глава Третьяковки решил судиться со своим начальником после того, как министр культуры во всеуслышание заявил, что в главной галерее страны процветает коррупция.



Лиля Пальвелева: Не было в истории современной России случая, чтобы с министром надумал судиться его подчиненный. Когда Валентина Родионова спросили, не страшно ли ему, ведь могут и уволить, тот чистосердечно признался…



Валентин Родионов: Страшно. Потому что он министр, а я маленький человек. Но оскорблять Третьяковскую галерею никому нельзя, в том числе и министру культуры. Немножко переживаю, хотя немножко, потому что, если заслуживаю я увольнения, пускай меня уволят.



Лиля Пальвелева: Конфликту Соколова с Родионовым - более двух месяцев. Все началось с того, что министр культуры в момент отправки во Францию выставки «Соцарт. Политическое искусство из России» назвал этот проект «позором для страны», а входящие в него произведения искусства порнографическими. К слову, 17 работ, которые руководству самой галереи показались скандальными, распоряжением этого самого руководства из экспозиции тогда изъяли. В галерею «Мезон Руж» они так и не попали. И все же выставка состоялась, ее и сейчас посещает парижская публика. Вот это то и не дает покоя Александру Соколову. 24 октября на пресс-конференции он сделал следующее заявление (его цитирует Валентин Родионов)...



Валентин Родионов: Слова Соколова: "Это же закон рынка. Если ты прописался в Третьяковской галерее, значит, ты автоматически стоишь дороже. И получается такое вторжение частного капитала в государственную политику, ибо Третьяковка устраивает свои выставки за счет российских налогоплательщиков. И это нельзя назвать ничем иным, как коррупцией".



Лиля Пальвелева: Не любит Александр Соколов актуальное искусство и потому искренне считает, что такие вещи могут оказаться в собрании Третьяковки только за взятки. Примечательно, что и Валентин Родионов не раз признавался: это современное течение ему чуждо. Однако оно есть, а значит, его и изучать, и коллекционировать, и показывать необходимо.



Валентин Родионов: И мы считаем за честь показать эти работы в Третьяковской галерее. И вот если бы эта выставка в Париж не поехала, это было бы позором для России.



Лиля Пальвелева: А вот комментарии по поводу «денег налогоплательщиков»...



Валентин Родионов: Не понятно заявление уважаемого Александра Сергеевича, что пополнение коллекции и фондов соцарта и выставка в Париже были сделаны за счет средств налогоплательщиков. Я совершенно ответственно и серьезно заявляю, что на пополнение коллекции, приобретение этой коллекции и выставку соцарта и в Москве, и в Париже ни одной копейки средств налогоплательщиков не потребовалось. Выставку соцарта в Москве профинансировали "Бритиш Американ Табакко" и Фонд "Новый". Выставку в Париже профинансировал фонд "Общества поощрения художеств". Я это заявляю совершенно официально, и заявление министра мне совершенно не понятно.



Лиля Пальвелева: Кстати, кто-кто, а министр культуры должен был бы знать, сколько бюджетных денег поступает в российские музеи. Уже давно все крупные выставки проводятся при помощи спонсоров.


Но вот что непонятно: обвинения в коррупции прозвучали почти месяц назад, а исковое заявление Валентин Родионов направил в Таганский суд Москвы лишь в минувший понедельник. Отчего не сразу?



Валентин Родионов: Не очень просто критиковать министра и высказать ему какие-то возражения, быстрее не получилось у меня. Я признаюсь, что я ровно неделю назад позвонил Александру Сергеевичу (может, этого не стоит и говорить, но скажу, раз начал) и сказал ему: Александр Сергеевич, я очень оскорблен тем, что вы сказали, что в Третьяковской галерее коррупция, я вас прошу принести публичные извинения перед Третьяковской галереей и передо мной лично. Александр Сергеевич сказал: я, по-моему, этого не говорил. Я ему сказал: Александр Сергеевич, у меня есть запись вашего выступления, вы там дважды сказали, что коррупция в Третьяковской галерее. Ах, вы так ставите вопрос? - спросил министр. Я говорю: это вы его поставили так, а я вынужден обороняться и защищаться. Он сказал: вы мне напишите, а я отвечу вам. Я ему сказал: я писать не буду, я вас еще раз прошу публично извиниться. Тогда он сказал: ну, попробуйте. Положил трубку.



Лиля Пальвелева: А, может быть, пресса поможет образумить Александра Соколова? - надеется Валентин Родионов, который оценил ущерб чести и достоинства в символический один рубль.



Валентин Родионов: Мне не хотелось эту пресс-конференцию проводить, и я бы ее не провел, если бы не обвинения в коррупции. Можно все вытерпеть - и обиды, и за какие-то ошибки поругать нас, но обвинить в коррупции, извините, это чересчур. Я нисколько не сомневаюсь в интеллигентности нашего министра, но мне не понятно, что побудило его это сделать. То ли это ляп - вылетит слово, его не поймаешь, то ли это предвыборные амбиции, то ли это сделано специально. Но никто нас в этом не может обвинить, тем более министр культуры, член правительства. И вся эта скандальная ситуация мне страшно не нравится. Я хотел бы, чтобы она закончилась. И мне кажется это, знаете чем? Кошмарным сном. Я хочу поскорее проснуться. Мне хочется, чтобы этого суда не было, и я прошу вас, коллеги: помогите мне убедить Александра Сергеевича принести публичные извинения, и тогда я исковое заявление отзову. Я знаю, что вы можете это сделать. Я вас прошу, помогите, пожалуйста.



Лиля Пальвелева: Между тем, как сообщил куратор проекта «Соцарт», руководитель отдела новейших течений Третьяковки Андрей Ерофеев, во Франции выставка пользуется большим успехом.



Андрей Ерофеев: Потому что вообще в Париже совершенно другая тема. Им при всем при том, что они сочувствуют мне и моим коллегам, им, конечно, интересно русское искусство, а не то, что тут у нас происходит в плане цензуры. Тем более что в Париже сейчас, после 20-летнего перерыва, опять такая волна увлечения, интереса к русскому современному искусству, и им было любопытно увидеть не только работы художников, которых они уже относительно знают, таких как "Синие носы" или Кулик, но и их предшественников, художников нон-конформизма, которые создали соцарт в 70-е годы. Для многих французов было открытием узнать, что не только Илья Кабаков существовал в это время в Москве, но существовали десятки замечательных художников. И мы достаточно подробно искусство этих людей показали.



Лиля Пальвелева: Ну а злые языки утверждают - министр Соколов со своими нападками сделал выставке хорошую рекламу.


XS
SM
MD
LG