Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем привлекают избирателей фавориты предвыборной кампании в США


Ирина Лагунина: Президентская кампания в США вступает в новую фазу – в январе начинается период первичных выборов, в ходе которых определятся официальные кандидаты от партий. Накануне этого этапа произошли драматические перемены в расстановке сил: фавориты гонки сдают свои позиции, вперед вырываются аутсайдеры. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Сегодня все ресурсы кандидатов брошены на кампанию в штате Айова на северо-западе страны с населением менее трех миллионов человек. Именно там 3 января пройдут первые первичные выборы, результат которых окажет решающее влияние на дальнейший ход борьбы. Голосование в Айове – первое реальное испытание кандидатов. В истории американских выборов сколько угодно примеров того, как лидеры опросов сходят с дистанции именно в Айове. Жители штата гордятся этой своей ролью и исполняют ее в высшей степени ответственно.


С каким рейтингом подошли к первичным выборам основные кандидаты?


У демократов с большим отрывом лидирует сенатор Хиллари Клинтон. Она вправе с полным основанием публично заявлять об этом.



Хиллари Клинтон: Я очень довольна своим успехом повсюду в стране, тем, что на данном этапе кампании мне удалось обеспечить себе отрыв от республиканских кандидатов...



Владимир Абаринов: Республиканцы не жалеют сил на дистредитацию Хиллари Клинтон. Скандальную известность получила видеозапись встречи с избирателями республиканца Джона Маккейна, на которой старушка употребила непарламентскую лексику.



- Как нам окоротить стерву?


(Смех, аплодисменты)



Джон Маккейн: Это отличный вопрос.



Владимир Абаринов: Но главные соперники Хиллари сегодня – не республиканцы, а демократы. Они в последнее время явно объединили усилия в своих атаках на нее. Особенно усердие в ходе последних теледебатов проявили занимающий третью позицию в рейтингах Джон Эдвардс...



Джон Эдвардс: Если я ничего не пропустил, то сенатор Клинтон сделала два противоположных заявления в течение двух минут.



Владимир Абаринов: И второй номер – сенатор Барак Обама.



Барак Обама: Я не могу сказать, высказалась она за или против по этому вопросу.



Владимир Абаринов: Хиллари Клинтон удары не пропускала.



Хиллари Клинтон: Я прекрасно понимаю, что на меня нападают не потому, что я женщина, а потому, что я впереди.



Владимир Абаринов: Однако наступил момент, когда оказалось, что она уступила первую позицию Обаме, и ей самой пришлось переходить в атаку на нового лидера гонки. Предметом своего нападения Хиллари сделала неопытность кандидата.



Хиллари Клинтон: При всем моем уважении, не думаю, что проживание в иностранном государстве в возрасте от 6 до 11 лет можно считать опытом в области внешней политики.



Владимир Абаринов: В ответ Барак Обама использовал свой самый сильный козырь – Хиллари Клинтон голосовала в Сенате за войну в Ираке.



Барак Обама: Интересно, какой мировой лидер посоветовал ей незаконно вторгнуться в Ирак, потому что здравый смысл подсказывал, что там придется воевать.



Владимир Абаринов: Еще один пример, и опять про неопытность Обамы.



Хиллари Клинтон: Есть такая работа, на которой мы не можем позволить себе учебу без отрыва от производства – это работа нашего следующего президента. Это были бы самые дорогостоящие в истории курсы повышения квалификации.



Барак Обама: Насколько мне известно, она не служила министром финансов в администрации Клинтона.



Владимир Абаринов: Хиллари Клинтон продолжает лидировать в общенациональном масштабе, но в Айове, судя по опросам, рейтинг Обамы выше – 30 процентов против 26. Что произошло? В последнем выпуске воскресного ток-шоу NBC «Встреча с прессой» об этом рассуждали виднейшие политические аналитики. Первым отвечает на вопрос Джеймс Карвилл – признанный мастер избирательных технологий. Он поддерживает Хиллари Клинтон. Итак, о чем говорят данные опроса?



