Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ожидание отставки Путина: «Остаются последние три дня – с 27 по 29 ноября»


Чтобы "уйти, но вернуться", у Владимира Путина осталось три дня

Чтобы "уйти, но вернуться", у Владимира Путина осталось три дня



Совет Федерации в понедельник должен принять решение о назначении даты президентских выборов. Это решение положит начало кампании по выборам главы государства, но никак не изменит тональность российской политической жизни. В этом уверен депутат Государственной Думы и лидер запрещенной Республиканской партии Владимир Рыжков, который говорит, что тональность эта уже задана парламентской кампанией: «Судя по тому, как сейчас развиваются события, никаких президентских выборов в России в марте не будет. То есть формально они, конечно, будут, будут участки, избиратели, плакаты, но фактически речь, видимо, идет о том, что, как и сейчас, в декабре, мартовские выборы будут представлены как референдум поддержки того кандидата, которого назовет Путин. Для того чтобы обеспечить такую безальтернативность, по всей видимости, Кремль не допустит оппозицию до выборов, не зарегистрирует оппозиционных кандидатов, и вся игра будет идти в одни ворота, то есть за того кандидата, которого назовет Путин».

Как считает Владимир Рыжков, у парламентских и президентских выборов по одинаковым причинам есть шанс быть непризнанными мировым сообществом, в первую очередь Западом, в качестве свободных и справедливых: «Уже сегодня нашим декабрьским так называемым «выборам» отказано в легитимности в ведущих международных организациях и в общественном мнении. Уже сегодня декабрьские выборы признаны фактически несвободными и нечестными. Речь идет не только об отказе иностранным наблюдателям. Речь идет о недопуске оппозиции к выборам, речь идет о засилье «Единой России» по городам и весям и на телевидении. Речь идет о беззастенчивом и преступном использовании административного ресурса, начиная от президента и кончая главами городов и губернаторами. Эти выборы никакого отношения не имеют к честным и свободным демократическим выборам. И ровно то же можно будет сказать, я уверен, и о мартовских выборах, и уверен, что в международном сообществе они не будут признаны честными и легитимными. И конечно, это повлечет за собой определенные последствия. Отношение к России и так ухудшилось во всем мире за последние годы, а после этого фарса, в который превращены наши выборы, это отношение только ухудшится».


Мнение Рыжкова о жестком контроле власти над президентской кампанией разделяет и политолог Станислав Белковский, по словам которого, скрытая часть борьбы за влияние на процессы в стране будет гораздо интереснее открытых формальных процедур. А уже после окончания схватки под ковром, предполагает эксперт, Владимир Путин может потерять ресурс, который сейчас накапливается для него лично усилиями всей российской власти: «На мой взгляд, президентские выборы-2008 в публичном политическом плане интересными быть не могут. Поскольку Кремль выдвинет одного единственного преемника, мы пока не знаем, кто это будет, хотя весьма вероятно, что это будет Виктор Зубков. Они будут интересными в непубличном плане, потому что еще остается некоторое время до 25 декабря, когда Кремль должен назвать преемника. По моим данным, это будет сделано именно 25 декабря, кремлевский кандидат тогда будет предъявлен почтенной публике во всей красе. И до этого будет, конечно, жесточайшая аппаратная борьба, брызги которой мы уже наблюдаем в виде арестов таких людей, как замминистра финансов Сергей Сторчак, и других событий, о которых не принято говорить вслух. Однако публичной политической борьбы на этих выборах не будет. А после выборов нас ждет, я думаю, закручивание гаек, поскольку новый президент, оказавшись еще слабее и еще более тусклым, чем Владимир Путин, будучи не способен отвечать на реальные политические вызовы и вызовы времени в целом, вынужден будет громить остатки оппозиции, и этому, видимо, будет посвящен весь 2008 год до его конца».


Белковский объясняет, почему, на его взгляд, тактика, направленная на придание Владимиру Путину статуса так называемого национального лидера окажется для нынешнего президента практически бесплодной. Политолог уверен, что так и будет, даже если вся президентская кампания пройдет по указке этого самого национального лидера: «Он стал легитимным правителем как преемник Бориса Ельцина, и он точно так же передаст трон, а вместе с ним и источник легитимности, своему преемнику. Миф о национальном лидере существует в основном для того, чтобы успокоить как элиты, так и массы, которые не видят никакой реальной альтернативы Владимиру Путину. Но власть будет только в одном месте, она будет в Кремле, в президентском кабинете. И уже через несколько месяцев мы узнаем, что Путин не имеет никакой власти. Уже через месяц после восшествия на престол нового президента пойдет технический шепоток по поводу Путина, через три месяца Путина можно будет открыто критиковать, а уже через год станет ясно, что во всех проблемах страны виноват ушедший так называемый национальный лидер. Ядерная кнопка будет только в одних руках – в руках следующего президента, и поэтому Западу следовало бы озаботиться кандидатурой следующего президента, а не успокаивать себя мифологией национального лидера, которая в российских условиях традиционной легитимности просто невозможна».


Владимир Рыжков также говорит, что в России всегда правил тот, кто формально возглавлял власть: «Это будет очень странная попытка сохранить власть в руках человека, который на самом деле не является главой государства. Я не представляю, как это будет работать на практике, и думаю, что этот план вполне может провалиться. В случае провала этого плана начнутся тектонические сдвиги в российской верхушке, начнется перераспределение власти, перераспределение собственности, начнется война кланов. Одни кланы будут проигрывать, другие кланы будут выигрывать. Путин будет отходить все больше на второй план, о нем будут забывать или, может быть, даже предъявлять обвинения, претензии какие-то. Как всегда это бывало, начнется схватка за власть».


Именно поэтому, по словам Станислава Белковского, нынешний хозяин Кремля может решиться на довольно отчаянный шаг: «Желание выйти «на бис» часто сильнее любой воли актера. Если Путин утратил личную и историческую адекватность, то он может пойти на третий срок. Однако если он не идет на третий срок, то он перестает быть правителем страны безвозвратно, и никакие неформальные статусы здесь ничего не дают и ни в чем ему не помогают. Если же он действительно решил остаться у власти в стране, то у него, как это часто бывает в истории, остаются последние три дня – с 27 по 29 ноября, со вторника по четверг следующей недели. Если он хочет баллотироваться на третий срок, то, в соответствии с конституцией России и законом о выборах президента, он должен подать в отставку в течение этих трех дней, потому что, по закону, только тот человек имеет право баллотироваться на пост президента, кто на момент истечения срока второго срока президентских полномочий не является президентом. 26 ноября, в понедельник, Совет Федерации примет решение о назначении выборов президента России на 2 марта. 30 ноября, в пятницу, это решение будет опубликовано в «Российской газете». Если на момент публикации решения Путин является формальным президентом, он не может баллотироваться, а значит, не бывать третьему сроку, и он навсегда уходит от власти. Поэтому у него есть вторник, среда и четверг, чтобы подать в отставку и потом баллотироваться снова. Но только оставшись президентом, он сохраняет власть, и я думаю, в этом смысле нет иллюзий и у него самого».


Куда ни кинь – всюду клин, говорят многие эксперты, определяя нынешнее положение Владимира Путина. Если Путину в ближайшие дни действительно придется решать, уходить или не уходить в отставку, то выбор этот будет между постепенным исчезновением этого человека из политики или тем, что многие западные партнеры России могут расценить как государственный переворот. Европе и США совсем не хочется получить еще одного Александра Лукашенко, но с нефтью, газом и ядерным оружием.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG