Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сколько нужно милиционеров, чтобы арестовать одного вятского студента? Коммунальные заботы по-челябински. ВИЧ-инфицированных в Самаре становится все больше. Почему псковские пенсионеры переезжают жить в деревню? Удмуртия: Адвокатов сажают в клетку. Благовещенск: Металл воруют вагонами. Саранск: Граждане против мобильной компании. Димитровград: Опасен или не опасен радиоактивный йод. Казань: Где купить дешевое молоко


В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Владимир Амфилатов : Посчитал своим гражданском долгом выйти на площадь. Зов свободы меня туда вел.



Екатерина Лушникова : На площадь перед зданием областного правительства вышел студент филологического факультета Гуманитарного университета Владимир Амфилатов. В минувшее воскресенье здесь должен был пройти Марш несогласных. Однако в назначенное время никто, кроме студента Амфилатова, на площади не появился. Оказавшись в гордом одиночестве, студент стоял и ждал, что будет. Он даже не успел развернуть плакат, который принес с собой.



Владимир Амфилатов : Я даже не развернул его, потому что уже видел, что вся площадь просто кишит сотрудниками милиции. Кроме того, больше я «несогласных» не увидел.



Екатерина Лушникова : Единственного вятского «несогласного» ловили, словно опасного преступника.



Владимир Амфилатов : Подошли два сотрудника в гражданской одежде. Очень грубо меня схватили: один - с одной стороны, другой – с другой стороны. Я говорю: «Все спокойно. Я не сопротивляюсь». Они все равно меня тащат. Я, конечно, занервничал, выронил плакат. Они мне сказали, что роняй, не роняй, а у нас все сфотографировано уже. Повели по направлению к машине. Там, что меня особенно поразило, сотрудник милиции просунул руку, взял меня за промежность, приподнял, на весу меня стали заталкивать в милицейский уазик. Лозунгов я не произносил. Я просто уговаривал быть осторожнее, что не нужно меня поднимать, я сам зайду в милицейский уазик. Во время поездки они шутили, говорили, что вот Каспаров, известный шахматист, а ты кто? Почему ты вышел на площадь? Сидел бы дома, пил бы пиво. Сколько тебе заплатили? Видимо, они не понимают, что не все делается за деньги. Кто-то действительно считает своим гражданским долгом выходить на улицы и влиять на власть. Видимо, я такую опасность представляю – столько милиции нагнали, чтобы задержать меня. Правда, задержали еще журналиста.



Екатерина Лушникова : За попытку сфотографировать единственного вятского «несогласного» был схвачен журналист «Вятской Особой» газеты Егор Михалев.



Егор Михалев : Как только я его сфотографировал, к нам тут же подбежали сотрудники милиции. Лично подбежал начальник одного из отделов УБОП Вершиненов. Сначала потребовали отдать камеру, показать снимки, потом просто стали удерживать, схватив за руки, потом подогнали машину и увезли. Все это очень гадко и непорядочно. Милиция не должна такими вещами заниматься, у них есть намного более важная работа. А когда на одного студента оттягивают порядка 50 сотрудников, может быть, 40, это просто абсурд и бред.



Екатерина Лушникова : Сотрудники милиции действовали строго в рамках закона, считает руководитель пресс-службы УВД области Сергей Баранцев.



Сергей Баранцев : 25 ноября на Театральной площади собралась группа из трех граждан, в которой находились Макаров, Евгений Кокоулин, называющий себя правозащитником, и студент, о котором вы спрашивали. Они собрались и достали плакаты. На основании Закона «О милиции», а также Кодекса административных правонарушений организаторы этого пикета, который проводился с нарушением установленного порядка, Амфилатов был доставлен в Отдел внутренних дел по Октябрьскому району, где на него был составлен протокол по статье 20.2 Кодекса об административных правонарушений.



Екатерина Лушникова : По жалобе Владимира Амфилатова прокуратура Октябрьского района проводит проверку законности действий сотрудников милиции. В понедельник, 3 декабря, мировой суд должен рассмотреть дело по обвинению студента филологического факультета в организации Марша несогласных. Рассказывает правозащитник Евгений Кокоулин.



Евгений Кокоулин : В понедельник у нас суд, завтра у нас суд. Видимо, суд у нас сейчас будет каждый день. Самое огорчительное, что это не единственный эпизод. Потому что до этого и после этого происходили аналогичные задержания в связи с их политической деятельностью. На этой недели задержали трех расклейщиц агитаций. Девушки провели свыше трех часов уже в Первомайском РОВД. В этот же самый день то же самое управление по борьбе с оргпреступностью задержало молодого человека, продержало его еще больше времени. Те люди, которые действительно хотели провести некую протестную акцию на Театральной площади, были блокированы в квартире. За час до предполагаемого мероприятия подошел сотрудник милиции, представился участковым, проверяет паспортный режим. Это замечательная вещь. У нас система прописки отменена еще Комитетом конституционного надзора СССР аж в 1990 году, а прописка – это инструмент, который используется до сих пор для решения каких-то вопросов. Даже в случае с Владимиром Амфилатовым доказывает, что один человек может что-то сделать.



