Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дебаты на телеканале стали в прямом смысле полем брани


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.



Виктор Нехезин : Вечерние дебаты КПРФ, Партии социальной справедливости и ЛДПР на канале РТР стали в прямом смысле полем брани. А утром на "Первом" телеканале из трех лидеров партий СПС, КПРФ и "Гражданская сила" только Борис Немцов рискнул критиковать Владимира Путина. Теледебаты анализирует Михаил Соколов.



Михаил Соколов: Дебаты на телеканале РТР были странным состязанием КПРФ, ЛДПР и Партии социальной справедливости в том, кто беднее и чище. Тон задал бывший кадет митинговой трибун и погромщик 1993 года, потом социал-демократ - горбачевец, а теперь социальный справедливец Илья Константинов, объявивший свое детище партий незапачканных.


Нобелевский лауреат Жорес Алферов начал убеждать, что КПРФ обошлись без олигархов.


А Жириновский решил сыграть на русском вопросе, а затем обрушился на левых из Партии справедливости и КПРФ, которые якобы привели к расстрелу Белого дома.



Владимир Жириновский: Вы были депутатом Верховного Совета СССР. Как вам удалось довести ваш парламент до расстрела? Почему не согласились пойти одновременно на выборы президента России и парламента? Неужели вам хотелось обязательно сгореть в этом доме? Почему ни один из вас не погиб, а погибли 4000 офицеров-патриотов, а вы спокойненько вышли из парламента и уехали по квартирам?



Михаил Соколов: КПРФ, которую представляли беспартийные Алферов и Смолин, тема бегства Зюганова с поля биты в 1993 году тоже смущала. Шансы выровнял ролик КПРФ. (Звучит ролик)


Жириновский получил от Жореса Алферова апперкот. Академик зацепился за лозунг ЛДПР.



Жорес Алферов : Я, например, вижу и слышу собственными ушами непрерывно на всех плакатах "не врать и не бояться".



Владимир Жириновский: Хорошо!



Жорес Алферов : Хотя, наверное, многие в Питере вычеркнули "не" и говорят "врать и не бояться". Кое-кто вообще сказал, что давайте "в" исправим на "б" - "брать и не бояться".



Владимир Жириновский: С 1917 года вы этим занимаетесь!



Михаил Соколов: После чего Илья Константинов решил вывести вождя ЛДПР из себя.



Илья Константинов: В одной из резолюций XIX съезда вашей партии сказано, что вы признаете право нации на самоопределение.



Владимир Жириновский: Нет такой чуши!



Илья Константинов: Стоп, стоп, стоп!



Владимир Жириновский: Нет такой чуши! Не надо говорить!



Илья Константинов: Пункт 6.



Владимир Жириновский: Никогда эту чушь марксистскую не пишем! Никогда!



Илья Константинов: Владимир Вольфович! В этой резолюции сказано, что вы настаиваете на том, чтобы русская нация реализовала свое право на самоопределение.



Владимир Жириновский: Нету!



Илья Константинов: Есть! Ну, как же! Я своими глазами видел!



Владимир Жириновский: Вы понимаете, что это идиотизм?!



Илья Константинов: Владимир Вольфович, ну что вы!



Владимир Жириновский: Это идиотизм! Это самое страшное, если мы потребуем создание Русской республики! Никогда этого не писали. Вы здесь стоите, а съезд был 13 сентября, и вы мне, лидеру партии, ахинею и ложь говорите!



Илья Константинов: Эту резолюцию принимали без вас.



Владимир Жириновский: Поэтому вы провокаторы с 1917 года.



Илья Константинов: Спасибо вам!



Владимир Жириновский: Правильно - расстреляли ваш парламент!



Илья Константинов: Спасибо вам!



Владимир Жириновский: Правильно - вас посадили в тюрьму. Если вы мне, лидеру, здесь перед всем народом говорите чушь! Видите, что делает!



Илья Константинов: Именно поэтому тогда...



Владимир Жириновский: Негодяи! Никогда мы этого не писали!



Илья Константинов: Ну, началось! Ну, началось!



Владимир Жириновский: Какую чушь вы несете?!



