Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Для выборов президента могут придумать более демократичный сценарий»


После 1 октября борьба «Единой России» с собой стала более ожесточенной

После 1 октября борьба «Единой России» с собой стала более ожесточенной

Сегодня последний день предвыборной агитации в России. Суббота - день тишины, избиратели делают выбор, и в воскресенье голосуют. Как считает эксперт Института региональной политики Алексей Титков, основной темой избирательной кампании была борьба «Единой России» с самой собой.


- До начала избирательной кампании состав ее основных участников был очевиден. Но, начиная с 1 октября, когда Путин объявил о своем решении принять участие в избирательной кампании в составе «Единой России», первоначальный инерционный сценарий кампании изменился. В новых условиях по-прежнему основной темой избирательной кампании была борьба «Единой России», можно сказать, с самой собой, с теми плановыми показателями, которые партия для себя поставила. Но сама по себе эта планка стала заметно выше, чем она была до 1 октября, и это придало кампании некоторый драматизм и даже ожесточенность. В результате из этого напряжения появились попытки партии власти перевести избирательную кампанию из режима межпартийного соревнования в референдум доверия президенту Путину. Соответственно, более драматичным стало административное давление на те партии, которые казались наиболее опасными конкурентами, прежде всего это коммунисты и СПС.


- Вы действительно считаете, что СПС является серьезным конкурентом нынешней партии власти?
- Эта партия, скажем так, была ощутимым конкурентом и могла отнять как раз те несколько процентов голосов, которые «Единая Россия» считала недостающими и «своими», поскольку с самого начала было понятно, что в думской избирательной кампании СПС, как и на региональных выборах, основную ставку будет делать на избирателей пожилого возраста, на избирателей отдаленных сельских районов, это те группы избирателей, к которым «Единая Россия» привыкла, и понятно, что любая конкуренция именно в этом сегменте воспринималась достаточно болезненно. Собственно, те методы контрпропаганды, которые применялись против СПС, подчеркнуто плакатные, карикатурные, скорее всего, были направлены именно на эти целевые группы избирателей.


- Насколько неожиданными стали для вас проблемы, возникшие во время предвыборной кампании у «Справедливой России»?
- В сентябре бы я этого не ожидал, но это одно из следствий изменения сценария после 1 октября. В нынешних условиях двух пропрезидентских партий стало слишком много, и на уровень региональных администраций, видимо, позиция была транслирована достаточно четко, что партий, о которых нужно «заботиться», только одна, все остальные будут мешать, пускай сами решают свои проблемы.


- Какую роль в этой кампании, на ваш взгляд, сыграл президент?
- Значимую. Думаю, что примерно 10 или 15% прироста результатов «Единой России» он сможет обеспечить. И для тех партий, результат которых, по первоначальным прикидкам, должен был колебаться около 7%, по крайней мере, были надежды до этого барьера дотянуться, именно эта доля, сама по себе не очень большая, может оказаться решающей.


- Что вы можете сказать об истории с наблюдателями на этих выборах?
- Она выглядит достаточно непростой. Похоже, что российская сторона не очень хотела присутствия «долгосрочных» наблюдателей, и в результате была избрана тактика проволочек в оформлении документов, и сторона ОБСЕ решила не идти до конца, не добиваться и отказалась от участия в наблюдении на российских выборах.


- Тем не менее 280 международных наблюдателей, как сообщили в ЦИКе, аккредитованы на эти выборы, в том числе и от Парламентской Ассамблеи Совета Европы.
- Наблюдатели заметно отличаются друг от друга по степени включенности в избирательную кампанию. В этом смысле представителей Парламентской Ассамблеи, ряда других международных организаций можно, наверное, называть с некоторой долей неполиткорректности парламентскими туристами, которые приезжают незадолго до выборов, появляются на нескольких избирательных участках, где их ждут, возможно, на ряде участков, где их не ждут. Неприехавшие наблюдатели должны были в течение длительного срока (около месяца) находиться в стране и наблюдать не только за ходом подсчета голосов, а и за ходом самой избирательной кампании. И в этом смысле сейчас ситуация на выборах в Государственную думу такова, что к самому по себе подсчету голосов претензий будет вряд ли много. Здесь процесс в большинстве территорий достаточно прозрачный, достаточно контролируемый, подсчет относительно честный. И основные нарекания со стороны наблюдателей мог вызвать как раз ход избирательной кампании с заметным доминированием одной из партий. То есть в этом смысле вопрос состоял в том, это наблюдатели за чем - только за подсчетом или за избирательной кампанией тоже?


- Будет ли президентская кампания похожа на парламентскую?
- Я думаю, что нет. Президентская кампания будет, возможно, даже менее драматичной, более спокойной, такой гонки за результатом будущего победителя, как сейчас, вряд ли можно ожидать. Я имею в виду по-прежнему наиболее прогнозируемый сценарий, связанный с тем, что действующий президент Путин не идет на новый срок, остается в политике; он будет так или иначе оформленной и влиятельной фигурой. В этом смысле, скорее, наоборот возможны некоторые действия президентской администрации на то, чтобы выборы получились как можно более конкурентными и результат будущего победителя оказался как можно более скромным по сравнению с результатами «Единой России» на голосовании 2 декабря. Возможен даже совсем демократичный сценарий, предусматривающий второй тур голосования.


XS
SM
MD
LG