Екатерина Лушникова : Студент Владимир Амфилатов полон решимости продолжать протестные действия, даже если проводить их придется в полном одиночестве.



Владимир Амфилатов : Я считаю своим гражданским долгом выходить на улицу и влиять на власть, таким образом.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Жилищно-коммунальных проблем в Челябинске по-прежнему хоть отбавляй. Обитатели нескольких квартир в доме 20а по улице Доватора, который относится к управляющей компании "Жилищник", вот уже несколько зим мерзнут и ходят по дому в валенках. Рассказывает Марьям Ракипова.



Марьям Ракипова : У нас раньше были пластиковые батареи, а теперь нам поменяли на эти батареи, ребранные. И у нас трубы к этим батареям не подходят. Нет отопления у нас. Я плачу за квартиру 2 тысячи с лишним. Мне 72 года. Я не ходячая. Я еле хожу по дому в валенках. Фуфайку одеваю. У нас 14 градусов, а бывает 12, бывает и 10. Мы ходили в ЖЭК. 25 числа мы ждали мастера от ЖЭКа. Целый день мы ждали мастера. Она нам обещала, она так к нам и не подошла.



Александр Валиев : Немногим лучше дела обстоят у соседей Марьям, пожилой четы Брюхановых.



Брюханова : Батареи холодные. На кухне вообще мерзлая батарея. Откуда будет тепло, если не топят, если закрывают задвижки?



Брюханов : На кухне батарея не работает совсем. В большой комнате чуть-чуть греет. У соседей вообще не греет. Деньги платим, елки-палки, а тепла нет.



Брюханова : Старые батареи, их надо промывать. А они не промытые, да еще и задвижки закрыты. Трубы менять надо, батареи менять надо. Я не знаю, вообще, сколько можно ходить, сколько можно стариков мучить. Мы замучились. Ходим в шубах, в валенках в квартире. Что это такое?! Это же вообще бессовестно!



Александр Валиев : Брюхановы обращались в свою районную администрацию, там их отправили в ЖЭК. В ЖЭКе их письмо зарегистрировали, записали на маленьком клочке бумаги регистрационный номер, а на обратной стороне зачем-то телефон тепловых сетей и с этим документом отправили стариков восвояси. Когда я позвонил в ЖЭК с вопросом, почему в одном из их домов замерзают люди, мне ответили, что работы ведутся и бросили трубку.


Вот еще одна ситуация. Жители микрорайона никак не могут определиться с выбором управляющей компании. Раньше их обслуживал МУП "Ремжилзаказчик", и к нему у людей было немало претензий. Теперь МУП преобразовался в ООО, и его сотрудники ходят по домам и обманным путем пытаются заставить жильцов заключить с ними договор на обслуживание. Рассказывает Агнесса Парадиз, жительница дома 32 по улице Карла Либнехта.



Агнесса Парадиз : В договоре отсутствует очень много положений, которые необходимы, которые мы считаем важными. Во-первых, нет акта о техническом состоянии общего имущества, нет даты проведения последних капитальных и текущих ремонтов. А нужно сказать, поскольку дому у нас уже где-то 40 лет, то капитального ремонта не было ни разу! Не отражены в этом договоре сведения о самой компании. Нет сведений об учредителях, нет сведений об уставном капитале компании. Мы узнали, что, по данным проверки Горжилинспекции, эта компания имеет огромный долг – около 43 миллионов рублей, что нас заставляет сомневаться в стабильности, финансовой состоятельности этой компании.



Александр Валиев : Уставной капитал ООО «Ремжилзаказчик», как оказалось, составляет 10 тысяч рублей. Это тоже насторожило жильцов. Кроме того, в договоре, который вынуждают жильцов подписать компания «Ремжилзаказчик», перечислены услуги, но нет их предполагаемой стоимости.



Агнесса Парадиз : Нас волнует еще и то, что с домом вообще не работают. Он у нас просто заброшен. Электричество у нас подается по воздушке. Напряжение в доме – 196. Вот сейчас покупают новую технику. Например, холодильник не смог работать – нет напряжения. Сгорел большой телевизор. Молодая семья купила. Поскольку у нас «хрущевка», у нас плоская крыша, для нас очень важно удаление снега с крыши. Этого тоже нет в договоре. Последнее, что нас очень волнует – это то, как будет выполнено поручение президента о программах по ликвидации аварийного жилья и проведению капремонтов при долевом участии. Нам говорят, что если вы не выберете компанию, значит, вы лишитесь этой возможности.



Александр Валиев : Старшая по дому, Вера Ивановна, считает, что управляющая компания должна разъяснять жильцам их права и обязанности, тем более что в этих домах в подавляющем большинстве живут пенсионеры, которые плохо разбираются в законах.



Вера Ивановна : Вместо того чтобы заняться вот этим, они ходят по квартирам, уговаривают поставить подпись, что мы вам в реестр включили, продлите свой договор, который вы в прошлом году заключили. Хотя с ними квартира не заключала никакой договор в прошлом году. В других квартирах они зазывают, ставя в пример, что старшая по дому заключила договор и так далее. Дом расположен на проезжей части. По Генеральному плану застройки этого микрорайона, улица Карла Либнехта от въезда со Свердловского проспекта до улицы Клара Цеткин не является проезжей. Сейчас, в настоящее время, ежедневно по этой улице порядка 300 машин в час ездят. Дом не имеет своей придомовой территории. Обращаясь к тому же начальнику ЖЭКа, чтобы вы хоть что-то сделайте для жителей, чтобы наши дети не попадали сразу под колеса автомобиля, выйдя из своих подъездов. Ничего не делается.



