Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расчеты критической точки развития Земли


Ирина Лагунина: Исследования эволюционных процессов показывают, что развитие жизни на Земле происходило с ускорением. Качественные скачки сначала в биологической, а потом и в социальной эволюции случались все чаще и чаще. Расчеты свидетельствуют о том, что перелом в ускоренном ходе развития произойдет в первой половине 21 века. Именно в это время, как рассказывает гость нашей программы, сотрудник института ядерной физики МГУ Александр Панов, все параметры роста уходят в бесконечность. Каковы предполагаемые сценарии прохождения этой критической точки? С Александром Пановым беседуют Александр Костинский и Александр Марков.



Александр Марков: Как же следует интерпретировать такой парадоксальный результат и что же нас в действительности ожидает в будущем?



Александр Попов: Мы имеем сходящуюся геометрическую прогрессию, представленную точками фазовых переходов.



Александр Костинский: Сходящуюся, значит, что в конце нее есть конкретное число, когда эволюция станет бесконечно быстрой за бесконечно короткое время.



Александр Попов: Совершенно верно. Эволюция в таком режиме может происходить сколь угодно долго, она происходит только какое-то ограниченное время, что дальше происходит, строго говоря, неизвестно. Возникает следующий вопрос: если взять те точки, которые мы знаем, то можно эту последовательность проэкстраполировать в будущее и узнать, где находится этот самый предел, вблизи которого эволюция должна стать формально бесконечно быстрой. Для этого предела название придумал Игорь Михайлович Дьяконов, он назвал эту точку сингулярностью истории. Видно, что лучше говорить о сингулярности эволюции, поскольку видно, что последовательность получается одна на все четыре миллиарда лет.



Александр Костинский: Сингулярность - это так называемая особая точка, которой параметры принимают ненормальные значения.



Александр Попов: Бесконечные. Если взять всю последовательность целиком, все четыре миллиарда лет, экстраполяция дает 2004 год. Не совсем так. На самом деле прогноз гуляет где-то от 2004 года до примерно 2060, грубо говоря, это половина 21 века. Теперь, какой же физический смысл этой сингулярной точки эволюции. Ясно, что никакая эволюция реально с бесконечной скоростью уйти не может, хотя некоторые с этим не согласны, но я с этим согласен. Я считаю, что это означает лишь то, что этот режим ускорения эволюции должен сломаться. И первая половина 21 века является периодом, когда будет ломаться вот эта самая кривая. Я сейчас еще раз хочу вернуться к тому, что то, о чем мы говорим, это не является настоящей наукой – это гипотеза. Причем не просто гипотеза - это эвристическая гипотеза. Потому что если внимательно посмотреть, они не допускают процедуру фальсификации, их очень трудно опровергнуть. Мы к ним пришли, основываясь на рассмотрении определенного круга явлений. Важно то, что к очень похожим выводам люди приходят совершенно разными способами. Наиболее известен способ изучения демографической кривой. Кривая народонаселения всего Земного шара, если ее взять до 1960 года приблизительно и продолжить в будущее, то окажется, что это гипербола, которая в бесконечность уходит в 2027 году, то есть в тот же самый период времени.



Александр Марков: То есть речь идет о миллиардах лет, вдруг мы попадаем двумя совершенно разными способами в какой-то маленький один и тот же кусочек времени. Вы говорили, что эту гипотезу трудно фальсифицировать. А если поставить себя мысленно, поместить в другой момент времени, скажем, в эпоху расцвета Римской империи, в Рим. И вам, допустим, вы находитесь в том времени и вам приходит в голову идея проследить фазовые переходы. Не вышло бы так, что вы бы тоже выделили важнейшие революции так, что они будут ускоряться и ускоряться. То есть существует аберрация близости.



Александр Попов: Это аберрация исторической памяти называется.



Александр Марков: Что произошло недавно, кажется более важным, чем то, что было в седой древности. Может быть древний римлянин сказал бы, что революция Цезаря – это, безусловно, фазовый переход великий, а реформы Гракхов тоже колоссальный фазовый переход. А уж возникновение Рима - это просто самый главный фазовый переход. И у него бы получилась последовательность ускоряющая и с точкой сингулярности где-нибудь в каком-нибудь сотовом году нашей эры. Не получилось бы так?



