Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Берлине вышла книга "Дин Рид: правдивая история"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Андрей Шарый: В Берлине, в издательстве «Новая жизнь» вышла книга «Дин Рид: правдивая история», подробно осветившая все периоды жизни верившего в идеалы социализма американского певца, которого называли «красным Элвисом». Он прославился сначала в Латинской Америке, а затем в 1966 году начал вторую карьеру в СССР. В 1973 году он поселился в ГДР, где дважды вступал в брак и где покончил жизнь самоубийством в возрасте 47 лет в июне 1986 года. Дина Рида сопровождала противоречивая репутация. Он выступал в поддержку советской агрессии в Афганистане, ездил на БАМ, получил Премию Ленинского комсомола. Он был в такой же степени певцом, как и политической фигурой, никогда не скрывал своих левых взглядов, называл себя марксистом, но не считал себя коммунистом. Автор книги – лично знавший Рида берлинский киновед Франк Буркхард Хабель. На презентации побывал корреспондент Радио Свобода в Германии Юрий Векслер, он беседовал с автором о том, кем же был настоящий Дин Рид.



Юрий Векслер: В зале небольшого театрика в восточной части Берлина собрались в основном люди, знавшие певца, и уж, как минимум, бывавшие на его концертах поклонники. Вначале – песни в исполнении Дина Рида. Автор книги зачитывал фрагменты из нее. А бывший первые годы Рида в ГДР личным переводчиком певца Виктор Гроссман поделился своими воспоминаниями, в частности, о первом посещении Ридом Эрмитажа.



Виктор Гроссман: В те годы в одном из залов, который было непросто найти, он был как бы спрятан на обочине основного маршрута, была французская живопись начала XX века, авангард, кубизм. Рид походил по залу и вдруг вспыхнул: «Что это за искусство такое? Ведь так может любой ребенок! Вот это не похоже на человека. А это? Разве это пейзаж, разве это ландшафт?» Ну, это был парень из Колорадо. Его жена Випке разбиралась в искусстве и попыталась поспорить с ним. Он обратился за поддержкой ко мне. Но я, выросший в Нью-Йорке и ходивший в Музей Мома, тоже считал это искусством и поддержать его не мог. Рид был страшно разочарован и пришел в бешенство. Рассердившись на нас обоих, он бросил: «Все, я ушел!» - и исчез.


Мы думали встретить его в гардеробе, но там его не оказалось. Он, как выяснилось позднее, прошел пешком по февральскому питерскому морозу без пальто и без шапки два километра до отеля.



Юрий Векслер: После презентации мне удалось поговорить с Франком Буркхардом Хабелем. До сих пор есть многие, кто считает, что Рида убили люди Штази, а затем инсценировали самоубийство. Автор книги исходит из того, что Рид добровольно ушел из жизни.



Франк Буркхард Хабель: Тут сошлось многое: и то, что он почувствовал, что и в ГДР, и в СССР он прошел пик популярности и не столь любим, как прежде. У него был в этот момент кризисный период отношений с женой. Важную роль сыграло также и то, что ему было трудно примириться с мыслью о предстоящем старении. Он, например, очень переживал, когда ему впервые понадобились очки. Все это вместе было тяжело для человека, который никогда не смог бы жить в спокойствии и довольстве, а для внутреннего баланса все время нуждался в переменах. И он стал в это время скучать по своей родине, по США, он хотел туда вернуться, но не мог примириться с мыслью, что ему там придется за что-то в своей жизни извиняться и быть просителем. Он не желал предавать свои социалистические убеждения и хотел иметь возможность представлять их и в США, но шансов на это у него не было.



Юрий Векслер: Кем он был в первую очередь – социалистом, певцом, гражданином мира? Чего более всего жаждала его душа?



Франк Буркхард Хабель: Полагаю, что для него было очень важно помогать простым людям. Он всегда видел этот контраст, этот антагонизм между богатством и бедностью, и его сердце всегда было с простыми людьми. Определялось ли это коммунистическими, или социалистическими, или какими-то другими взглядами на мир – сказать не берусь. Он, я полагаю, не был человеком какой-то теории, у него все шло от сердца. Он присоединился к движению, вместе с которым он полагал, что сможет больше сделать для простых людей, может помогать им. Но он был предан этому движению до определенной черты. Он, например, отказался от предложения Штази наблюдать за своими политическими друзьями. Он написал по этому поводу протестующее письмо Хонеккеру с требованием, чтобы Штази оставили его в покое.



Юрий Векслер: Известно, что Дин Рид дружил с Арафатом. И в то же время он пел в концертах еврейские песни. Однажды он сделал это в Москве, настояв против воли тогдашнего министра культуры Фурцевой на исполнении «Хава нагила». Чем вы можете это объяснить?



Франк Буркхард Хабель: Он был человеком, который все время искал баланс, равновесие. Он не стремился к радикальным действиям. Если он делал нечто острое в одном направлении, то ему было необходимо после этого сделать и нечто уравновешивающее в противоположном направлении. Так он понимал социализм.



Юрий Векслер: Был ли он богат в ГДР?



Франк Буркхард Хабель: Нет, он не был богат. Многие думали так, глядя на него многочисленные выступления и слыша о его высоких гонорарах. Но это были гонорары в марках ГДР, и с этими деньгами он не мог себе позволить ничего особенного. К тому же он всегда охотно делал пожертвования на разные сообразные его убеждениям цели и много помогал друзьям. Гонорары же в твердой валюте он зарабатывал редко, скорее в виде исключения.



Юрий Векслер: Дин Рид много снимался в кино в ГДР. Был ли он, на ваш взгляд, хорошим актером?



Франк Буркхард Хабель: Я считаю, что он был прежде всего интересной личностью. Как киновед, я могу сказать, что я никогда не был убежден в его актерском таланте, но всегда был в восторге от него как от певца.


XS
SM
MD
LG