Александр Валиев : Жителям заброшенной "хрущевки", в которой за 40 лет ни разу не производился капитальный ремонт, остается только с завистью наблюдать за своими более удачливыми соседями - теми, кто обосновался в новом элитном доме. Дому нет и 10 лет, а там уже ремонтируют крышу.



Вера Ивановна : Рядом с нашим домом недавно построен дом. Мы его называем элитным. Новый дом, планировка прекрасная, большие площади. Почему мы называем его элитным, потому что в основном живут работники администрации Центрального района, замглавы администрации Центрального района, бывший начальник Управления образования города и так далее. Буквально недавно на этом доме производился ремонт кровли. Нашему дому 40 лет - только латание дыр было. Капитального ремонта, похоже, и не предвидится.



Александр Валиев : Между тем, в середине ноября прокуратура Челябинской области обнаружила в городе два дома, забытые коммунальщиками. Жилой дом 33а и общежитие в доме 34б по улице Кожзаводской отрезаны от всех благ цивилизации. В них нет отопления, электричества, горячей и холодной воды. Когда-то эти дома обслуживало предприятие "Южуралкожа". От него получали тепло и электроэнергию. А когда акционерное общество обанкротилось, жильцы оказались брошенными на произвол судьбы. Заложниками ситуации стали две челябинские семьи, проживающие в доме 33а. В итоге, после телевизионного сюжета, власти, наконец, обратили внимание на бедственное положение людей. Одну семью уже переселили, вторую обещают переселить в ближайшее время. Что же касается общежития, которое расположено в доме 34б, его будущее остается неизвестным.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Международный день борьбы со СПИДом 1 декабря самарские врачи отметили очередным печальным рекордом. В ноябре количество ВИЧ-инфицированных в Самарской области достигло 30 тысяч 918 человек. Лидерство по заболеваемости ВИЧ-инфекцией сохраняют Тольятти и Самара. Опасной инфекцией инфицировано 12 тысяч тольяттинцев и 11 тысяч самарцев. Больные СПИДом есть во всех городах и районах Самарской области. Тревожная статистика распространения ВИЧ-инфекции очень пугает самарцев. «Люди старшего поколения связывают рост заболеваемости вирусом иммунодефицита с гиперсексуальностью молодежи», - рассказывает Борис Семенов.



Борис Семенов : Я человек по возрасту как бы возрастной уже. У меня семья, жена. Конечно, тревожно. У меня есть дети, и дети – ребята, сыновья. За них очень тревожно. Потому что проконтролировать все время нахождение их вне дома, тоже практически невозможно. Тем более таких случаев уже не один десяток, тысячами, сотнями десятков человек. Бороться можно только, наверное, повышая требования к медицинским учреждениям и тем, кто оказывает эти услуги. Для того чтобы требовать… Культура – это как бы одно из основополагающих, но большая часть того, что должно быть – ответственность тех людей, кто делает какие-то услуги, связанные с риском заражения СПИДом.



Сергей Хазов : «Люди опасаются заражения ВИЧ-инфекцией», - продолжает самарчанка Марина Петрова.



Марина Петрова : Особенно за молодежь страшно. Те, кто уже какое-то время пожили, они уже к этому относятся по-другому. А за молодежь страшно. Потому что бездумные все эти связи, бездумные… Очень многие заражаются, не зная этого. А потом страдают и сами, и родители, и семьи. Сейчас так все распустили, что, по-моему, в рамки завести очень сложно. Испортить легко, а вот вернуть все на свои места, очень сложно. По-моему, все дети знают сейчас больше, чем наше среднее поколение. Поэтому воспитывать надо не только в сексуальном плане, но и где дорогу переходить, как ее переходить, и отношениям между мужчиной и женщиной. Все воспитывается.



Сергей Хазов : По словам самарского одиннадцатиклассника Романа Борщова, защититься от СПИДа можно, только соблюдая правила безопасного секса.



Роман Борщов : Меня это как бы не затрагивает и моих друзей. Но я отношусь к этому, в принципе, просто – да, это есть, но с этим невозможно бороться. Нельзя девать куда-то этих людей. Они есть. Я стараюсь защищаться от этого.



Сергей Хазов : «Власть имущие не всегда уделяют должное внимание такой серьезной проблеме общества как ВИЧ-инфекция», - рассказала председатель общественной организации «Единство» Светлана Чернова.