Джеймс Карвилл: Это говорит о том, что в Айове борьба будет очень напряженной. Об этом свидетельствуют этот, и другие опросы. А кроме того, опросы в Айове более чем за месяц до голосования ненадежны. Джон Керри в свое время был там по опросам третьим, Билл Брэдли опережал Эла Гора в Айове. Она ведет борьбу. У нее талантливые, хорошо финансируемые соперники, так что в Айове предстоит сражение. Я думаю, в итоге она может победить, но борьба будет изматывающей, это уж точно.



Владимир Абаринов: Демократ Боб Шрам.



Боб Шрам: Случилось так, что все усилия противопоставить опыт переменам, а перемены – визитная карточка Обамы, весь этот аспект кампании оказался менее важен для избирателей. Перемены важнее. Произошло это, с моей точки зрения, потому, что вопрос о наличии опыта уже решен. Знаете, в 1960 году Никсон вел свою кампанию под лозунгом «Опыт имеет значение». И если бы избирателей спросили в день выборов, обладает ли Никсон бóльшим о пытом, 60 процентов сказали бы «да». Но если бы их спросили, обладает ли Кеннеди достаточным опытом, «да» ответили бы те же 60 процентов. Думаю, Обама в настоящее время порог наличия опыта преодолел. Но впереди, в первой половине декабря, еще четыре раунда дебатов. Он может совершить ошибку, и это сыграет ей на руку.



Владимир Абаринов: Послушаем республиканцев. Майк Мёрфи.



Майк Мерфи: Я думаю, знаете, все в политике меняется, но я уже давно считаю, что Хиллари Клинтон проиграет, и это даже не ее вина. Это выборы перемен. А она – не кандидат перемен. Люди чувствуют в ней, в ее стиле, отчасти это можно видеть в этом опросе, что Хиллари – это возврат к старой политике. И они отвергают нечто большее, чем просто тот исторический факт, что она играла роль в прежней администрации. Теперь идет реальная борьба. Но я думаю, что еще бóльшая проблема для Хиллари Клинтон – это плотный календарь. Если она проигрывает Айову, теперь это уже не так, как в прежние добрые времена, когда у тебя куча времени, чтобы пополнить свой бюджет. У главного соперника, Обамы, деньги есть, а вот времени нет. Первичные выборы в Нью-Гэмпшире – всего через пять дней после Айовы. И получается, если Хиллари проигрывает Айову, а потом Обама выигрывает Нью -Гэмпшир, ситуация для нее сильно осложняется.



Владимир Абаринов: И еще одна республиканка – Мэри Маталин.



Мэри Маталин: Лучшее, что может произойти с Хиллари Клинтон – это поражение в Айове. И я не пытаюсь сказать нечто парадоксальное. Календарь очень плотный. Ситуация абсолютно уникальная, подвижная и переменчивая. Если она проиграет, она еще может всех удивить. Мы уже не раз видели: она как кролик из рекламы батареек Энерджайзер. Ее встряхнули – она опять стучит в барабан. У нее есть деньги, у нее есть команда, у нее есть стремление к победе. Эта женщина не даст Обаме перешагнуть через нее.


А потом, что касается Демократической партии в целом... Вы, ребята, так убеждены, что не можете проиграть, что не даете себе труда делать то, что требуется, чтобы победить. И вот оказывается, что Oбаме не хватает опыта, что он не так уж и хорош для кандидата. Он всего лишь символ того, чем вы хотите, чтобы он был.



Владимир Абаринов: Майк Мёрфи обратил внимание на отсутствие у Хиллари еще одного, совершенно необходимого кандидату качества.



Майк Мерфи: Почему я говорю, что она слабый кандидат? Потому что она не соответствует времени, у нее нет естественной харизмы. Она - тигр за сценой, теневой игрок, очень эффективный, очень умный. Но в ту минуту, когда ты входишь в зал, ты должен мгновенно овладеть аудиторией, каким-то чудом расположить к себе людей – вот что должен уметь кандидат в президенты, а у нее этого дара нет, и потому она не привлекает избирателей, ее популярность падает. В Вашингтоне решили, что номинация у нее в кармане. Поживем – увидим.



