Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Лондоне прошла акция памяти скончавшегося год назад Александра Литвиненко


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Андрей Шарый: Сегодня в Лондоне прошла акция памяти скончавшегося ровно год назад от отравления радиоактивным полонием-210 политэмигранта и бывшего подполковника ФСБ Александра Литвиненко. Выступивший с разоблачительными заявлениями в адрес российских спецслужб, в 2000 году Литвиненко бежал из России и получил политическое убежище в Великобритании. В предсмертном послании Литвиненко обвинил в своей гибели президента России Владимира Путина. Британские правоохранительные органы считают причастным к убийству Литвиненко другого бывшего офицера ФСБ Андрея Лугового, выдачи которого безрезультатно добиваются у Москвы. Российская генеральная прокуратура, ведущая собственное расследование, обвиняет Лондон в нежелании проводить объективное расследование. Верные Владимиру Путину политики считают историю гибели Литвиненко чрезмерно политизированной.


Говорит председатель комитета Государственной Думы по международным делам Константин Косачев.



Константин Косачев: Я убежден в том, что мы можем совместными усилиями установить правду, установить истину, но для этого нужно отказаться от политизации данного дела и перейти на 100-процентно прагматические позиции. Потому что если есть какие-то претензии и подозрения в отношении российского гражданина, то в России есть своя конституция, свое законодательство, и мы вправе претендовать на то, чтобы иметь всю полноту информации прежде, чем принимать какие-то решения. И когда нам отказывают в предоставлении всей полноты информации, то это заведомо является политизацией дела и следствие заводит в тупик. Осадок, безусловно, остался. Когда суверенной стране России рекомендуют поменять конституцию в каких-то целях, это, безусловно, оставляет очень неприятный осадок на очень долгое время. Но я надеюсь, что этот досадный инцидент в российско-британских отношениях уйдет в прошлое.



Андрей Шарый: Живущий в Лондоне опальный политик и предприниматель Борис Березовский политическую ответственность за убийство Литвиненко возлагает на Владимира Путина. Гибель своего товарища Березовский считает логическим продолжением цепочки смертей политиков в России середины 2000-х годов. Политика западных стран Березовскому кажется предательской.



Борис Березовский: Я считаю, что это произошло, по крайней мере, в 2002-2003 году, уже происходило, я имею в виду, поскольку совместно, по инициативе Юшенкова и Головлева, и моей инициативе вы начали строительство партии "Либеральная Россия". В 2002-2003 году были убиты двое из тех людей, которые это организовывали. А Запад, прежде всего США несут огромную ответственность за то, что они поощряли режим Путина, продолжают поощрять режим Путина. И в этом смысле именно Запад, который занял в менталитете русских, по крайней мере, в менталитете советских, которые осуществляли эту революцию 90-х годов, Запад все-таки им казался опорой, а оказалось, что это болото, которое засасывает тех, кто действительно пытался построить демократию в России. И в этом смысле Запад занял абсолютно предательскую позицию. Предательскую, потому что как бы выполнял роль агента демократии, а агент оказался предателем. Мы думали, что есть на что опираться, а оказалось, напротив, нас просто тянули в болото. И поддержка режима Путина - это явная демонстрация не только недальновидности Запада, но и предательства по отношению к тем в России, кто действительно верил в демократию.



Андрей Шарый: Российское общество в целом безразлично относится к истории гибели Александра Литвиненко. О причинах размышляет один из лидер демократического движения начала 90-х годов, академик Юрий Рыжов.



Юрий Рыжов: Во-первых, потому что они потеряли интерес к внутренней политике России, поняв, что тут ничего хорошего не сделаешь и никак не повлияешь. Остается прагматика - газ, нефть и все. Это сейчас никому не по силам всерьез поднять, потому что вы видите, какая информационная блокада есть, тем более в связи с выборами все акценты переставлены, в связи с поиском национального лидера. То есть подконтрольные государству средства массовой информацию, в первую очередь ТВ, все это дело замазало совершенно другими масляными красками. Были опросы на эту тему уже неоднократно, и Левады, и прочие всякие опросники. Преобладает мнение: все мерзавцы, одна шайка и так далее - что Литвиненко, что этот парень, которого обвиняют в отравлении. Дурной фарс.



Андрей Шарый: Анализом расследования убийства Александра Литвиненко занимается живущий в Великобритании историк российских и советских спецслужб Борис Володарский, знакомый со многими фигурантами этого дела и работающий с конфиденциальными источниками. Он автор многих аналитических публикаций в международной печати о деле Литвиненко-Лугового. С Борисом Володарским беседовала корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Наталья Голицына: Появились ли какие-то новые версии у следствия или какие-то новые обстоятельства?