Светлана Чернова : Власть без общества не способна решить никакую проблему. Можно, например, заставить всех сдавать анализы на ВИЧ или принудительно брать у них анализы, выявлять их, создавать какие-то банки данных по этим ВИЧ-инфицированным, контролировать их поведение, жизнь, то есть, тем самым, снижать риск распространения. Можно, например, уделять все большее внимание профилактическим способам. Не тратить большие средства на то, чтобы выявлять эти группы лиц и контролировать их поведение, а вкладывать деньги в профилактику, в проведение каких-то программ, начиная со школьной скамьи, вводить какие-то предметы, которые помогут детям знать о своем здоровье, о себе, о путях передачи различных инфекций, которые могут принести какой-то вред человеку в дальнейшей жизни, специальные программы какие-то для студентов. Политика государства должна быть, прежде всего, эффективной. Она должна учитывать потребности общества, а, может быть, даже и в чем-то обгонять их в этих технологиях, которые были бы направлены на управление этой ситуацией, на решение этих проблем.



Сергей Хазов : В декабре в самарских школах пройдет месячник «Анти-СПИД». Старшеклассники смогут посетить специальные тренинги, на которых им расскажут, что нужно делать, чтобы обезопасить себя от заражения ВИЧ-инфекцией.



В эфире Псков, Анна Липина:



Олег Аксенов : Пустая бутылка она не должна быть резаная, чтобы в ней не росло растение и так далее.



Анна Липина : Пенсионер Олег Аксенов рассказывает технологию изготовления забора из пустых пластиковых бутылок. Такой необычный забор вокруг дома Аксеновых - единственный в поселке Писковичи под Псковом, да и, пожалуй, во всем регионе. Со стройматериалами - никаких проблем, они бесплатные. Как рассказал Олег Аксенов, неподалеку от поселка - прибрежная зона отдыха. Достаточно было вечером пройтись вдоль берега реки – и стройматериалы для забора просто лежат под ногами.


Принцип превращения пустых бутылок в материал для строительства - прост. Из инструментов необходимы только обычные канцелярские ножницы. У бутылки отрезается дно, подравниваются края. Затем в нее вставляется вторая бутылка - во вторую - третья, и так далее. В результате получается столбик необходимой высоты. На последней бутылке оставляется крышка - это чтобы вода и снег в нее не попадали. Затем эти столбики устанавливаются к сетке забора. Столбик - к столбику, и конструкция не боится ни ветра, ни влаги.



Олег Аксенов : Через проволоку я ее пропускаю. От столба до столба пару дней, ну может чуть поменьше. И вот считай, раз-два-три-четыре-десять-двадцать-тридцать, ну и так далее.



Анна Липина : Чтобы собрать пролет понадобилось 300 бутылок. Всего на забор ушло более 10 тысяч бутылок. Часть из них подарили соседи.



Олег Аксенов : Люди проходят, видят, что мы забор строим, так спасибо им, - кидают нам.



Анна Липина : Бывший военный Олег Аксенов раньше был городским жителем, но к пенсии решили с женой перебраться поближе к природе. Жена Маргарита занимается огородом и садом. А сам Олег Александрович изобретает и мастерит необходимые для хозяйства приспособления. По словам хозяйки дома Маргариты Аксёновой, идея соорудить забор из полиэтиленовых бутылок пришла в голову ее мужу. Старый забор из металлической проволоки не скрывал садовый участок от посторонних глаз и не являлся существенным препятствием для желающих поживиться на чужом огороде. Средств на настоящий дощатый забор у пенсионеров не было. Для решения проблем небогатые супруги пошли самым дешевым и неординарным путем.



Маргарита Аксенова : Раньше мальчишки и в собаку стреляли из рогатки, что тут только тут не было. И нам указывали-ходили, что делать, что не делать. Да. А теперь так спокойно. Как индивидуально мы живем отдельно от всех.



Анна Липина : Новый забор не вызывает у хозяев никаких нареканий. Он не пропускает свет, не боится сырости, и громко трещит при попытке через него перелезть. Поэтому Аксёновы решили продолжить "полиэтиленовое строительство". После забора на участке появилась теплица, а потом стоки с крыши - все из выброшенных людьми пластиковых бутылок, то есть из отходов, а потому для пенсионеров - бесплатно.


Как рассказала супруга Олега - Маргарита, пенсии у них небольшие, поэтому пытаются жить по средствам. Сначала Маргарита Аксенова и не верила, что с затеей с теплицей из бутылок что-то получится, но собрала такой урожай перцев, что хватит на всю зиму, еще и угостить соседей останется.



Маргарита Аксенова : Знаете, как урожай, я уже их закатывала, столько с ними делала - и фаршировала, чего только не делала с ними.



Анна Липина : А еще огород пенсионеров охраняло пугало - тоже из бутылок и выброшенного кем-то противогаза. Как говорят супруги Аксеновы, главное, желание и смекалка - и тогда даже на небольшую пенсию вполне можно жить.



В эфире Удмуртия, Надежда Гладыш:



Сергей Скрябин : Сегодня, 28 ноября, мы находимся в ИК-1 по факту, что адвоката Скрябина не пускают к подзащитному по ордеру Сковородникову. Присутствует также его сестра. В данный момент в данном учреждении появился прокурор по надзору, которому мы задали вопрос, что нам необходимо переговорить по этому факту, на что получили ответ – приемный день в пятницу. С нами разговаривать он не стал.



Надежда Гладыш : В тесной проходной исправительной колонии номер 1, площадью не более полутора квадратных метров, мы, четверо взрослых людей, топтались более часа, прежде чем вопрос, с которым мы пришли к руководству исправительного учреждения, был решен.


