Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Искусствовед Андрей Ерофеев: "Где художник смеется, возникает цензура"


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Виктор Нехезин: Сегодня в Таганскую прокуратуру Москвы для дачи показаний вызван руководитель отдела новейших течений Третьяковской галереи Андрей Ерофеев. Искусствовед вызван на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, возбужденному в связи с проведением в Музее Сахарова выставки "Запретное искусство". Показанные там работы возмутили представителей ультраправых организаций.



Лиля Пальвелева: Как поясняет Андрей Ерофеев, в Сахаровском центре были представлены работы, которые по соображениям внутренней цензуры запретили показывать в других художественных музеях.



Андрей Ерофеев: Выставка эта была посвящена мониторингу нового явления прискорбного, которое появилось в нашей культурной и музейной в частности жизни, а именно - цензурирование выставочных проектов. То есть в какой-то момент, когда выставка уже висит, приходит дирекция или какой-нибудь выставком и начинает снимать ту или другую, или третью работы, опираясь на какое-то бытовое суждение, что это неловко показывать, некрасивая поза здесь у женщины, к тому же она голая, допустим, а здесь используется религиозная символика в неканоническом плане, и так далее. Вот происходит такого рода изъятие. Причем не просто каких-то маргинальных произведений, а работ самых известных русских художников: Илья Кабаков, Михаил Рогинский или Михаил Рошаль.



Лиля Пальвелева: Такого - говорит Андрей Ерофеев - не было уже около 20 лет. И вот где проходили изъятия.



Андрей Ерофеев: У меня лично было подготовлено две выставки в 2006 году - «Русский поп-арт» и «Соц-арт. Политическое искусство в России» в Третьяковской галерее. Кроме того, были проблемы у Марата Гельмана на выставках, были проблемы у художников непосредственно в других местах, на таможне, например, при выезде работ за границу, и так далее. То есть на 2006 год набралось 24 работы.



Лиля Пальвелева: И все эти работы, которые изымались с экспозиции, вы решили объединить и показать в Музее Сахарова?



Андрей Ерофеев: Да. При этом это объединение дало очень интересный результат. Стало понятно, что не просто эти темы, которые я перечислил, плюс к ним еще использование нецензурной лексики, не принимаются, а не принимают определенным образом поданные в эстетике гротеска и сатиры. Там, где художник смеется, вот тут-то и возникает цензура. На эту выставку подали в суд представители Русской Православной церкви Всеволод Чаплин и Андрей Кураев, которые в достаточно агрессивной форме потребовали расправы над нами, такой расправы юридической и моральной, за то, что якобы мы оскорбили чувства верующих и так далее.



Лиля Пальвелева: Над вами - то есть над устроителями этой выставки.



Андрей Ерофеев: Да, над устроителями, надо мной и над Юрием Самодуровым. Причем эти люди занялись недобросовестной интерпретацией, то есть они намеренно исказили смысл данной выставки, чтобы еще раз устроить накат на современную культуру. Потому что призывы, которыми они сопроводили свои восклицания, сводились к тому, чтобы запретить мне, например, заниматься выставочной деятельностью, наложить запрет на профессию, закрыть Сахаровский центр, осудить господина Самодурова и так далее. То есть решительно расправиться над публичным пространством, одним из светской культуры. Причем я не думаю, что это политика всей Православной церкви, хотел бы это подчеркнуть, речь идет просто об этих двух персонажах, которые достаточно своеобразно интерпретируют русскую историю, место церкви в ней и будущее России в качестве православной цивилизации. И они с позиции этой православной цивилизации, которую они объявляют уже наступившей якобы, они заявляют, что такому искусству не место на публичных площадках России. Я принципиально не согласен с концепцией их. Я считаю, что искусство у нас родилось в рамках европейской цивилизации, как, кстати сказать, оттуда же пришло к нам христианство (это, по-моему, они тоже забыли) и что мы продолжаем существовать, это часть все-таки общеевропейской культуры, а не в какую другую цивилизацию мы не движемся и никогда в ней не были.


Мне кажется, исходя из неверных предпосылок, они раздувают этот скандал. Причем к этому скандалу подключились ультраправые силы. Вот тут очень дело опасное, потому что частично церковь, сама того, наверное, не желая, все-таки включается в союз с ультраправыми организациями, такими как организация «Движение против незаконной иммиграции», это просто боевые дружины, можно сказать, эпохи 30-х годов, это Союз православных граждан, тоже, в общем, ультраправая организация, Бабуринская партия, которая тоже занимает крайние позиции. И все эти люди, в общем-то, провоцируют общественный конфликт, они провоцируют столкновения людей верующих с людьми, которые исповедуют ценности европейской культуры.



Лиля Пальвелева: И вот парадокс: уголовное дело заведено по статье 282 Прим. «Возбуждение ненависти или вражды». На сайте gif . ru , посвященном современному искусству, начат сбор подписей в защиту Андрея Ерофеева, которого здесь совершенно справедливо называют куратором с мировым именем. Свои подписи поставили уже сотни художников, арт-критиков и ученых.



XS
SM
MD
LG