Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Таганской прокуратуре Москвы даст показания руководитель Отдела новейших течений Третьяковской галереи Андрей Ерофеев


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Никита Татарский: Сегодня в Таганской прокуратуре Москвы должен давать показания руководитель Отдела новейших течений Третьяковской галереи Андрей Ерофеев. Искусствовед вызван на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, возбужденному в связи с проведением в Музее Сахарова выставки «Запретное искусство». Показанные там работы возмутили представителей ультраправых организаций.



Лиля Пальвелева: Как поясняет Андрей Ерофеев, в Сахаровском центре были представлены работы, которые по соображениям внутренней цензуры запретили показывать в других художественных музеях.



Андрей Ерофеев: То есть в какой-то момент, когда выставка уже висит, приходит дирекция или какой-нибудь выставком и начинает снимать ту, другую или третью работы, опираясь на какое-то бытовое суждение, что это неловко показывать, некрасивая поза здесь у женщины, к тому же она голая, допустим, а здесь используется религиозная символика в неканоническом плане, и так далее. Вот происходит такого рода изъятие. Причем не просто каких-то маргинальных произведений, а работ самых известных русских художников.



Лиля Пальвелева: Такого – говорит Андрей Ерофеев – не было уже около 20 лет. И вот где проходили изъятия.



Андрей Ерофеев: У меня лично было подготовлено две выставки в 2006 году – «Русский поп-арт» и «Соц-арт. Политическое искусство в России» в Третьяковской галерее. Кроме того, были проблемы у Марата Гельмана на выставках, были проблемы у художников непосредственно в других местах, на таможне, например, при выезде работ за границу, и так далее.



Лиля Пальвелева: И все эти работы, которые изымались, вы решили объединить и показать в Музее Сахарова?



Андрей Ерофеев: Да. И при этом стало понятно, что не просто эти темы, которые я перечислил, не принимаются, а не принимается определенным образом поданные в эстетике гротеска и сатиры. Вот тут-то и возникает цензура. На эту выставку подали в суд представители Русской Православной церкви Всеволод Чаплин и Андрей Кураев, который в достаточно агрессивной форме потребовали расправы над нами, такой расправы юридической и моральной, за то, что якобы мы оскорбили чувства верующих и так далее.



Лиля Пальвелева: Над вами – то есть над устроителями этой выставки.



Андрей Ерофеев: Да, над устроителями, надо мной и над Юрием Самодуровым. Призывы, которыми они сопроводили свои восклицания, сводились к тому, чтобы запретить мне, например, заниматься выставочной деятельностью, закрыть Сахаровский центр, осудить господина Самодурова и так далее. Причем я не думаю, что это политика всей Православной церкви, хотел бы это подчеркнуть, речь идет просто об этих двух персонажах. Причем к этому скандалу подключились ультраправые силы – организация «Движение против незаконной иммиграции», это просто боевые дружины, можно сказать, эпохи 30-х годов, это Союз православных граждан, тоже, в общем, ультраправая организация, Бабуринская партия, которая тоже занимает крайние позиции. И все эти люди, в общем-то, провоцируют общественный конфликт, они провоцируют столкновения людей верующих с людьми, которые исповедуют ценности европейской культуры.



Лиля Пальвелева: И вот парадокс: уголовное дело заведено по статье 282 Прим. «Возбуждение ненависти или вражды».


XS
SM
MD
LG