Ижевский адвокат Сергей Скрябин (его голос вы только что слышали) в течение трех дней добивался свидания со своим доверителем Сергеем Сковородниковым, которого на днях без объяснения причин этапировали из поселка Азино, где он был на поселении, сюда, в Ягул. Рассказывает сестра заключенного Антонина.



Антонина : 26 ноября я приехала в поселок Азино к своему брату для того, чтобы предоставить ему встречу с адвокатом, так как накануне он меня очень просил об этом. Когда я приехала с адвокатом в поселок Азино, мне сообщили, что моего брата увезли утром этапом на ИК-1. Поступила информация из достоверных источников, что по приходу этапа в 11 часов дня прямо у ворот всех заключенных увели, кроме моего брата. И мой брат прямо у ворот был зверски избит. Я переживаю за жизнь и здоровье своего брата. Потом вышел оперативник и попросил адвоката ордер, чтобы выписать пропуск. Ушел, потерялся на час. Время было уже около 5 часов, то есть рабочий день заканчивался. Он вышел с заявлением, которое было написано моим братом. Это был подчерк моего брата. Я приехала с адвокатом Скрябиным, а он пишет в этом заявлении, что от встречи с адвокатом Никоновой (это был его адвокат в судебном процессе) он отказывается. Я понимаю, что это заявление его заставили написать. Сам по собственной воле он не мог отказаться от встречи с адвокатом, потому что он меня очень просил организовать эту встречу.



Надежда Гладыш : В Удмуртии у Ягульской колонии репутация пыточной тюрьмы. Подследственных сюда везут для того, чтобы добиться нужных показаний; отбывающих наказание, чтобы отбить охоту жаловаться на условия содержания и издевательства. Лариса Фефилова представляет в Ижевске Всероссийское движение «За права человека». Она рассказывает:



Лариса Фефилова : На сегодняшний день это четвертое заявление, вынесенное заключенным об отказе встречи с адвокатом. Заключенных привозят в лагерь. Мы посылаем адвокатов по заявлениям родственников, и каждый раз выносят вот эти заявления о том, что заключенный отказывается встречаться с адвокатом. Первый случай был в августе, когда из 8 колонии перевели в Ягул одного заключенного. Мама обратилась ко мне, сказала, что ей сообщили о том, что ее сын сильно избит во время приема этапа. Мы тут же направили адвоката. Адвокату вынесли заявление об отказе встречи с ним заключенного. Через несколько дней маме дали свидание со своим сыном через окошко краткосрочное. Со слов мамы, как она говорит, я не узнала своего сына. Он сидел сам не свой. Отвечал только «да» и «нет». Последнее что, когда я уходила, единственное, что он сказал: «Мама, у меня все хорошо, ничего не делай».



Надежда Гладыш : Причем, как поясняет Лариса Фефилова, сентябрьское постановление Верховного суда Российской Федерации, вынесенное по заявлению адвокатов Платона Лебедева, трактует как незаконный недопуск адвоката к своему клиенту на основании заявления подзащитного с отказом от услуг адвоката.


В Ягульской колонии с лета текущего года есть и еще новшество, которое никак не вписывается ни в Конституцию страны, ни в Кодекс об исполнении наказаний. Рассказывает адвокат Сергей Скрябин:



Сергей Скрябин : В любой колонии отведенное место для подследственно-заключенных, для осужденного решеткой огорожено, где помещается подследственный, закрывается, а адвокат находится рядом и проводит с ним беседу. С этого года оградили и вторую часть этой комнаты также решеткой. Заводят туда адвоката и закрывают его под замок. Фактически адвоката лишают свободы. Расстояние между решетками той и другой где-то метра полтора. Для нормальной работы с подзащитным условия отсутствуют. Бывают такие моменты, что, во-первых, нужно написать какое-то заявление со стороны, предположим, моего подзащитного, или ознакомиться с документами, которые я должен ему передать, подпись взять. По закону дается свидание без ограничения времени со своим подзащитным. Сколько необходимо для работы, столько мы с ним и общаемся. Свидание происходит наедине без каких-либо посторонних лиц, в частности, сотрудников учреждений.



Надежда Гладыш : Между тем наше стояние в проходной не прошло даром. Мимо нас туда и обратно прошел заместитель прокурора Удмуртии по надзору Дусяцкий, которому накануне сестра осужденного вместе с адвокатом отнесли заявление с требованием разобраться в причинах перевода и недопуска защитника. Господин Дусяцкий не остановился, хотя, надо полагать, побывал в колонии именно в связи с заявлением сестры Сковородникова. А на вопрос - допустят ли защитника к клиенту сегодня? - неопределенно пожал плечами и пригласил к себе на прием в пятницу (дело происходило в среду).