Борис Володарский: У следствия новых версий не появилось. По-прежнему остается единственная версия, что одним из самых подозреваемых людей является Андрей Луговой. Очень большое количество обстоятельств появилось, очень много возникло с тех пор, как был убит Саша. Один из интересных развитий в этом направлении является попытка России перевести дело на английскую сторону. В последнее время, как я знаю из конфиденциальных источников… которые поступили ко мне из Италии, очень активная работа проводится в Италии. Российская прокуратура получила разрешение на допрос с пристрастием, если можно так сказать, Марио Скарамеллы. Они пытаются обвинить его в убийстве Александра Литвиненко, пытаются построить комбинацию в таком роде, что как будто бы Скарамелла действовал по указанию западных, в частности, английских спецслужб, с согласия своего шефа, сенатора Паоло Гудзанти, который возглавлял комиссию Митрохина, которая расследовала действия КГБ в Италии. Пытаются склонить Скарамеллу к признанию, что это он, зная это или не зная, отравил Литвиненко, и он был как бы орудием в руках английских спецслужб, а не Луговой совершенно, построить дело против Великобритании, против английских служб. То есть российское следствие пытается создать версию, что Литвиненко и Борис Березовский работали якобы на английскую разведку Ми-6, и в какой-то момент Литвиненко был отравлен Скарамеллой как будто бы, и что российская сторона вовсе не при чем.



Наталья Голицына: Видимо, обращаясь к итальянским властям с запросом о допросе Скарамеллы, российские спецслужбы каким-то образом объясняют, на чем основаны их подозрения?



Борис Володарский: В день отравления Литвиненко, 1 ноября, он имел три встречи. Одна встреча, о которой мало кто знает, происходила днем, в районе часа дня, и на этой встрече присутствовал Луговой и Литвиненко, это доказано, поскольку есть свидетели. Вторая встреча происходила в 15 часов, когда Литвиненко встретился со Скарамеллой по его просьбе, и на эту встречу, безусловно, подтолкнул Скарамеллу Евгений Лимарев, который послал три очень тревожных, угрожающих имейла о том, что жизням Литвиненко, Гудзанти, Березовского угрожает опасность. Третья встреча произошла в 16:30 в баре отеля "Миллениум", где Литвиненко встречался с Луговым и Ковтуном. Естественно, что все эти встречи под очень большим вниманием, они, конечно, изучаются и исследуются и службами, и следствием. И понятно, что во время одной из этих встреч... безусловно, установлено, что во время первой встречи, то есть днем, когда Литвиненко встречался с Луговым и неизвестным, было отравление, потому что после этого Литвиненко оставлял следы радиоактивные. Естественно, что в российские службы пытаются подтянуть Скарамеллу, поскольку он все-таки встречался с Литвиненко 1 ноября.



Наталья Голицына: Британская газета "Дейли Мейл" опубликовала материал со ссылкой на дипломатические источники и источники в спецслужбах, сообщающий о том, что Литвиненко якобы был платным агентом Ми-5 и получал, сообщается цифра, 2000 фунтов в месяц. Как-то пересекаются эти две линии - то, что сообщает Луговой о том, что его якобы Литвиненко собирался или пытался завербовать, и эта версия?



Борис Володарский: Я разговаривал с редакцией и с редакторами, которые занимаются спецслужбами из газеты "Дейли Мейл", которая опубликовала эту абсурдную версию, совершенно абсурдную. Они сами, сотрудники редакции, были очень недовольны этой публикацией. Ведь и газета сама, и журналисты, которые опубликовали эту версию, не дают конкретных имен. Они говорят, что некие источники в Форин-офисе, в западных или британских службах якобы им сообщили, но никто не открыл, кто сообщил, какая фамилия сотрудника, какой уровень, насколько он разбирается. Думаю, что это совершенно нереально. Во-первых, там было сказано, что Литвиненко сотрудничал не с Ми-5, а с Ми-6, то есть с британской разведкой, что на самом деле совершенно невероятно, поскольку он же находился в Великобритании, он не выезжал почти или выезжал очень мало, не имел возможности собирать разведданные, которые интересуют Ми-6, не имел контактов, необходимых для сбора разведывательной информации, профессионально не был подготовлен для этой работы. Британская служба не выплачивает регулярную зарплату. Если британской разведслужбе необходимо получить определенную информацию, они могут пригласить человека на консультацию, могут оплатить эту консультацию, но, естественно, речь не может даже и близко идти о 2000 фунтах в месяц, тем более регулярной зарплаты. Газета сообщала, что якобы Литвиненко завербовал Джон Скарлетт, нынешний шеф британской службы Ми-6. Я подробнейшим образом познакомился с его биографией, с датами его работы и совершенно четко могу сказать, что у него не было ни малейшей возможности завербовать Литвиненко. В свое время он находился в Москве, когда Литвиненко был в Лондоне, потом он возглавлял объединенную службу, которая контролирует разведорганы, и, соответственно, не занимался разведкой, а после этого был назначен шефом британской разведки, а шеф британской разведки, мы хорошо знаем, не вербует лично сотрудников. Да и Литвиненко не был заинтересован в сотрудничестве с британскими службами. Известно, когда он приехал в Лондон 1 ноября 2000 года, он сразу сообщил о том, что он не заинтересован в сотрудничестве с британской разведкой.



