Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

15-летие российского отделения экологической организации Гринпис


Ирина Лагунина: На этой неделе исполняется 15 лет российскому отделению «Гринпис»– одной из самых авторитетных неправительственных экологических организаций. О том, какими качествами должен обладать профессиональный защитник природы, о достижениях российского Гринпис и его планах на будущее корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова побеседовала с представителем экологической организации Евгением Усовым…



Евгений Усов: Самое главное, конечно, иметь искреннее желание что-то сделать. Потому что здесь за зарплату работать довольно сложно и просиживать дни совершенно бессмысленно. Потому что у нас все упирается в конечный результат - мы должны добиться конечного результата, иначе тогда вся деятельность является совершенно бессмысленной. Поэтому в первую очередь целеустремленность. Я не хотел бы говорить громких слов, но все-таки скажу, что самоотдача целеустремленность, действительно иногда способность принести в жертву свои личные интересы – это, наверное, самое главное. Естественно, все люди, которые у нас работают, они все-таки имеют профессиональные навыки каждый в своей области, которой они занимаются – это безусловно.



Любовь Чижова: Я часто захожу на ваш сайт и у вас есть такой специальный раздел – волонтеры. Много у вас добровольцев таких и кто это?



Евгений Усов: К сожалению, пока не так уж много. Вообще добровольчество в России достаточно слабо развито. Сложно говорить о причинах, наверное, целый комплекс причин и исторических, и финансовых, и разных прочих. Но действительно волонтеры - это одно из важных дел в нашей работе, потому что без них довольно сложно было бы нам существовать. Ведь есть огромное количество довольно сложных дел, которые тоже необходимо делать, например, разыскивать незаконные свалки тушить пожары лесные, сажать лес там, где он исчез. То есть огромное количество небольших, но очень конкретных дел, которые волонтерам как раз по плечу и они помогают очень. Самое интересное, что эти люди получают никаких денег, никаких политических дивидендов, они просто хотят что-то сделать своими руками, это приносит им некое моральное удовлетворение, они начинают себя уважать и, кроме того, приобретают бесценный опыт, который в будущем им пригодится.



Любовь Чижова: Евгений, деятельность Гринпис на слуху, вы одна из самых активных экологических организаций, вы активно защищаете природу и у некоторых людей возникает вопрос, а кто вас финансирует?



Евгений Усов: Да, к сожалению, этот вопрос постоянно возникает. Хотя было бы чего проще зайти на сайт, там все написано, все расписано, никаких тайн нет.



Любовь Чижова: Будто бы вы существуете на деньги тех самых предприятий, которые загрязняют природу.



Евгений Усов: Бессмысленное предположение. Понятно, кто его распространяет, эти домыслы. Но любой здравомыслящий человек, умеющий логически мыслить, поймет, что этого не может быть. Потому что если бы было так, мы не могли бы существовать. У нас есть принцип совершенно незыблемый, который с самой начала Гринпис вообще и соблюдается везде, по всему миру и в том числе в России. Мы никогда не берем деньги ни у политических организаций, ни у государственных, ни у коммерческих каких-то структур, потому что это невозможно. Конкретный пример можно привести: нам часто предлагают, например, какие-то коммерсанты деньги, предложили какой-то банк сто тысяч долларов, мы бы взяли, а потом этот банк начал бы финансировать какой-то экологический проект опасный по строительству нефтепереработки, по строительству нефтепровода или по вырубке особо ценных лесов, мы бы не могли с ним бороться, потому что мы не можем. Они нам дают деньги, значит мы им чем-то обязаны. Поэтому, чтобы не возникало таких идиотских ситуаций, чтобы мы были действительно независимыми, чтобы мы по сути дела зависели и отчитывались только перед людьми, то есть перед нашими гражданами, россиянами, мы берем деньги только от конкретных людей, которые своими взносами помогают нам работать. К примеру, кто-то дает сто рублей, кто-то дает тысячу рублей.