После различных проволочек и уже привычного вранья о причинах отсутствия начальства (оно то на обходе, то на обеде, то уже уехало после суточного дежурства) адвокат все-таки получил кратковременное свидание, после которого сообщил, что следы побоев на теле подзащитного действительно имеются, а «неположенный предмет», за который он сразу по приезде в Ягул получил 15 суток штрафного изолятора, был флакон одеколона.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



Пустить под откос грузовой состав и остаться при этом на свободе. В Белогорском районе Амурской области расхитители металла напрямую угрожают безопасности на железной дороге. Рассказывает заместитель начальника стрелковой команды станции Белогорск Анатолий Данюк:



Анатолий Данюк : Первый случай был между парком станции Белогорск-2 при сбросе лома металлов на ходу. Также посторонние лица запрыгнули на полувагон. Начали сбрасывать (полувагон находился где-то в середине состава). Попала болванка под тележку, железная болванка. В результате чего произошел подъем тележки, и вывернуло колесные пары, и сход четырех вагонов произошел. Второй случай произошел у нас по станции Украина. То же самое шел поезд на малой скорости. Жители станции Украина, рядом Красная Поляна, в основном, там безработные живут практически. Раньше в Красной Поляне, «химией» называли, химики там жили, когда свинокомплекс существовал. Сейчас от свинокомплекса ничего не осталось практически. Некоторые там осели из бывших, и занимались хищением грузового подвижного состава. То же самое при сбросе лома металлов произошло попадание под колесную пару, и сход вагонов. Только просто по счастливой случайности никто не погиб.



Антон Лузгин : Интересно, что никто из виновных в сходе вагонов не понес никакого наказания. Под статью «диверсия» проделки металлоискателей подвести не удалось. Чтобы привлечь к ответственности по этой статье ущерб предприятию должен составить не менее 15 процентов от стоимости его имущества. Понятно, что для железнодорожников крушение нескольких вагонов не смертельный ущерб. Благодаря такому законодательству преступники чувствуют себя почти безнаказанными на железнодорожных путях. Нападения на машинистов и охрану стали обыденным явлением.


Из окрестных сел население ходит на металлический промысел как на работу. Составы останавливают с помощью ложных сигналов семафора, и пока машинисты выясняют - в чем дело, воры успевают разгрузить несколько вагонов. Говорит главный инженер Белогорской дистанции путей Сергей Мищенко:



Сергей Мищенко : У них уже тут технология налажена. Если они, допустим, уже конкретно какие-то данные есть, не знаю, откуда они берутся, в каком вагоне… Потому что я лично за период этого года проводил работу. Я подбирал все случаи, где у нас останавливали поезда по запрещающим сигналам, перекрытия были сигналов, именно зафиксировано в линейных отделениях милиции, есть фотографии, где они перемыкают именно уже профессионально рельсы. Не просто кинули какую-то проволоку, а берут на соединители, наматывают, пропускают их через стыки. Для того чтобы остановить этот поезд, чтобы он эти проволоку не перерезал, с целью, чтобы остановить его. Естественно, если они знаю, где находится металл, этот металл выгрузить, чтобы потом его уже на своих каких-то автомобилях… Пока доезжает сюда военизированная охрана, там уже ничего не остается.



Антон Лузгин : Со сбытом металла проблем нет. От железнодорожных путей идет тропинка к нелегальному пункту приема. Как шутят железнодорожники, ворам созданы все условия для работы. Милиция на эти вещи здесь не обращает внимания, а у охраны путей нет полномочий, чтобы разобраться с нелегальными приемщиками. Только когда дело заходит слишком далеко, правоохранительные органы дают о себе знать. В этом году предстала перед судом целая группировка металлоискателей, которая умудрялась за один раз похищать из вагонов до восьми тонн чугуна.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Вот уже два года жители дома номер 15 по улице Фурманова столицы Мордовии ведут борьбу с крупнейшей компании сотовой связи. Дом этот расположен в юго-западном районе города, это так называемая "нижняя" часть Саранска. Пятнадцатый дом на Фурманова – многоэтажка, расположена в самом центре района и является одним из самых высоких его зданий. Естественно, что высота строения привлекала внимание компании сотовой связи.



Полина Картаева : Стали нам отвечать, что-то скрывать. Сказали – увидите сами – устанавливаем кабельное телевидение. В июне 2005 года у нас появился вот этот радиационный полигон на нашей крыше на техническом этаже этой сотовой компании.



Игорь Телин : Оборудование завозили КАМАЗами, рассказывает жительница этого дома Полина Картаева. Сколько всего занесли на технический этаж дома описать невозможно, говорит пенсионерка. Сначала жильцы не обратили внимания на монтаж оборудования, но вот когда оно заработало – первыми забеспокоились те, кто живет на последних этажах здания. Гул работающих аппаратов мешал спать, затем люди стали замечать, что у них появились проблемы со здоровьем.



Полина Картаева : У нас, у жильцов, очень повышенная утомляемость. Есть инвалиды и дети, и пожилые люди, которые очень жалуются на свое здоровье. У меня лично внучка очень часто стала болеть. На 9 этаже тоже маленький ребенок, тоже жалуются жильцы, что состояние здоровья ухудшилось. Постоянно давление. Люди обращаются часто в больницу.



Игорь Телин : Дальше – больше. Теперь и жильцы других, нижних этажей стали обращать внимание на проблемы со здоровьем. Кто-то стал чаще болеть гриппом, у кого-то повышается давление, кто-то плохо спит и так далее. Каковы бы ни были причины этого, люди уверены в одном – во всем виноваты антенны на крыше и оборудование, установленное на техническом этаже дома. За два года столько всего было переговорено между собой, что теперь люди нисколько не верят никаким словам о том, что фактор негативного влияния оборудования на здоровье не доказан.



