Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Бузин: Признаки избирательной кампании, которые сейчас мы видим, уже наблюдались в зародышевом состоянии в 2003 году


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие председатель Межрегионального отделения избирателей Андрей Бузин.



Михаил Саленков: Предвыборная агитационная кампания в России вышла на финишную прямую. Мы обсуждаем ее особенности, отличия от кампаний предыдущих лет, использование административного ресурса и как бороться избирателям против давления администраций и руководителей. На мои вопросы согласился ответить председатель Межрегионального отделения избирателей Андрей Бузин.


Андрей Юрьевич, что можете сказать об особенностях этой агитационной кампании? Наверняка есть отличия и немало отличий от думских кампаний прошлый лет.



Андрей Бузин: Отличия, конечно, есть, но, с моей точки зрения, те признаки кампании, которые сейчас мы видим, они уже наблюдались в 2003 году в зародышевом состоянии. Конечно, это неравный доступ к средствам массовой информации, который подается под видом информирования населения, то есть информирование идет такое, что это очень часто является агитацией. Но это наблюдалось и в 2003 году. Если говорить о том, чем эта кампания конкретно отличается, то скорее можно говорить о том, что сейчас почему-то большое очень внимание направлено на явку, несмотря на то, что явка отменена, и эти все массовые принуждения к получению открепительных талонов, вот это характерный момент. А что касается агитации, то это уже предполагалось, что именно так и будет.



Михаил Саленков: Высказывается такое мнение, что административный ресурс на выборах в России, каких бы то ни было, использовался всегда. Согласитесь с таким высказыванием?



Андрей Бузин: С некоторой оговоркой. Я скажу следующее. Если брать точкой отсчета 1989 год, когда у нас начало меняться избирательное законодательство, то с 1989 года и до 1996, до выборов президента, шло снижение использования этого административного ресурса. С 1996 года приблизительно до 2004 года был этап подстройки под довольно прогрессивное российское избирательное законодательство вновь установившейся номенклатуры, бюрократии, и этот период характеризуется тем, что были большие противоречия между избирательной практикой и избирательным законодательством. Тогда как раз шло становление и опробывание различных методов использования административного ресурса по нарастающей. А с 2004 года началась подстройка избирательного законодательства под удобства использования административного ресурса и, соответственно, дальнейшее усиление.



Михаил Саленков: А можете привести какие-то конкретные примеры в этой предвыборной избирательной кампании?



Андрей Бузин: Есть несколько направлений. Конечно, основное направления использования административного ресурса - это использование государственных, муниципальных средств массовой информации. Для федеральной компании это в первую очередь телевидение. Когда массированное идет напоминание... даже не агитация якобы, а идет массированное напоминание об одном и том же участнике избирательной кампании, это, конечно, смещает волеизъявление избирателей. Другие направления использования административного ресурса - это использование в данной кампании милиции, очень ярко выражено, например, мне известны примеры в Чувашии, использование других силовых структур - прокуратуры, ФСБ, в меньшей степени задействованы суды. Региональные избирательные комиссии довольно сильно задействованы, принимают не самые объективные решения. Ну, а что касается работников ЖКХ, то это тоже, так, по мелочам - привлечение работников ЖКХ к очистке территории от агитационных материалов, к тому, чтобы люди давали ответ на вопрос о том, пойдут они голосовать или не пойдут. Вот это ЖКХ привлекают.



Михаил Саленков: Объявление дня выборов рабочим днем, обращение к студентам и сотрудникам предприятий заранее брать открепительные талоны, чтобы проголосовать всем вместе - применение ли это административного ресурса или лишь попытка обеспечить явку, призвать граждан исполнить свой гражданский долг?



Андрей Бузин: Это действительно один из способов обеспечения явки. С другой стороны, если он голосует у себя на предприятии, то он голосует под присмотром, соответственно, своих товарищей и руководства, это последствия. А что касается методики, то да, это, конечно, применение административного ресурса.



Михаил Саленков: Андрей Юрьевич, а можете сказать, как бороться, куда идти жаловаться, если заставляют голосовать и тем более если заставляют голосовать за определенную политическую партию?



Андрей Бузин: Жалобы, конечно, надо направлять в избирательную комиссию, во-первых. Я думаю, что лучше всего прямо в Центральную избирательную комиссию, хотя результата от этого будет немного. Есть у нас "горячая линия" "Голоса", например, это есть такое у нас объединение по защите прав избирателей. Есть "горячая линия" Российского фонда свободных выборов.



Михаил Саленков: А к чему это может привести? Никакой отмены, никакого пересмотра, ничего этого все равно не будет. На каком-то конкретном участке, да?



Андрей Бузин: Надо обращаться в суд по месту нахождения этого участка. Такое требование в течение года после дня голосования может быть подано любым избирателем или участником выборов, и подается в суд районный, где находится этот конкретный участок. И требование отменить итоги голосования в связи с невозможностью установить действительное волеизъявление избирателей, потому что были такие крупные нарушения.



Михаил Саленков: А дальше уже как суд решит?



Андрей Бузин: Дальше суд решает, конечно.


XS
SM
MD
LG