Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Пепел Клауса постучал мне в сердце». Штауффенбергу исполнилось бы сто лет


Инсталляция CelloClaus - имитация футляра виолончели из искусственной кожи, переходящего в эрзац-портфель с порванными «струнами-проводами-артериями»

Инсталляция CelloClaus - имитация футляра виолончели из искусственной кожи, переходящего в эрзац-портфель с порванными «струнами-проводами-артериями»

На днях исполнилось 100 лет со дня рождения Клауса Штауффенберга (Claus Schenk Graf von Stauffenberg), участника неудавшегося покушения на Гитлера. Изломы судьбы потомственного немецкого аристократа вдохновили российскую художницу Анну Кузнецову на создание выставки, которая открылась в небольшой московской галерее «С’Арт».


Анна Кузнецова по образованию сценограф, и хотя ее нынешняя выставка формального отношения к театру не имеет, но именно о нем и вспоминаешь. В такой экспозиции, как в декорациях, мог бы разыгрываться некий спектакль. Выставка Кузнецовой это не произвольный набор самостоятельных произведений, а это целостная среда, составляющие которой — не только вещи, относящиеся к изобразительному искусству, но также музыка и текст. Без него российскому зрителю трудно было бы понять замысел Анны Кузнецовой. Свою выставку она назвала «CelloClaus», соединив в одно слово «виолончель» и имя. По мысли автора проекта, чтобы понять, как случилось, что однажды полковник Клаус Штауффенберг пришел на совещание к Гитлеру с начиненным взрывчаткой чемоданчиком, нужно знание о частной жизни заговорщика.


«Клаус Штауффенберг происходил из очень известной семьи, которая была приближена ко двору королей Вюртенбергских. То есть граф Штауффенберг, также как его два старших брата Бертольд и Александр, появился на свет в неких элитарных условиях, что, в дальнейшем, видимо, и определило его судьбу, потому что это была семья, которая унаследовала фундаментальные понятия о рыцарской чести. Вообще мне кажется, что это история эпическая. Я не ставлю своей целью восстановить историческую правду или историческую справедливость, я рассматриваю этот феномен с точки зрения духовной силы, которая определенно ему понадобилась для того, чтобы совершить непосредственное покушение на фюрера. Я хотела максимально подчинить дисциплине мои эмоции, потому что эмоции меня захлестывали с того самого момента, когда я посетила в июле месяце музей в городе Штутгарте, музей братьев Штауффенберг, который открылся в 2004 году, к годовщине покушения 20 июля 1944-го года. Это место, где прошла их юность, где сформировалось их блистательное домашнее трио, где Клаус играл на виолончели, брат — на скрипке и фортепьяно. Это называется "пепел Клауса постучал мне в сердце", потому что пепел Клауса был развеян по двору Бендлерблока, который я решила обязательно сфотографировать и представить на этой выставке. Во дворе этого Бендерблока были расстреляны Клаус и еще несколько человек, заговорщиков. Клаус был рыцарем Ордена, также как и многие другие. И фактически эта ситуация — это заговор аристократов Ордена, а заговор аристократов, как мы знаем по истории XX века, изначально был обречен на провал, к сожалению», — говорит Анна Кузнецова.


Центральный экспонат выставки CelloClaus — некий гибрид из двух предметов, напоминающих о гармоничном начале жизни и ее трагическом конце. Футляр виолончели, как сиамский близнец, сросся с чемоданом. Из этого объекта отовсюду торчат обрывки толстых красных проводов.


Говорит Анна Кузнецова: «Я пропустила эти провода, чтобы он напоминали не только о том, что было содержимым портфеля, а чтобы они обозначали порванные струны и порванные вены».


Мрачный предмет из черной блестящей кожи, проросший проводами, рифмуется с двумя изображениями по краям от него. Слева — рисунок тушью поверх архитектурного чертежа: мальчик из хорошей семьи, локоны, аккуратная курточка, старательно музицирует. «Что же до чертежа», — говорит Анна Кузнецова, — «то это и план жизни Клауса Штауффенберга, буквально предначертание, и изучавшийся им план волчьего логова, где он собирался установить взрывчатку. Ну а с правой стороны — портрет взрослого Клауса. Образ самого Клауса Штауффенберга сделан в витражном стиле из кусочков черного шелка. Я специально эти кусочки монтировала, чтобы подчеркнуть, что в тот момент каждая аристократическая семья в Германии была раздираема двумя противоречиями. С одной стороны — соображениями патриотизма, с другой стороны — вековой рыцарской чести. И, в общем-то, эти разрозненные кусочки символизируют те противоречия, которые были в них самих».


Еще кусочки черного шелка это, несомненно, траурные ленты. Вообще, строгий черный и белый цвета — основные в проекте. Кстати, снимки здесь тоже черно-белые. На каждом одно и то же изображение повторяется трижды, монтируется встык, так что не сразу осознаешь. Это не стена с монотонным рядом, который так бесконечно тянется, это не трижды на ней укреплен бронзовый венок мемориальной доски, просто мы вновь имеем дело с рифмой.


«Они сканированы так, что они повторяются. То есть каждый вид собран в трех фото для того, чтобы усилить эффект. Это самый трагический момент, двор этого Бендлерблока, где они были расстреляны. Мне показалось, что очень уместным будет, как говорят, слоиться в глазах, чтобы этот эффект прозвучал. Один венок на стене, но я как бы их усилила, по тому аффектному состоянию, которое в тот момент они чувствовали. И, самая важная вещь — последнее небо, которое он мог видеть. Я сфотографировала его от стены, где он стоял. Оно также составлено из трех частей», — говорит Анна Кузнецова.


Есть еще четыре портрета, нарисованные на четырех квадратных листах. На стене они закреплены так, что составляют крест, который — и это очень важно — вписывается в квадрат.


«Это рыцарский крест. Это крест не православный, не католический, а это тот крест, который они носили на знаменах в Средние века. То есть это та форма, которая следовала, чтобы дать отсылку на историческое прошлое этой семьи», — поясняет Анна Кузнецова.


Образы у Анны Кузнецовой многослойны и вызывают у зрителя длинную цепь ассоциаций. Но, куда важнее вот, что. Даже если что-то недодумаешь и не расшифруешь — не страшно. Выставка CelloClaus воздействует, прежде всего, на эмоциональном уровне.


XS
SM
MD
LG