Житель : Почему компания не учла мнение жителей, когда устанавливала это.



Жительница : У нас и так фон здесь. Нас «скорая помощь» не покидает. У нас постоянные кризы, инфаркты, инсульты, головные боли, гипертония. Здесь люди, в основном, пожилые живут. Как поставили, люди почувствовали сразу ухудшение состояния здоровья. Вообще, вот этот вопрос – согласовали ли с экологической службой? Нам бы хотелось узнать.



Житель : Когда я служил в связи, все передающее ракетное поле было выведено даже в части на приличное расстояние и огорожено колючей проволокой. Не было часовых вокруг. Даже часовых берегли.



Жительница : Когда это все прекратится безобразие? В доме перестали работать телевизоры. Ни одну программу добром не посмотришь, и телефоны плохо стали работать.



Житель : В поле иди ставьте ее.



Игорь Телин : Общественное мнение сформировано, и жильцы пятнадцатого дома по улице Фурманова сформировали инициативную группу, как они сами говорят, по борьбе с компанией-оператором сотовой связи. Во главе этой группы борьбы - Полина Картаева, председатель домового комитета.



Полина Картаева : Все мы проводим собрания, встречаемся с жильцами, поступают жалобы от жильцов от всех. Поэтому, можно сказать, меня уполномочили, как председателя домового комитета. Я выступаю от имени жильцов.



Игорь Телин : После этого начались хождения по всевозможным инстанциям, сбор документов, написание разных жалоб и заявлений. Характерная деталь, говорит Полина Картаева, мы не нашли никакого взаимопонимания с городскими властями. Обращения к депутатам тоже никакого результата не принесли.



Полина Картаева : Никто к нашей проблеме не прислушивается, начиная от городских властей и до руководителя компании.



Игорь Телин : Между тем, жильцы дома задались вопросом – а вообще, на каком основании оборудование компании-оператора сотовой связи было установлено на крыше и техэтаже здания? Кто на это давал разрешение, и где оно? Дело в том, что три четверти квартир в этом доме приватизированы, а потому по закону решение об использовании территории крыши и технического этажа, равно как и подвала, должно приниматься общим собранием жильцов. Никакого собрания же не было. Удалось установить, что разрешение на монтаж оборудования было выдано городскими властями.


Поднаторевшие к этому времени в знании законов члены инициативной группы жильцов во главе с Полиной Картаевой обратились в прокуратуру. Ответ прокурорской проверки – был нарушен закон. У городских властей права на выдачу разрешения не было. В Дирекции единого заказчика Ленинского района Саранска от комментария по ситуации отказались, сославшись на то, что начальник сменился и другие люди в этой организации просто не в курсе дела. А Полина Картаева уверяет – ДЕЗ получал и до сих пор получает большие деньги от аренды территории дома.



Полина Картаева : Это очень богатая денежная компания. У нас впечатление создается такое, что, действительно, сыграли только деньги, но не проблемы жильцов. Тем не менее, мы подготовили комплекты документов, подготовили исковое заявление. Будем подавать в суд.



Игорь Телин : Впрочем, до суда дело может еще и не дойти. Компания-оператор сотовой связи, чье оборудование установлено на этом доме, по всей видимости, предпочтет договориться с жильцами. Представитель компании так прокомментировал сложившуюся ситуацию.



Представитель компании : На момент установки оборудования у нас было получено разрешение от собственника имущества, которым в то время являлась администрация города Саранска. Было получено соответствующее постановление главы. В соответствии с ним мы разместили наше оборудование. Теперь же, да, у нас введен в действие новый Жилищный кодекс, согласно которому требуется согласие собственников жилых помещений на любое отчуждение общего имущества. В соответствии с этим мы приводим отношения.



Игорь Телин : Таким образом, жильцы дома самостоятельно, без помощи городских властей, смогли настоять на своем. Теперь вопрос будет решаться на общем собрании собственников жилья, причем, у городских властей, заинтересованных в том, чтобы антенна и оборудование продолжали находиться на крыше дома, только двадцать пять процентов голосов - именно четверть квартир здесь не приватизированы, и находятся в муниципальной собственности. Какое решение будет принято остальными тремя четвертями голосов – сомневаться не приходится. Уж слишком люди настроены против – и против городских властей, и против компании сотового оператора и ее оборудования.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



Димитровград – второй по величине город Ульяновской области – известен тем, что здесь находится Научно-исследовательский институт атомных реакторов, сокращенно – НИИАР. Как следует из анализа медицинской статистики, проведенного муниципальной «Службой охраны окружающей среды», с 1997 года среди населения города стало расти количество эндокринных заболеваний, причем довольно резко. И к 2000 году заболеваемость увеличилась почти в четыре раза. Именно летом 1997 года в НИИАРе в течение трех недель происходил повышенный выброс радиоактивного йода-131. Говорит руководитель димитровградской общественной организации «Центр развития гражданских инициатив» Михаил Пискунов.



