Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Король и Чавес: Испания обсуждает, стоит ли развивать отношения с Венесуэлой


Ирина Лагунина: На проходившем недавно в Чили так называемом Иберо-американском «саммите» с участием Испании и латиноамериканских стран случился скандал. Известный своей эксцентричностью венесуэльский лидер Уго Чавес стал публично бранить бывшего испанского премьера Аснара, а испанский король, возмутившись, предложил ему, довольно не в дипломатичной форме, замолчать. Чавес обиделся, а в Испании возникла полемика вокруг целесообразности поддержания каких-либо отношений с его режимом. Из Мадрида с подробностями – Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Ввиду дряхлости и болезни кубинского диктатора Фиделя Кастро, президент Венесуэлы Уго Чавес претендует на лидерство среди латиноамериканских «революционеров». Он носит красную рубашку, называет себя «боливарианцем», то есть последователем Симона Боливара, освободившего Венесуэлу в 19 веке от испанского владычества, скупает во всем мире оружие, водит дружбу, помимо Кастро, еще и с иранским, белорусским и российским режимами.


А «истинному революционеру» нужно постоянно с кем-то бороться, кого-то «разоблачать». В качестве объекта для нападок, отмечают наблюдатели, Чавес избрал на этот раз бывшего испанского премьера Хосе Марию Аснара, который, впрочем, на встрече в Чили не присутствовал. Но, по словам Чавеса, именно Аснар своей критикой в его адрес мешает счастливой жизни венесуэльского народа:



Уго Чавес: Он ездит по Европе, рассуждает о моем радикализме и популизме, о возвращении коммунизма и опасности, которую я представляю для народов нашей Америки. Этот бывший испанский премьер до сих пор приезжает сюда, чтобы продавать нам свои идеи. Речь идет о подлинном фашисте.



Виктор Черецкий: Определение «фашист», употребленное по отношению к лицу, которое до 2004 года восемь лет находилось у власти в Испании, не понравилось нынешнему испанскому премьеру Хосе Луису Родригесу Сапатеро. В перерыве между заседаниями чилийского «саммита» он заявил журналистам:



Х.Л.Родригес Сапатеро: Я хочу напомнить президенту Венесуэлы о наличии главного правила: в отношениях между людьми и государствами надо проявлять взаимное уважение, невзирая на идеологические разногласия.



Виктор Черецкий: Эти слова, по мнению наблюдателей, только раззадорили главного «боливарианца», и в своем следующем выступлении он опять назвал Аснара «фашистом». На этот раз не стерпел испанский король Хуан Карлос. Он без всякого протокола предложил Чавесу замолчать, а сам покинул зал заседания. Лидер Венесуэлы, как свидетельствуют присутствовавшие на саммите журналисты, явно почувствовал себя после этого «героем». Обвинения и угрозы в адрес Испании не заставили себя долго ждать:



Уго Чавес: Как может премьер-министр Испании, считающийся социалистом, защищать фашиста и тем самым грубо попирать правду? Как может король унижать в моем лице достоинство народа Венесуэлы? В таких условиях трудно иметь нормальные отношения с Испанией. В настоящее время я пересматриваю политические, дипломатические и экономические отношения с этой страной. Испанским предприятиям, работающим в Венесуэле, отныне придется больше отчитываться о своей деятельности. Я лично буду их контролировать.



Виктор Черецкий: Надо отметить, что если над выпадами Чавеса в адрес Аснара, известного своими ультраконсервативными взглядами, многие в Испании просто посмеялись, то угрозы «разобраться» с испанскими предприятиями в Венесуэле, работающими и в нефтяной отрасли, и в системе телекоммуникаций, и во многих других сферах, были восприняты всерьез. В Мадриде началась полемика вокруг того, как в дальнейшем относиться к Чавесу, ведь до сих пор правительство Родригеса Сапатеро поддерживало с ним нормальные и даже дружеские отношения. Консервативная оппозиция в лице Народной партии, хотя и поблагодарила правительство за поддержку своего почетного председателя Аснара, все же считает, что высказывания венесуэльского лидера во многом вызваны слишком либеральным отношением к нему со стороны премьера Родригеса Сапатеро. Глава консерваторов Мариано Рахой:



Мариано Рахой: Это чрезвычайно опасный инцидент. Ничего подобного раньше не случалось. Наше правительство выбрало себе неподходящих союзников и друзей, а теперь мы пожинаем плоды этого выбора. Речь идет об опасных связях Испании, о «друзьях», которые оскорбляют испанцев. Ответ премьер-министра Чавесу был адекватным, но он прозвучал слишком поздно. Наша внешняя политика претерпевает глубокий кризис. Мы утратили то уважение и влияние на международной арене, которым пользовались в прежние времена. Король смело выступил в защиту Испании и, таким образом, выразил чувства всех испанцев.



