Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги Маршей несогласных в Москве и Санкт-Петербурге


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Андрей Шароградский: Российская оппозиция подводит итоги Маршей несогласных, прошедших в минувшие выходные в Москве и Петербурге. Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров и представитель коалиции "Другая Россия" Александр Аверин остаются под стражей. Они арестованы в российской столице на пять суток за организацию незаконных акций.


В Петербурге при задержании ОМОН сломал руку одному из руководителей "Союза правых сил" Леониду Гозману. В отделениях милиции побывали так же лидеры СПС Никита Белых и Борис Немцов.



Любовь Чижова: По сообщениям, Объединенного гражданского фронта, во время проведения Маршей несогласных были задержаны, по меньшей мере, 350 человек, около 50 в Москве и примерно 300 в Санкт-Петербурге. Всего в акциях, по данным коалиции "Другая Россия", приняли участие более 4 тысяч человек, а, по информации милиции, не более 1,5 тысяч.


Об итогах Марша несогласных говорит Эдуард Лимонов из "Другой России".



Эдуард Лимонов: Мы сумели сорвать маску с режима и показать его такое рычащее лицо на самом деле саблезубого тигра и клыки. За всеми этими извинениями, якобы заверениями в какой-то демократии и соблюдением порядка, наконец, обнажилось то, что и следовало показать всему миру. В Питере была реакция на эту удачу, и было блокировано все, что можно было блокировать, захватывали не только лидеров или рядовых членов коалиции "Другая Россия" и членов СПС, но и всех, более или менее похожих на несогласных. Я своими глазами видел, как останавливали автомобили, выхватывали оттуда каких-то людей, волокли и бросали в омоновские автомобили. Это было, на мой взгляд, даже... сотни людей были задержаны, сотни.



Любовь Чижова: Одного из членов "Другой России" Александра Аверина задержали в пятницу, накануне Маршей несогласных, Гарри Гаспарова - в субботу, во время акции. Обоих обвиняют в нарушении правил проведения митингов и сопротивлении сотрудникам милиции, они остаются под административным арестом.


Представитель Московского Объединенного гражданского фронта Денис Белунов вспоминает о том, как шли переговоры о формате акции с московскими чиновниками.



Денис Белунов: Нас склоняли к тому, чтобы мы письменно отказались от проведения демонстрации. Мы, разумеется, этого не сделали, написали, что мы согласны на проведение митинга на Проспекте Сахарова. Этот факт интерпретировался пресс-службой, мэрией, господином Соломинцевым в частности, как наш отказ от демонстрации, он там много чего наговорил, сказал, что если мы будем продолжать агитировать за демонстрацию, то они и митинг запретят нам. Но правовые основания этого высказывания просто смехотворны, это понимали даже чиновники мэрии. Поэтому, конечно, ни о каком отказе от согласования митинга на Проспекте Сахарова и речи быть не могло. Но в дальнейших наших переговорах, переписка еще продолжалась, еще мы успели по два письма друг другу написать, мы сначала получили от них уведомление о том, что в Большом Черкасском переулке невозможно заявленную численность людей провести, потому что он очень маленький. Мы вняли этому аргументу, логический аргумент, нормальный, написали, что мы готовы демонстрацию завершить на Лубянской площади, а в Большой Черкасский переулок затем направить уполномоченных от нас, чтобы они вручили резолюцию митинга.



Любовь Чижова: Один из организаторов Марша несогласных в Москве - глава движения "За права человека" Лев Пономарев.



Лев Пономарев: Я понимаю, что власть была в тупике на самом деле. Они понимали, что очень много людей будут идти к ЦИК, они понимали, что эти люди могут идти без плакатов, без всего, потому что так это все можно было сделать. Поэтому они в каком-то смысле обдумывали, каким образом совершить провокацию, и им это удалось. То есть, если бы они заранее с организаторами митинга договорились о том, каким образом все это будет, а я должен сказать, что в начале 90-х годов, когда мы проводил митинги, мы с милицией обо всем договаривались заранее, договаривались, и никаких проблем не было. Здесь же было специально совершенно, я уверен, создана ситуация, когда люди были втянуты в шествие, было оказано некое мягкое сопротивление, потом расступились и втянули людей в шествие с плакатами, когда мы уже не могли противодействовать этому. Поэтому, с одной стороны, я не осуждаю митингующих, что они пришли с плакатами, потому что это было как бы разрешено. Первое - мы не несли плакаты, вот группа наша, ни Эдуард, ни Гарри, ни я, все люди, которые нас окружали, мы не были пикетчиками, мы не были демонстрантами. У нас были листки в руках, мы, как граждане России, жители Москвы, шли по определенному маршруту.



