Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Старые харизматики и новые простодушные: обзор теледебатов


Елена Фанайлова: На мой непросвещенный взгляд человека, на политическую жизнь в стране смотрящего с точки зрения эстетики и антропологии, политики делятся на харизматиков и простодушных, они же профаны. Я до некоторой степени завидую коллегам, которым досталось освещать дебаты таких заслуженных бойцов политической арены и крупных актеров, как Жириновский (явление которого на экране обессмысливает работу бригады юмористов) или Немцов, которого таблоиды еще в девяностые годы определили на роль секс-символа. Я бы с удовольствием посмотрела еще и на шоу Зюганов-Явлинский, но люди с центральных каналов лишили меня такой возможности, они предпочли сталкивать в эфире партийных активистов близких взглядов. И какой толк наблюдать, как интеллигентно изображают несогласие Леонид Гозман (СПС) и Сергей Ковалев ("Яблоко")? Или вот Жириновский с коммунистами: ясно ведь, какой кит поборет какого слона в этом представлении. (Я лично знаю многих людей, голосующих за Зюганова, и только одного человека, с каким-то маниакальным упорством отдающего свой голос Жириновскому, ну и что? Не лжет Владимир Вольфович или не боится - это не отменяет его амплуа всенародного шута у трона короля, а к мнению придворных полезно прислушиваться.)


Было бы странно ожидать от РТР и Первого канала, что они отдадут последний день дебатов политическим тяжеловесам. Они и отдали: РТР - Михаилу Барщевскому при поддержке композитора Александра Журбина, то есть "Гражданской силе" (новоявленным окололибералам), и Геннадию Семигину при поддержке Надежды Корнеевой, то есть новым околопатриотам, простите, "Патриотам России". Первый канал с утра вообще обошелся одним-единственным лидером Аграрной партии Владимиром Плотниковым. Оно, может, и гуманно: пусть люди приобретут толику народного внимания на фоне результата, давно известного кремлевским политтехнологам.


Что сказать о самих дебатах? Семигин, конечно, абсолютно простодушный политик, который надеется на рациональную часть своей предвыборной программы, да еще и наивно полагает, что кто-то будет в ней разбираться. Наверное, это марксистская школа.



Геннадий Семигин: Мы представили новую модель развития страны, где есть новая экономическая система, новая правовая система, новая политическая система и показали, что для того, чтобы перейти ко второму этапу, нужно сделать таким образом, чтобы власть в России реально принадлежала народу, чтобы народ мог выбирать губернаторов, депутатов.



Елена Фанайлова: Михаил Барщевский, профессиональный юрист, имел бы некоторые шансы сделаться харизматиком, все-таки большой опыт судебной практики имеется, но некоторое простодушие неофита (возможно, наигранное) сбивает зрителей с толку.



Михаил Барщевский: Просто у меня сегодня особый день. У меня сегодня 32-я годовщина со дня свадьбы. И сегодня в особенно четко понимаю, что нет ничего дороже, чем хорошая семья, чем любовь, чем поддержка жены, мужа, чем поддержка мужем жены.



Елена Фанайлова: Ну, с некоторыми замечаниями обоих оппонентов приходится соглашаться…



Геннадий Семигин: Завершается избирательная кампания, она оставляет двойственные и тревожные чувства. Вас заставляют голосовать, буквально ломая через колено, забывая о том, что русского человека можно попытаться нагнуть, но сломать нельзя. Вас пытаются заставить голосовать 2 декабря уже за неизвестного президента, за неизвестное правительство, за неизвестный курс, который эти люди после марта будут проводить. Четыре политические партии тянут в Думу буквально за уши. Никто не говорит о том, что на страну надвигается экономический кризис.



Елена Фанайлова: Давно народ не слышал с экрана таких смелых политических высказываний. Даже странно, что немедленно не включалось какое-нибудь запикивание или иная форма телецензуры. И ведь Барщевский с Семигиным не одиноки. Мало кто из выступавших в дебатах смог удержаться от подобных высказываний. И здесь не отличить, где Барщевский, где Семигин. Власть критиковать легко и приятно, это общее место политических дебатов. Еще одно общее место - упреки друг другу в недееспособности. Начинает Надежда Корнеева, отвечает Михаил Барщевский...



Надежда Корнеева: Наша партия, хотя и молодая, но мы уже за эти два года успели внести 32 законопроекта в Думу, сделали в регионах более 500 конкретных совершенно дел для людей. А что сделала ваша партия, пусть в таком же тоже младенческом возрасте?



Михаил Барщевский: Наша партия не внесла законопроекты в Думу, в регионах не проводила никаких популистских акций, в отличие от вашего лидера я никогда не был вице-спикером Государственной Думы.



Елена Фанайлова: А Первый канал вообще обошелся без демонстрации взаимных упреков - просто потому, что пригламуренному ведущему утреннего шоу Максиму Шевченко явно не в чем упрекать агронома Владимира Плотникова, эти люди вряд ли имели возможность встретиться до студии и вряд ли увидятся после. Плотников - тоже из простодушных, но с крестьянской хитрецой, за ним Шандыбин, они не пропадут. Насчет парного молока зрители теперь запомнят накрепко.



Владимир Плотников: Мы от души обращаемся к вам и просим поддержать Аграрную партию, поддержать нашу деревню, кто когда-то вспоминает краюху теплого хлеба, кружку парного молока.



Елена Фанайлова: Как заметил вечером на РТР Александр Журбин, мы так и не вышли из социализма.


Есть любопытные рассуждения об Америке, с подачи ведущих Мацкявичуса и Шевченко, одно принадлежит Журбину, второе - Плотникову



Эрнест Мацкявичус: Александр Борисович, вы долгое время прожили в Америке, по-моему, 12 лет, на ваш взгляд, какие американские ценности можно, а может быть, даже и следует применить в России?



Александр Журбин: Как раз то, что называется "либеральные ценности". Долгое время мы жили при коммунизме, и, по сути дела, мы еще далеко от этого не ушли, от социализма, от тоталитаризма и всего прочего, и далеко мы еще не сдвинулись. И мне кажется, что самое главное - это воспринять свободу духа, свободу поведения, свободу в обществе в самом широком смысле слова.



Максим Шевченко: У американцев есть национальная идея, они называют это американской мечтой. А какая национальная идея, какая мечта есть у российских граждан, у российского народа, по-вашему?



Владимир Плотников: Мы радуемся за другие народы, но американцы со своей мечтой... вырастают дети, надо им поступать, они кредиты дают на обучение своим собственным детям. У нас в России такие задачи… спроси у каждого взрослого человека, его задача - своих внуков довести до пенсии.



Елена Фанайлова: В общем, конец реалити-шоу, актеры устали, обсуждать пьесу будем в воскресенье на канале РТР, сразу после новостей и сериала «Ликвидация».


XS
SM
MD
LG