Илья Константинов: Не надо на меня кричать. Я могу вас перекричать, уважаемый!



Владимир Жириновский: Вы - преступник!



Илья Константинов: Не надо на меня кричать! Я знаю вашу позицию прекрасно! И вас знаю очень давно! Не надо мне сказки рассказывать!



Владимир Жириновский: Негодяй! Аферист!



Илья Константинов: Я говорю то, что своими глазами прочитал!



Владимир Жириновский: Лжец и подлец!



Илья Константинов: Мерзавец! Ты всегда был мерзавцем, мерзавцем и остаешься!



Михаил Соколов: Два птенца кремлевского гнезда превратили дебаты в форменный балаган. Нобелевский лауреат Жорес Алферов не смог нормально завершить разговор, поскольку Жириновский отомстил врагам, превзойдя самого себя по части оскорблений.



Владимир Жириновский: Они как были босяки и чернь, так они до сих еще ничего и не соображают. Посмотрите, ученого направил Зюганов! Ему стыдно перед вами выступать, что он загубил КПРФ. У них слепые и инвалиды, и ученые. Только ЛДПР!



Михаил Соколов: Поутру на Первом канале философствующий государственник Максим Шевченко решил обсуждать вечный миф - национальную идею. Как и подобает коммунисту, Николай Харитонов рассказывал про сильное государство завтрашнего дня. Лидер СПС Борис Немцов обрушился на Путина и власть, жесткую и циничную. А глава «Гражданской силы» адвокат правительства Михаил Барщевский, словно представитель манчестерской школы и фритрейдерства, стал убеждать - чем меньше будет государства, тем народу и станет лучше.


На лице ведущего Максима Шевченко был дикий испуг. Борис Немцов попросил Николая Харитонова дать оценку «Плану Путина»:



Борис Немцов: Можете ли вы дать оценку "Плану Путина" по сельскому хозяйству, конкретно по национальному проекту "Сельское хозяйство"?



Максим Шевченко : Я бы, конечно, все-таки просил, Борис Ефимович, придерживаться темы сегодняшней дискуссии. Потому что экономику мы обсуждали несколько программ назад.



Борис Немцов: Если не будет у нас сельского хозяйства, у нас не будет страны.



Максим Шевченко : Вы считаете, что этот вопрос имеет отношение к национальной идее?



Борис Немцов: 100 процентов! Вы можете сказать, кто ответит за провал этого проекта? А именно - сельского хозяйства. Как зовут эти людей? Какую партию они представляют? Кто лидер этой партии?



Николай Харитонов: Даже со сменой правительства, замена на Зубкова, мы видим повышение цен не только на продовольствие, а буквально и на бензин - уже на рубль в регионах. А что будет после выборов в Государственную Думу и президента?



Михаил Соколов: Объявивший себя злобным тайным антикоммунистом с младых ногтей, Михаил Барщевский попытался заставить Николая Харитонова ответить за советское прошлое. Тот легко отбрехался от темы репрессий и мерзостей СССР



Михаил Барщевский: Неужели вы забыли, что сильное государство в вашей редакции - это ГУЛАГ, это трудовые армии, это крестьяне, которые не могли выехать из деревень, поскольку у них не было паспортов?



Николай Харитонов: Если бы не сильное государство, мы бы с вами наверняка бы не родились, однозначно.



Михаил Барщевский: А я думал, что папа с мамой мне помогли.



Николай Харитонов: Сегодня та команда, которая во главе с Геннадием Андреевичем Зюгановым идет на выборы, никакого прямого отношения не имеет к тому, что происходило в рамках Советского Союза.



Михаил Барщевский: Очень хорошо наследуете все достижения советского народа, но от всех негодяйств, которые были сделаны вашей партией, вашей партией, вы сразу открещиваетесь.



Николай Харитонов: Мы - новое поколение.



Михаил Барщевский: А плохое мы оставляем!



Николай Харитонов: Мы - новое поколение!



Михаил Барщевский: Вы - полковник КГБ!



Николай Харитонов: Мертвого льва может пнуть и осел.



Михаил Соколов: Вдохновенный отсутствием «Единой России», Николай Харитонов предложил Борису Немцову поговорить о речи Путина в "Лужниках". Бравый (со слабаками) ведущий Шевченко задрожал, как осиновый лист.