Любовь Чижова: Независимый депутат Государственной Думы Владимир Рыжков пытался повидаться с лидером Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаровым, который находится в СИЗО столичного управления внутренних дел на Петровке, но милицейское руководство его туда не пустило. Рыжков говорит, что тем самым нарушен закон о статусе депутата.


Лидеры "Союза правых сил" Никита Белых и Борис Немцов, вернувшиеся из Санкт-Петербурга, намерены судиться с местным милицейским начальством. Члену политсовета СПС Леониду Гозману сотрудники ОМОНа сломали руку, позже представители ГУВД Санкт-Петербурга опровергли факт задержания Немцова и Белых. Вот как руководители СПС прокомментировали это заявление в понедельник в Москве.



Борис Немцов: Смотрите, есть по всему миру уже распространенные фотографии, как хулиганы в форме ОМОНа хватают Никиту и меня и тащат в автозак. Это уже распространено по всему, это знает весь мир, вся планета, кроме России, поскольку на государственных телеканалах вообще ничего не сказали ни про арест Каспарова, ни про арест Никиты и мой. Вообще. Нет такого события. И когда начальники милиции сообщают, что мы пили чай, то у нас есть вещественные доказательства, записи, пленочки, дорогие друзья.



Никита Белых: У нас не стоит задача каким-то образом построить работу по защите, собственно говоря, прав Немцова, Гозмана или Белых, хотя у нас, естественно, есть документы, подтверждающие факты задержания. И когда полковник ГУВД, возглавляющий пресс-службу ГУВД Санкт-Петербурга, говорит о том, что никаких задержаний не было, это ложь. Как офицер, если он не застрелится должен, то хотя бы погоны снять. Есть документы официальные о том, когда задержан Белых, на Дворцовой площади в пять, по статье "Хулиганство", доставлен в отдел начальником конвоя, старшим лейтенантом милиции Чубуковым. То есть все это есть, все это запротоколировано. Они же хоть тупые, но бюрократы, то есть они все эти факты отражают. Известно, какой ОМОН задерживал - ивановский, известно, какое РОВД отвечало за эту часть Дворцовой площади - Красносельское РОВД. То есть все это у них протоколируется. С этой частью мы разберемся.


Хуже другое. Хуже то, что на этих Маршах несогласных стали происходить вещи, новые даже для новой путинской России: когда к людям задержанным в ОВД не пускают адвокатов - это беспредел. Когда отбирают телефоны и не дают возможность разваривать по телефону - это беспредел. Это уже нарушает все мыслимые и немыслимые нормы. Это уже серьезный повод не просто для международного сообщества, а вообще для всего мира задуматься о том, что из себя представляет милицейский, точнее, полицейский режим в России. Мы будем работать и независимо от 2 декабря, 2 декабря жизнь не заканчивается в любом случае, то есть мы эту работу будем продолжать. И все, кто в этом участвует, должны четко понимать, что мы будем их преследовать по закону. Мы - партия, очень законопослушная. Мы будем действовать ровно так, как предписывает закон. Мы будем писать жалобы, мы будем писать заявления, будем подавать иски, мы добьемся того, что эти люди сядут на скамью подсудимых. А вот полковнику ГУВД Санкт-Петербурга отдельный привет, то есть мы еще с ним поговорим.



Любовь Чижова: Вот что Борис Немцов рассказал о последствиях Марша несогласных в Санкт-Петербурге?



Борис Немцов: Мы оценить количество задержанных не можем. Я могу сказать, мы были в 79-м отделении милиции, где был Гозман, которому ОМОН сломал руку. Его избили жестоко и сломали ему руку, он сейчас в гипсе. Там были десятки людей, мы их видели из окна. Потом в 76-м отделении, где был Максим Резник, лидер питерского "Яблока", там сотни людей было. В 16-м отделении милиции, где я оказался, были сотни людей.



Никита Белых: У нас в 34-м было меньше.



Борис Немцов: У вас в 34-м?



Никита Белых: Да.



Борис Немцов: Могу сказать только одно, что 16-е отделение милиции теперь проголосует за "Союз правых сил", все причем. Они брали у меня автографы, фотографировались. Короче говоря, сказали, что их вместо того, чтобы бандитов и жуликов ловить, заставляют приличным людям протоколы оформлять. Так что если омоновцы с озверелыми лицами на Дворцовой площади на людей не были похожи, а были похожи на зверей, то вообще милиционеры в отделениях милиции понимают, какой беспредел творит Путин трусливый, задерживая абсолютно невинных, спокойно разговаривающих людей.



Любовь Чижова: В понедельник в Москве сторонники Гарри Каспарова проводят одиночный пикет, разрешенный законом, в его поддержку, но им пытаются помешать провокаторы. Специально нанятые люди как бы присоединяются к пикетам, тем самым, давая милиционерам повод задерживать их участников.


XS
SM
MD
LG