Виктор Черецкий: Реакция короля на выпады Чавеса также понравилась политическим иммигрантам из Венесуэлы, живущим в Испании. Говорит венесуэльская журналистка Лаура Пуче:



Лаура Пуче: Нам понравилась реакция монарха, потому что мы давно ждали, что кто-нибудь поставит Чавеса на место. Этот деятель не воспитан и не умеет себя вести в обществе. Это всем давно и хорошо известно, но дипломатическая этика до сих пор никому не позволяла сделать ему замечание. Так что мы крайне благодарны Его Величеству за урок, преподанный Чавесу. Вместе с тем, нам никогда не нравилась поддержка, которую оказывало испанское правительство нынешнему венесуэльскому режиму.



Виктор Черецкий: Между тем, несмотря на уверения консерваторов, что король «выразил чувства испанцев», далеко не все они поддержали монарха и осудили Чавеса. И на это есть ряд причин. Во-первых, отмечают независимые наблюдатели, коль скоро король садится за один стол с такими деятелями как Чавес, то должен набраться терпения и вести себя сдержанно, хотя бы во имя экономических интересов своей страны. Ну а если невмоготу, то не следует иметь никаких отношений с подобным режимом, как не имеют их многие демократические страны.


Кроме того, в Испании у Чавеса есть и откровенные сторонники: из числа левых – социалистов и коммунистов. Говорит политолог Пилар Риос, близкая к правящей в Испании Социалистической рабочей партии.



Пилар Риос: Чавес является демократически избранным президентом. Некоторые средства информации называют его диктатором-«каудильо»... Но он никакой не «каудильо» - он президент, избранный народом. И с этих позиций он обвиняет Аснара, который без конца ездит по Латинской Америке и чернит его в глазах общественности. Так, Аснар постоянно называет Чавеса «повстанцем». Да, он действительно когда-то восставал с оружием в руках против коррумпированного режима своей страны. Но он отсидел за это в тюрьме, а потом неоднократно избирался на демократических выборах законным президентом. Так что довольно оскорблять его на всех подряд международных форумах!



Виктор Черецкий: Между тем многие наблюдатели, как внутри Венесуэлы, так и за ее пределами, подвергают сомнению именно законность пребывания Чавеса у власти, ввиду методов, благодаря которым он всякий раз оказывается переизбранным на посту главы государства. Более того, 2 декабря в Венесуэле пройдет референдум по изменению конституции. Новый основной закон страны даст Чавесу право оставаться во главе государства пожизненно, по своему усмотрению вводить чрезвычайное положение, использовать армию в политических целях внутри страны, назначать глав местных самоуправлений, которые раньше избирались, и распоряжаться центральным банком и его валютными запасами.


Журналистка Лаура Пуче:



Лаура Пуче: Разумеется, его избирают, но какими методами! Ни в одной нормальной стране такие выборы не могут считаться законными. Чавес придумал голосование с помощью электронных машин. Так что результаты можно легко подделать. Следов никаких не остается. Центральная избирательная комиссия полностью состоит из доверенных лиц режима. Бывший глава этой комиссии, который обеспечивал Чавесу победу на предыдущих выборах, назначен им за заслуги вице-президентом республики. И это, несмотря на то, что закон запрещает назначать чиновников на подобные должности. Что касается реформы конституции, референдум по которой должен состояться 2 декабря, то в ней Чавес ничего нового не придумал: все сделано по кубинским стандартам. Чтобы обеспечить себе очередную победу, Чавес вооружил своих сторонников. Речь, в основном, идет о лицах без определенных занятий, который получили от президента деньги и оружие. Терять им нечего. Раньше они просто слонялись без дела по улицам, а теперь у них есть все – оружие, деньги и лидер, который ими руководит.



Виктор Черецкий: Все эти факты довольно известны. Однако испанские левые признавать их не желают, как отмечают наблюдатели, по идеологическим соображениям. Наоборот, действия Чавеса оправдываются, как в свое время действия Фиделя Кастро, интересами народов Латинской Америки. Депутат испанского парламента Гаспар Льямасарес, координатор Объединенной левой коалиции:



Гаспар Льямасарес: Некоторые говорят, что на испанские предприятия в Венесуэле и в других латиноамериканских странах покушаются местные власти. Но при этом забывают, что в свое время наши предприятия получили огромные доходы в Латинской Америке, а теперь левые правительства Венесуэлы и других стран хотят, чтобы выгоду от деятельности этих предприятий на их территории имели и местные жители. Это логично.