Наталья Голицына: Есть ли какие-нибудь новые данные о происхождении полония-210, которым был отравлен Александр Литвиненко?



Борис Володарский: Новых данных нет. Но уже давно те, кто занимается внимательно этим случаем, знают, что полоний-210 наверняка происходил из России, не только потому, что Россия является крупнейшим поставщиком полония, но и потому что в других странах он просто не производится, нет необходимости в этом. Мы должны ясно понимать, что речь идет про яд, в составе которого находился полоний. Так же как в свое время было сказано, что, скажем, президент Украины Виктор Ющенко был отравлен диоксином, что не совсем правильно, на самом деле он был отравлен достаточно комплексным ядом, в состав которого входил диоксин. Литвиненко был отравлен сложным комплексным ядом, в состав которого входил полоний-210. С точки зрения специалистов, которые изучают вопрос достаточно глубоко, предполагается, что этот полоний происходит из Самары. В Самаре находится очень крупный российский ядерный исследовательский комплекс, который имеет две лицензии на работу с полонием. Кроме этого, имеют лицензию еще две организации в России, которые, безусловно, непричастны к этому делу. Скорее всего, как я думаю, внутри самарского комплекса и скрыта та специальная лаборатория, которая работает на ФСБ-СВР.



Наталья Голицына: В недавней статье, которую написали вы в соавторстве с Олегом Гордиевским в одной из польских газет, вы упомянули о том, что Литвиненко, возможно, был убит за свою работу, за свое сотрудничество с комиссией Митрохина в Италии. Не могли бы вы прояснить этот вопрос?



Борис Володарский: Я еще больше уверен с тех пор, как была опубликована статья в "Газете Польска", что Литвиненко, безусловно, был убит из-за того, что он сотрудничал с комиссией Митрохина итальянского парламента. Был очень большой комплекс сотрудничества, и сотрудничество началось в 2004 году в январе. Я недавно получил рапорт - свидетельские показания Марио Скарамеллы, которые он дал британской полиции. Это очень большой документ, на 21 странице очень подробно рассказывается о том, как происходила встреча, рассказывается, как они сотрудничали очень много. Из документа и, кроме того, из показаний самого Скарамеллы, из документов, которые удалось достать сенатору Паоло Гудзанти, который работает над книгой, она выходит через несколько месяцев в крупнейшем издательстве Италии, совершенно ясно, что Литвиненко, как только начал сотрудничать с комиссией, стал получать угрозы, семья стала получать угрозы, потом, в октябре 2004 года в дом была брошена бомба, так называемый "коктейль Молотова", был арестован его брат Максим в Италии, пытались экстрадировать его в Россию, возбудить уголовное дело, и повезло только в том, что он попросил политического убежища в Италии, его из-за этого освободили, и он стал ждать политического убежища. Оказался очень большой психологический нажим на Литвиненко, потому что он мог выявить очень большой комплекс вопросов. Во-первых, он, в силу своей осведомленности из-за его личной деятельности в России, как офицера ФСБ, по работе против организованной преступности, достаточно хорошо знал о махинациях высокопоставленных офицеров ФСБ по отмывке денег, по нелегальным банковским операциям. Кроме того, он говорил и настаивал на том, что нынешний премьер Италии Романо Проди является человеком КГБ. Он боролся против организованной преступности, против российской мафии, выявил целый ряд моментов в Италии, в результате чего люди были арестованы, нелегальные поставки оружия были приостановлены. Это целый комплекс вопросов. Поэтому сейчас ясно, что единственным мотивом, который мог быть у российских спецслужб для того, чтобы убить Литвиненко, было его сотрудничество с комиссией Митрохина. Гудзанти дал очень интересные данные. Саша посетил Италию минимум 12-13 раз за несколько месяцев его сотрудничества, дал 100 часов интервью с итальянскими властями, где он рассказывал о преступной деятельности российских представителей и российских служб, в том числе и на территории Италии. Поэтому, думаю, тут нет сомнений.



Наталья Голицына: Каким вам видится завершение этого дела? Закончится ли оно судебным процессом?



Борис Володарский: Боюсь, что нет. Россия предприняла все возможное. Российский президент лично взял под свое покровительство Андрея Лугового, и не зря Луговой, который даже и не помышлял о позиции политика, о роли политика, вдруг неожиданно стал баллотироваться в Государственную Думу. Думаю, что никаких шансов нет у британского правосудия получить Лугового, а соответственно, не будет легальной возможности узнать, что же на самом деле произошло в Англии 1 ноября 2006 года.


XS
SM
MD
LG