Николай Харитонов: Последнее выступление президента Путина в "Лужниках" перед молодежью.



Максим Шевченко : Вы знаете, у меня есть просто один комментарий. Что именно вы имеете в виду, чтобы мы просто не начали сейчас обсуждать президента?



Борис Немцов: Можно мое время я использую, а не вы.



Максим Шевченко: Да, Борис Ефимович, простоя хотел бы тему дискуссии просто уточнить.



Николай Харитонов: Речь, когда он заявил, что до 1990 года были руководители, политики, которые довели страну - и спичек не было, и соли, и хлеба. Теперь уже, после 90-х годов, якобы тоже те люди, которые бегают, шакалят около посольств. Но я не думаю, что в это время Владимир Владимирович Путин был в партизанах.



Борис Немцов: Вы знаете, в 90-е годы Путин занимал руководящие должности в нашем государстве. Он был премьер-министром. Он возглавлял ФСБ, он был начальником Контрольного управления. Так что, когда он говорит, что никакого отношения к 90-м годам не имеет, это лукавство, это обман. Он управлял страной. Он дружил с олигархами, он дружил с Абрамовичем, он дружил с Березовским. Именно эти люди сделали все, чтобы объяснить президенту Ельцину, что преемником должен быть Путин. В то время как мы боролись против того, чтобы Березовский захотел "Газпром" (он хотел возглавить совет директоров, как вы знаете), Путин стоял в стороне. Путин говорил - зачем вы боретесь с этим со всем? Разве вы не знаете, что Березовский и Гусинский и есть как раз власть? Он дружил с олигархами, поэтому и стал преемником. А мы сейчас в оппозиции, потому что мы с ними воевали.



Михаил Барщевский: Вопрос рвется из сердца. А вы чувствуете свою долю ответственности за то, о чем говорил президент - за 90-е годы? Вы же все-таки были во власти.



Борис Немцов: Я в 90-е годы честно работал губернатором 6 лет. А когда пришел в правительство, были отменены залоговые аукционы, прекращена приватизация такая подпольная. То, что нам удалось отстоять "Газпром", отстранить коммерческие банки от бюджета, я считаю, это, в общем-то, было достижение. Да, мы проиграли. Тогда на стороне олигархов, действительно, была большая власть. Путин с ними дружил.



Михаил Соколов: Михаил Барщевский решил было, наконец, исполнить гражданскую миссию спойлера и ударить СПС побольнее:



Михаил Барщевский: Даже, когда я перестал за вас голосовать, мне в голову не могло прийти, что я увижу вас, лично вас, рядом с Лимоновым. Как вы могли оказаться рядом с Лимоновым в столь разных декларируемых идеологиях?



Борис Немцов: Вы же, Михаил Юрьевич, в путинском правительстве работаете. Вы другие вопросы задавать не можете. Поэтому я вас понимаю. Мы, "Союз правых сил", абсолютно не разделяем взгляды большевиков и коммунистов. Мы пошли на этот "марш" только потому, что мы не согласны с курсом, который проводит президент Путин. Этот курс на коррупцию, этот курс на произвол судебный (адвокат Барщевсвкий это отлично знает), этот курс на беспредел и грабеж регионов, этот курс на цензуру, когда тотальная цензура и сплошное вранье на телеканалах, особенно сейчас. Поэтому мы пришли. Да, мы пришли на этот "марш". К Лимонову мы не имеем никакого отношения. И нечего тут отрабатывать аттракцион кремлевский, чтобы дискредитировать нормальную демократическую оппозицию. Я вас очень прошу, не надо этого делать.



Михаил Барщевский: Лучше, чем вы себя дискредитировали, я не сумею сделать. У вас в этом талант непревзойденный.



Борис Немцов: Михаил Юрьевич, я вас умоляю, посмотрим 2 декабря.



Михаил Соколов: Максим Шевченко попытался помочь партии власти. И лучше б ведущий этого не делал.



Максим Шевченко : Вы критикуете. Когда вы были первым вице-премьером, было по-другому тогда в стране?