Владимир Абаринов: В лагере республиканцев конкуренция тоже обострилась. Кандидаты обмениваются любезностями постоянно. Они обвиняют друг друга в недостаточно консервативной позиции в отношении абортов, нелегальной иммиграции, налогов. Фред Томпсон, занимающий второе место в рейтингах, недавно посетил выставку огнестрельного оружия и сделал там с ружьем в руках заявление по поводу позиции в этом вопросе своего основного конкурента – бывшего мэра Нью-Йорка Руди Джулиани.



Фред Томпсон: Я думаю, возможно, самое серьезное расхождение у меня с мэром Джулиани. Он просто-напросто поддерживает любой закон о контроле за оружием. Он обо всем судит по нью-йоркской мерке. Но Нью-Йорк – это далеко не вся страна. И я полагаю, что люди, живущие в остальной стране, твердо поддерживают Вторую поправку. Я всегда занимал именно эту позицию, а он – не думаю, что занимал когда-нибудь.



Владимир Абаринов: Руди Джулиани, в свою очередь, атаковал лидера, бывшего губернатора Массачусетса Митта Ромни. В штате произошел экстраординарный случай: суд освободил из-под стражи до суда осужденного ранее и отбывшего наказание убийцу, которому администрация тюрьмы предъявила обвинение в нападении на тюремщиков. В итоге оказавшийся на свободе преступник убил в другом штате молодую пару. Судья, освободившая убийцу, была в свое время назначена губернатором Миттом Ромни. Руди Джулиани, считающий одним из своих достижений успешную борьбу с преступностью в Нью-Йорке, не преминул воспользоваться случаем.



Руди Джулиани: История с судьей – это случайный эпизод, он имеет полное право объяснить его, но ему будет гораздо труднее объяснить, почему в штате выросло число убийств, грабежей и других тяжких преступлений, когда он был губернатором.



Владимир Абаринов: Митт Ромни ответил встречным обвинением.



Митт Ромни: Он назначил начальником полиции человека с весьма сомнительным прошлым, а затем рекомендовал его президенту в качестве кандидата на пост министра внутренней безопасности.



Владимир Абаринов: Пока фавориты выясняли отношения между собой, вперед вырвался аутсайдер – последние опросы показали, что в Айове на первое место вышел Майкл Хаккаби, бывший губернатор штата Арканзас. В чем причина его успеха? Вот его собственный ответ.



Майкл Хаккаби: Откровенно говоря, я бы и сам хотел знать полный ответ на этот вопрос. Но мы, конечно, усердно работали, у нас было много добровольцев, не жалевших своего времени. А кроме того, за нас многие молились, и это должно было сработать.



Владимир Абаринов: Майк Хаккаби позиционирует себя как кандидат, не связанный с верхушкой Республиканской партии.



Майк Хаккаби: Я хочу, чтобы меня знали как независимого консерватора. Я не кандидат истеблишмента, не республиканец с Уолл-стрит. Многие партийные функционеры до смерти боятся меня, потому что я говорю вещи, которые вы никогда не услышите от республиканцев – о защите окружающей среды, об экономической политике в интересах среднего класса. Откровенно говоря, я считаю, что многие республиканцы просто оторваны от реальности, они не имеют представления о том, как непросто живется многим американцам, которые вовсе не уверены в своем экономическом будущем.



Владимир Абаринов: Хаккаби – баптист по вероисповеданию и во многих вопросах занимает гораздо более консервативную позицию, чем его конкуренты: он, например, категорический противник абортов и однополых браков. Тем не менее, он не считает нужным менять свои взгляды в угоду публике.



Майк Хаккаби: Нельзя избираться честно, если собираешься лгать народу. Или говори то, что думаешь, или не избирайся в президенты. Я могу говорить людям то, что они хотят слышать, но я считаю, что люди не хотят иметь президента, который действует как термометр – просто измеряет температуру в комнате. Лидер – это термостат, который не только знает, какая температура в комнате, но и старается сделать ее такой, какой она должна быть. И я говорил много раз: если американцы хотят президента, который скажет им все что угодно, лишь бы быть избранным, они должны выбрать кого-нибудь другого. Я собираюсь говорить им то, во что я действительно верю, и тогда, если уж они отвергнут меня, они будут знать, за что.



Владимир Абаринов: Возможно, именно своей честностью он и приглянулся жителям Айовы.


XS
SM
MD
LG