Любовь Чижова: То есть вы существуете на добровольные пожертвования?



Евгений Усов: Исключительно на добровольные пожертвования и бывают еще так называемые целевые гранты, могут давать только независимые фонды, не связанные ни с государственными, ни с промышленными корпорациями.



Любовь Чижова: Зарубежные фонды?



Евгений Усов: Любые. Вся наша бухгалтерия открыта, любой человек может проверить, каждый год мы проходим аудит независимый, естественно, не только независимый, но и обязательный. Вся информация открыта, то есть никаких нарушений в этом плане у нас нет.



Любовь Чижова: С деньгами покончено, давайте о работе. Наиболее серьезные проекты Гринпис в России, которые были реализованы за 15 лет? Я понимаю, что вы сделали очень много работы, о вас было слышно все эти 15 лет. Но тем не менее, чем вы можете гордиться?



Евгений Усов: Достаточно много у нас достижений, которые каждый по-своему интересны. К примеру, может ли какая-то организация похвастаться, что выиграла суд у президента России? Наверное, вряд ли, сейчас это вообще невозможно. Однако у нас был такой случай, и мы действительно у президента Ельцина выиграли суд и отменили его указ, который разрешал ввозить ядерные отходы к нам на хранение. Другой, например, случай: мы провели расследование незаконных вырубок в Приморском крае, и эта тема была очень остро поставлена на встрече «большой семерки», которая проходила примерно в это же время в Японии. И с тех пор многие страны мира стали вводить достаточно жесткие ограничения, жесткие проверки, чтобы не получать, не покупать древесину, которая, грубо говоря, уворована будь то в России, будь то в Бразилии или в какой-то другой стране. Для нашей страны, в которой лесная мафия преуспевает очень сильно, это, конечно, более чем важная вещь. Взять Байкал тот же, совсем недавний успех. Мало кто мог поверить, что удастся отстоять наше священное озеро, потому что государственная нефтяная компания решила строить нефтепровод и вся вертикаль власти поддерживала. Но в конечном итоге народ встал с колен, скажем так, и общественный протест, который выплеснулся далеко за пределы России и поддержка многим организациям, которые работали по этой проблеме в России, была из-за рубежа, в общем все это закончилось тем самым знаменитым росчерком фломастера, который перенес нефтепровод от Байкала. То есть подобных достижений довольно много.



Любовь Чижова: Ваш принцип - критика действий властей или вы можете вступать с властью в диалог?



Евгений Усов: Естественно, хотя мы стараемся быть независимыми, тем не менее, мы открыты для любого диалога, это постоянно присутствует. И те структуры государственные и коммерческие, которые все-таки сохраняют здравый смысл, они довольно часто с нами советуются и пытаются проводить какие-то переговоры и согласовывать позиции. Одно из величайших достижений, когда одна из самых крупных лесоразрабатывающих компаний мира объявила мораторий, когда мы ей доказали, что это нужно сделать, объявила мораторий на вырубку особо ценных лесов в Карелии. Но а самый последний пример - с олимпиадой в Сочи. Хотя нас всегда во всех средствах массовой информации обвиняют, что мы против олимпиады, но мы не против олимпиады, мы против того, чтобы во имя олимпиады нарушался и российский закон, и международные соглашения. Строительство этих объектов угрожает объектам Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. И мы тоже смогли доказать в определенной степени свою позицию, свою правоту многим структурам. И по решению Международного олимпийского комитета и наш российский олимпийский комитет все-таки вынужден был какие-то планы пересматривать. И сейчас эта работа продолжается. То есть мы всегда готовы к нормальному конструктивному диалогу, но чтобы этот диалог не строился так, что приходят какие-то дяди с бумажками и говорят: вы экологи, общественники, ни черта не понимаете, поэтому слушайте, что мы будем говорить, а потом согласовывайте. Этого тоже не будет.