Борис Немцов: Я вам так скажу...



Максим Шевченко : Коррупции не было? Ничего не было?



Борис Немцов: Я вам сейчас объясню. Коррупция была в два раза меньше.



Максим Шевченко : То есть лучше было в 90-х?



Борис Немцов: Я вам так скажу, по уровню коррупции мы были на 85-м месте тогда, а сейчас на 143. Он отбросил нас на 143-е место! Мы с Зимбабве, Сьерра-Леоне и Нигерией, по-моему, по уровню коррупции. Позорище! Вот результат этого правления! Сплошная коррупция - от детских садов до Кремля! Вот и все результаты.



Михаил Соколов: Адвокату кабинета министров Барщевскому Борис Немцов подарил еще несколько неприятных минут:



Борис Немцов: Вы "План Путина" поддерживаете?



Михаил Барщевский: Сильное государство, всеобщее благоденствие, все сытые и здоровые - да, я это поддерживаю.



Борис Немцов: А почему тогда не в "Единой России"? Идите в "Единую Россию"!



Михаил Барщевский: Объясню в чем разница. Разница в том, что никто не против того, чтобы быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Дело все в том, что детализацию "Плана Путина" в изложении "Единой России" я не поддерживаю. Я не согласен с теми методами, которыми можно достигать всеобщего благоденствия. К тому же я не верю во всеобщее благоденствие сверху.



Борис Немцов: А как вы, не поддерживая "План Путина", работаете на Путина?



Михаил Барщевский: Очень просто. Я работаю не на Путина, я работаю...



Борис Немцов: Вы в правительстве Путина работаете.



Михаил Барщевский: Я работаю не на Путина, я работаю на закон.



Михаил Соколов: Финишировали дебаты более-менее же спокойно.


Максим Шевченко позволил Николаю Харитонову объяснить, что креме как за КПРФ голосовать не за кого, дал Михаилу Барщевскому поздравить жену с юбилеем свадьбы, и решил на прощанье укусить Бориса Немцова.



Максим Шевченко : Правильно ли я понял, что идеология 90-х это и есть национальная идея России?



Борис Немцов: Национальная идея - это гуманизация России. При том цинизме и жестокости власти, которая существует сейчас, мы нашу страну счастливой и успешной никогда не сделаем. Вот потоки лжи, клеветы и пропаганды, которые льются на вашем телеканале, вы не верьте, люди, этому! Все ложь! Они нас боятся! Они запугали страну! Голосуйте только за Путина, а то без пенсий останетесь! Голосуйте только за Путина, иначе вас выгонят из университета! Голосуйте за СПС! Это абсолютно точно! Это правильно! Мы по-человечески будем к вам относиться!



Михаил Соколов: Но «Первый» канал дал ответ Немцову с помощью приходит контрпрограммирования. Сначала запустили ролик от ДПР с пародией на Никиту Белых, а затем бывший кремлевский чин, миллионер из Интернет-бизнеса призвал с экрана помочь Путину, и зазвучала зомбирующая алилуйщина.


Как обнаружили исследования, многие граждане уверены, что видели «Единую Россию» в теледебатах. Более двух третей убеждены, что в дискуссиях партия Путина побеждает.


Побеждает благодаря и цирку а-ля ЛДПР, и потому, что ей не надо отвечать за базар.


В предвыборном манифесте 2003 года «Единая Россия» обещала, что «в 2004 году каждый житель России будет платить за тепло и электроэнергию в два раза меньше, чем сейчас»; в 2005 - «каждый гражданин России будет получать свою долю от использования природных богатств России», в 2006 - «у каждого будет работа по профессии», а к 2008 - «каждая семья будет иметь собственное благоустроенное жилье, достойное третьего тысячелетия, вне зависимости от уровня сегодняшнего дохода».


Понятно, почему «Единая Россия» в дебатах не может участвовать. Это все ей бы припомнили. А так сплошная лафа: критиковать «Единую Россию» впрямую в роликах по закону нельзя, разные клоуны не дают оппонентам Путина слова против власти спокойно сказать, а беспристрастный жребий сводит постоянно либералов с их клонами, а левых - с их тенями.


XS
SM
MD
LG