Виктор Черецкий: Однако, многие наблюдатели не согласны с лидером испанских левых. Они полагают, что «разобраться» с испанскими предприятиями Чавес захотел не для того, чтобы пополнить свою итак распухшую от нефтедолларов казну, а из совсем иных соображений. Скорее всего, отмечают политологи, речь идет, о нападках на Испанию с целью создания образа очередного «врага», виновника народных бед. «Врага», так необходимого любому авторитарному режиму для оправдания самого своего существования. Ведь выпады против Аснара, та настойчивость, с которой Чавес называл его «фашистом», носили явно провокационный характер – с целью испортить отношения с Испанией. Венесуэльская журналистка Лаура Пуче:



Лаура Пуче: Чавес и компания проводят агрессивную политику. Для этого им надо пичкать народные массы разными выдумками. Использование в качестве объекта нападок американского президента Буша, и вообще, тема «гринго», как главного недруга, народу уже изрядно надоела. Так что теперь входит в моду тема испанских захватчиков, которые якобы грабили и продолжают грабить коренные народы Латинской Америки. Под эти разговоры можно прибрать к рукам и испанские предприятия.



Виктор Черецкий: Другой политолог – испанец Габриэль Арбиак также считает, что нагнетание напряженности, в том числе в отношениях с Испанией, – часть политики, направленной, с одной стороны, на приобретение популярности среди маргинальных слоев населения Латинской Америки, а с другой, на «закручивание гаек» в самой Венесуэле, что нужно для перехода к откровенной диктатуре. Габриэль Арбиак:



Габриэль Арбиак: Чавес копирует свою модель общества с кубинской. И это весьма тревожное явление. Не секрет, что Кастро считает его своим преемником в Латинской Америке. Оба они надеются, что распространению их «революционных» идей на континенте поможет экономический потенциал Венесуэлы, располагающей, в виду запасов нефти, значительно большими возможностями для подобной экспансии, чем Куба. Мы видим, что эта идеологическая экспансия осуществляется за счет интересов населения Венесуэлы, уровень жизни которого постоянно падает. И никого не должен смущать тот факт, что Чавес пришел к власти, в отличие от Кастро, вполне легальным путем. Гитлер в свое время тоже получил власть, победив на выборах. Теперь остается лишь ждать, когда Чавес окончательно покончит с элементами демократии и перейдет к диктатуре.



Виктор Черецкий: Что касается представителей венесуэльской оппозиции, то для них диктатура в Венесуэле уже установлена. Для того, чтобы она приняла классические формы, осталось совсем немного – закрыть выезд из страны. Говорит венесуэльский политолог Алехандро Ковальски:



Алехандро Ковальски: Очевидно, что у Чавеса все идет по плану. Он закрывает оппозиционные телеканалы. Нарушает права человека – преследует всех несогласных со своим режимом. Проводимые им выборы – это сплошной фарс, так что у нас есть все основания говорить о том, что диктатура в Венесуэле уже существует. Этого не замечают только те, кто ничего не хочет видеть. Последний камень в построение диктаторской системы он положит, когда окончательно закроет границы для выезда недовольных. Ограничения уже введены. Чтобы, к примеру, выехать с ребенком, нужно оформить огромное количество документов. Так что все идет к тому, что выезд скоро совсем запретят, как на Кубе.



Виктор Черецкий: Свое видение режима Чавеса есть и у испанского журналиста и политолога Сесара Видаля.



Сесар Видаль: Режим Чавеса – особый. Он представляет собой смешение двух типов диктатуры, характерных для Латинской Америки. С одной стороны, он вобрал в себя худшие традиции военных режимов. С другой, тесно связан с левацкими течениями в Латинской Америке. И процесс становления диктатуры в Венесуэле проходит тоже своеобразно. Речь не идет о классическом варианте быстрого «революционного перехода», как было, к примеру, на Кубе. Чавес уничтожает демократические институты страны постепенно: законодательные органы, независимые суды и средства информации. Таким образом, переход Венесуэлы к диктатуре для многих до недавнего времени оставался незамеченным. Чавес, который готовит себя в приемники Кастро, не торопился, пока его кумир находился в полном здравии. Теперь, с болезнью Кастро, похоже, пришло время для более решительных действий, поскольку надо доказать всему миру, что именно он является наследником Фиделя.



Виктор Черецкий: Ну а пока президент Венесуэлы предложил испанскому королю попросить у него – у Чавеса – прощение. Дескать, попроси прощение, а я оставлю в покое испанские фирмы. Как отмечают наблюдатели, вождю «боливарианцев» очень хочется услышать извинения со стороны главы государства, которому некогда Венесуэла принадлежала на правах колонии.


XS
SM
MD
LG