Александр Попов: Давайте сделаем простой мысленный эксперимент, рассмотрим на примере период верхнего палеолита, который продолжался от 40 тысяч лет до примерно 12 тысячи лет назад и возьмем из этого верхнего палеолита любые тысячи лет. Конечно, там было много разных событий, много племенных войн, было съедено множество мамонтов и было много других локальных событий. Но качественно изменений в структуре системы никаких не происходило. Использовались очень мало изменившиеся ловушки, копья и прочие инструменты, которые в течение вот этого тысячелетнего периода почти не изменились. Существовала фигура какого-то божка, на котором были нарисованы черточки. В течение семи тысяч лет на этой фигурке появилась всего одна новая черточка. То есть реально качественных изменений было мало. Теперь возьмем последнюю тысячу лет. Здесь совершенно очевидно, что это были не просто события, а произошло действительно качественных изменений. Информационная революция, например, когда человечество перешло от переработки преимущественно материальных объектов к переработке информации. Это качественное изменение. Промышленная революция. К тем же самым выводам можно придти, если сравнить одинаковые кусочки, например, где-нибудь в районе трех миллиардов лет назад и сотни миллионов лет назад. Будет видно, что в одинаковый промежуток времени сотни миллионов лет назад и три миллиарда лет назад умещается разное количество качественных изменений. Так что, по-видимому, здесь нет эффекта аберрации исторической памяти. Так вот каждое из этих рассуждений имеет характер правдоподобного рассуждения. Его трудно называть строго научным доказательством. Но взятые все вместе, они просто-напросто заставляют отнестись ко всему этому достаточно серьезно. Интерпретировано таким образом, что эти режимы с обострением в первой половине 21 века должны ломаться. Получается, что вся эволюция на планете Земля делится, как минимум, на два больших периода. Период досингулярной эволюции, слом и то, что будет после сингулярности, некая постсингулярная эволюция.



Александр Марков: Если мы посмотрим на рост народонаселения, мы говорили, растет по гиперболы. И в 60 годы расчеты показывали, что если дело продолжится таким же образом, то в 2027 году численность населения Земли должен стать бесконечной. Рост населения замедлялся, и по прогнозам просто-напросто ожидается стабилизация. Большинство прогнозов предсказывает, что дорастет до 10-12 миллиардов население земли и перестанет расти и дальше всегда будет оставаться таким. Может быть и с нашим биосферным социальным развитием так же произойдет? Может быть мы достигнем какого-то максимума развития и будем на нем оставаться бесконечно долго.



Александр Попов: Вероятно, перелом гиперболического роста населения и выход на плато как раз является первым признаком того, что происходит выход в новый интенсивный режим развития с некоторыми более стабильными параметрами. Более того, в этом можно усмотреть один интересный момент, который говорит о том, что в эволюции появилось нечто качественно новое. Возьмем развитые западные страны. Они существуют фактически в условиях материального изобилия. Вся биология устроена таким образом, что при наличии достаточных ресурсов биомасса стремится к неограниченному росту до тех пор, пока эти ресурсы не будут исчерпаны. А здесь мы видим, что фактически в условиях материального изобилия количественный рост населения прекратился. Возможно, это является одним из новых качественных явлений в эволюции, что и говорит о том, что эволюция действительно входит в некий новый режим. Таким образом мы должны ожидать, что режим эволюции, а в данном случае нужно говорить о социальной эволюции, должен как-то радикальным образом измениться. Как он может измениться, об этом хочу пару слов сказать. Во-первых, напомню, что еще лет 50 назад основные прогнозы в эволюции человечества были связаны с масштабным выходом человека в космос. И представлялось себе, что тот технологический взрыв, который происходит на Земле, будет затем продолжен в космосе, за счет чего человечество может поселиться в эфирных городах, как говорил Циолковский, многократно увеличить свою численность, вынести огромные энергетические мощности, промышленность и так далее. И начать ударную волну распространения сначала в Солнечной системе, потом в галактики. В настоящее время можно с грустью или с другими чувствами констатировать, что человечество явно отказалось от своих космических амбиций. Из чего это видно? Если посмотреть не то, что прогнозы, а просто планы освоения космоса, которые строились в конце 60-х - начале 70-х годов, то уже вот эти прогнозы и планы совершенно радикально не оправдались. Например, в начале 70 годов существовал прогноз, что где-то в середине 80 годов будут строиться орбитальные станции на 25-100 человек, существовали финансово просчитанные проекты. К концу 20 века создание орбитальных солнечных электростанций мощностью на многие мегаватты. Площадь солнечных батарей должна была составлять порядка 50 квадратных километров, масса сооружений порядка 10 тысяч тонн. И это не были фантазии - это были экономически просчитанные проекты. Таким образом, тот технологический взрыв, который существовал в 20 веке, в 19 веке он не будет продолжен в космосе, по крайней мере, в ближайшем будущем. Это означат, что на достаточно длительное время человечество должно перейти к существованию на Земле. Оно должно оставаться в рамках планетарных ресурсов во всех отношениях, и в смысле потребления энергии, потому что если потребление энергии будет слишком большим, Земля будет перегрета и, естественно, в смысле потребления материальных ресурсов. Таким образом, по-видимому, постсингулярная эволюция должна быть какой-то формой интенсивной революции, такой революции, которая выражается не в количественном, а в качественном развитии. Эволюция вглубь себя. Здесь открываются очень широкие просторы для фантазии. Может быть это будут какие-то сценарии, связанные с использованием искусственного интеллекта, может быть какие-то сценарии, связанные с какой-то формой медитации. К сожалению, сейчас прогноз дать очень трудно. Один из возможных исходов, который возникает, когда система находится в таком неустойчивом состоянии – это, к сожалению, крах этой системы. Естественно, надо сделать все возможное, чтобы этого краха не произошло.


XS
SM
MD
LG