Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Джазовый фестиваль завершился в Лондоне

  • Ефим Барбан

На Лондонском фестивале джаза в этом году выступили более двухсот музыкантов из двух десятков стран

На Лондонском фестивале джаза в этом году выступили более двухсот музыкантов из двух десятков стран

25 ноября завершился Лондонский фестиваль джаза (London Jazz Festival) — один из крупнейших в Европе. С 1993-го года, ежегодно, в ноябре, в Лондоне собираются крупнейшие джазмены Европы и Америки. Этот фестиваль отличает не только грандиозный масштаб — в этом году выступило более двухсот музыкантов из двух десятков стран — но и возможность послушать музыку самых разных стилей, от диксиленда до фри-джаза. Кроме того, устроители фестиваля, приглашая американских звезд, дают возможность выступить и молодым, малоизвестным музыкантам.


И вот эта демократичность — еще одна отличительная черта лондонского джазового праздника. Центральными событиями фестиваля в этом году стали выступления трех ветеранов джаза, трех американских джазовых звезд: саксофониста Сонни Роллинса, пианиста Чика Кориа и басиста Чарли Хейдена. Хейден, которому в этом году исполнилось 70, — один из создателей джазового авангарда, однако музыка возглавляемого им квартета West, с которым он выступил на фестивале, — чистой воды джазовый мейнстрим. Ностальгическая ретромузыка этого ансамбля переносит слушателя в излюбленную его лидером эпоху 30-х годов — золотую эпоху джаза.


Среди выступивших на фестивале европейских оркестров и ансамблей выделялись квартет норвежского тенор-саксофониста Яна Гарбарека и квинтет французского аккордеониста Ришара Галльяно. Аккордеон крайне редко используется в джазе. Думаю, что Галльяно — крупнейший из живущих джазовых аккордеонистов. Его недавние выступления в Америке вылились в триумфальное шествие по родине джаза. Музыку, которую исполняет и сочиняет Галльяно, отличает чисто французская интонация, теснейшая связь с французским шансоном.


Дуэт Чика Кориа


Выступление дуэта Чика Кориа и исполнителя на банджо Бела Флека в лондонском Барбикан-холле вызвало огромный интерес у британских любителей джаза. Во всяком случае, билеты на концерт были распроданы задолго до фестиваля. 66-летний пианист и его молодой партнер исполняли в основном классические джазовые стандарты — импровизировали на темы Гершвина, Портера и самого Кориа. Эта музыка, как и все, что исполняет этот выдающийся пианист, отличалась экзотической смесью свингующей страстности и романтической мечтательности. В интервью Радио Свобода Чик Кориа так выразил свое кредо, свой музыкальный символ веры: « Любая музыка — это послание. И причина, по которой для этого выбирается музыка — в том, что то, о чем она говорит, невозможно выразить ни с помощью слов, ни другими средствами. В моей музыке нет политического содержания. Единственное, что мной движет, — это стремление улучшить этот мир, который находится в удручающем состоянии. И долг музыкантов, художников, всех людей искусства — создавать некие позитивные ценности. И это единственное, что должно противостоять миру зла. И если в моей музыке и заключено какое-то послание, то это — попытка вместе с другими так же чувствующими людьми заставить мир почувствовать облегчение».


— Где вы, в таком случае, черпаете вдохновение?
— Я приверженец сайентологии. Это относительно новый вид религии. Она создана покойным уже Роном Хаббардом — великим человеком, философом и писателем. Я открыл для себя его идеи в 1968 году. С тех пор я продолжаю изучать его работы. В этом и состоят мои религиозные убеждения. Это путеводная звезда моей жизни.


— И, все же, продолжаете ли вы в джазе какую-то традицию, следуете ли какому-то стилю?
— Меня не заботит продолжение какой-либо традиции. Я с огромным уважением отношусь к работам других музыкантов и моих предшественников в музыке, у которых я учился. Мне нравится ощущать с ними связь. Однако я не продолжаю никакой традиции. На мой взгляд, если музыкант живет нормальной жизнью и испытывает уважение к тому, что он делает и как живет, то самым естественным образом он оказывается продолжателем лучших традиций.


Во время фестиваля джаз в Лондоне не смолкал и после выступления музыкантов в концертных залах. Многочисленные джем-сейшн в джаз-клубах, барах и ресторанах, которые даже не афишировались, и обычно возникали спонтанно, продолжались далеко за полночь. Возможно, эти незапланированные джазовые сессии лучше всего выражали сущность прошедшего в Лондоне грандиозного праздника джаза. Его достойным завершением стало выступление в лондонском Барбикан-холле 77-летнего ветерана джаза тенор-саксофониста Сонни Роллинса. У американского саксофониста репутация одного из крупнейших и влиятельнейших музыкантов современного джаза. Он до сих пор верен музыкальным заветам Чарли Паркера и эстетическим принципам бибопа. Выступление его квартета в последний день лондонского фестиваля продемонстрировало неувядаемое мастерство этого титана джазового саксофона.


XS
SM
MD
LG