Любовь Чижова: Были ли случаи, когда на организацию оказывалось давление, ее хотели закрыть? Может быть нападали на сотрудников?



Евгений Усов: Слава богу, таких серьезных вещей не было. Испытывали давление, конечно, оказывалось во время проверки в Ленинградской области, когда мы проверяли состояние лесного хозяйства, были угрозы нашим сотрудникам. Один раз хотели офис закрыть - это было в разгар борьбы с терроризмом. Тоже не получилось, потому что было настолько наивно сделано, что попытка закончилась ничем. В основном сейчас пытаются давить информационно, потому что очевидный факт, который доказывает бессмысленность, что сейчас в средства массовой информации стараются Гринпис не допустить и нашу информацию стараются как-то отодвинуть. Это началось после того, как мы собрали более двух с половиной миллионов подписей за проведение первого природоохранного референдума в России, это было несколько лет назад. С тех пор власть просто поняли, что надо как-то немножечко пережимать кислород и постепенно информацию, исходящую от Гринпис, стараются все более и более отодвигать и не давать ей ход. Тут сложно что-либо сделать, потому что против государственной машины не попрешь. Но слава богу, остается интернет, и я надеюсь, что люди образованные как минимум, а их довольно много в нашей стране, они все-таки поймут, что государственные средства массовой информации - это не есть все, что есть у нас, все-таки можно информацию находить другими путями, правдивую информацию, независимую.



Любовь Чижова: Евгений, вы упомянули, что вам когда-то удалось выиграть суд у президента России Бориса Ельцина и отменить закон о ввозе в Россию ядерных отходов. Что вы можете сказать о нынешней российской экологической государственной политике?



Евгений Усов: Экологической государственной политики в России не существует, к сожалению. Она давно прекратила свое существование, уже несколько лет ее нет. А по законодательству до недавнего времени это было одно из лучших в мире законодательств, но, к сожалению, все компенсировалось необязательностью его исполнения. Но в последнее время происходит такой процесс, который я бы назвал узаконенный произвол. То есть сейчас на службу или в угоду или в интересах кого-то или какой-то группы людей или какой-то компании изменяются законы, мы это видим на примере Сочи, только что был принят так называемый олимпийский закон, который собственно узаконивает именно самый настоящий произвол. То есть экологическое законодательство сейчас очень сильно ухудшается и все делается для того, чтобы его разрушить окончательно. Потому что Россия обладает огромными природными ресурсами и природными богатствами и на этом можно сделать огромные деньги, огромную политическую получить выгоду. И естественно, те препятствия, которые существуют в виде законов, в виде деятельности общественных организаций, сейчас буквально как катком размазывают, уничтожают просто открыто, не стесняясь ничего.



Любовь Чижова: И задам вам наивный вопрос: наиболее серьезные экологические проблемы России, о которых вы сегодня говорите? Я понимаю, что их масса, но тем не менее.



Евгений Усов: Одна из самых страшных экологических проблем сегодняшней России - это как раз загрязнение мозгов. Люди власть имущие, которые действительно имеют возможность принимать решение и проталкивать это решение, у них крайне однобокая мыслительная деятельность, у них взгляд крайне узкий, как луч прожектора, они ничего не видят и не хотят видеть вокруг, они стараются не слушать никаких доводов, не принимают никаких фактов, которые излагают им ученые, специалисты. Наверное, это самая страшная проблема. Она вроде как впрямую к экологии не относится, но она имеет прямое отношение к экологии человека, выживания человека. Потому что если будет так продолжаться и дальше, то все эти крики наших политиков о том, что Россия вымирает, они покажутся просто детским каким-то лепетом. Ситуация ухудшается пока, к сожалению, и если не взяться за ум, как-то не подтвердить на деле, что Россия страна не варварская, а достаточно цивилизованная и, хотелось бы верить, правовая, то ситуация может быть крайне плохой в самом ближайшем будущем.


XS
SM
MD
LG