Михаил Пискунов : Это был останов реактора 25 июля. Надо было вытащить ТВЭЛ с нарушенной герметизацией. Но из-за того, что персонал допустил ошибку, пошел выброс и инертных газов, и йода.



Сергей Гогин : Радиоактивный йод опасен для щитовидной железы, потому что активно накапливается в ней, вызывая рак и другие заболевания. Они отмечались у людей, попавших в зону действия чернобыльской аварии. Михаил Пискунов называет происшествие в НИИАРе мини-Чернобылем.



Михаил Пискунов : Среднее Поволжье – это йододефицитный регион. Здесь не хватает стабильного йода в воде и пище. В связи с этим щитовидная железа активно усваивает радиоактивный йод, если не провести йодную профилактику.



Сергей Гогин : В 2003 году правозащитник и журналист Пискунов выступил со статьей в димитровградской газете «25 канал», где заявил, что его организация прогнозировала рост заболеваний щитовидки у димитровградцев после инцидента в НИИАРе. Он ссылался на статистику, из которой следовало, что в 2000 году эндокринные расстройства у детей в Димитровгаде встречались в пять раз чаще, чем в среднем по России.



Михаил Пискунов : Радиоактивный йод был обнаружен в молоке коров. Вероятно, это радиоактивное вещество стало попадать и в организм детей. А еще опаснее в этой ситуации – дети, которые находятся в утробе матери. Потому что у них щитовидка мала. Последствия для этих детей будут проявляться через 10-15 лет.



Сергей Гогин : Руководство НИИ атомных реакторов предъявило газете и Михаилу Пискунову иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Процесс длился более трех лет. Ульяновский арбитражный суд дважды удовлетворял иск, федеральный суд Поволжского округа дважды отменял это решение. Разбирательство было перенесено в соседний регион. Арбитражный суд Пензенской области иск удовлетворил частично, признав, что Михаил Пискунов не должен был в своей статье квалифицировать происшествие как аварию. Зато суд подтвердил право эколога высказывать мнение о возможных последствиях радиационного происшествия на НИИАРе для здоровья населения.


Важно то, что Михаил Пискунов использовал суд как инструмент добывания правды. НИИАРу пришлось предоставить суду около двух десятков документов, подтвердивших факт выброса радиоактивного йода в 1997 году.



Михаил Пискунов : Самое главное, что мы получили – это две справки. Установленный предел выброса. И сколько ежесуточно выбрасывали, и иногда в 15-20 раз превышало.



Сергей Гогин : На основе данных, полученных в суде, Пискунов утверждает: за три недели НИИАР выбросил в атмосферу 500 Кюри радиоактивного йода, что могло нанести ущерб здоровью населения всего Среднего Поволжья. Поговорить с кем-либо из специалистов Института атомных реакторов в Димитровграде мне не удалось. По телефону здесь ничего не комментируют. Максимум, чего удалось добиться, это короткого комментария главы пресс-службы НИИАРа Галины Павловой:



Галина Павлова : Руководство Института удовлетворено решением, которое принял суд.



Сергей Гогин : Атомщики настаивают: никакой аварии в 1997 году не было, радиация не вышла за пределы санитарно-защитной зоны. Поэтому пугать людей не было нужды, как не было нужды и в йодной профилактике. Последний вывод, кстати, опровергается экспертизой Эндокринологического научного центра Российской академии медицинских наук, проведенной по запросу Михаила Пискунова. Ульяновский эколог Иван Погодин считает, что важен не разговор о терминах – авария или не авария, а факт того, был выброс активного изотопа йода или нет.



Иван Погодин: Важны последствия. Если доказано превышение в 15-20 раз, то, я считаю, что независимо от срока давности, закрывать это дело нельзя. Опять же надо поднять медицинскую статистику за прошедшие годы. Как раз по прошествии 10 лет обычно, если что-то и отражается на здоровье населения, то динамику проследить вполне можно.



Сергей Гогин : Правозащитник Михаил Пискунов говорит, что намерен добиваться улучшенной организации йодной профилактики для жителей Димитровграда на случай радиоактивного выброса.



В эфире Казань, Олег Павлов:



Небольшое стадо пеструшек гордо шествует по тротуару и проезжей части среди автомобилей и мигающих светофоров. Такую живописную картину жители соседних высоток наблюдают, каждое утро. Буренки родом из небольшого поселка, на окраине Казани, который чудом уцелел под натиском кирпичных новостроек. Пастбищем коровам служат придорожные овражки, и пустыри, еще не занятые строительством. Выходят рано утром, возвращаются затемно.



Наиль Мирхеев : Молоко-то в магазине то дорого. Например, там литр стоит 20 с чем-то, а я за три литра 50 рублей только беру



Олег Павлов : Дойных коров у Наиля Мирхеева три, еще есть телочки и бык. Более 20 литров молока за удой - это гордость фермера. Правда и этого, говорит, не всегда хватает на всех. За молоком к деду Наилю приходят со всей округи.


В магазине молоко, конечно, разное, можно сказать на любой вкус – и 3,5 процента жирности, и 2,5 и даже полуторапроцентное, которое многие называют «социальным». Хотя любой побывавший в деревне дачник скажет, что это не что иное, как обычная пахта, которая к собственно молоку уже никакого отношения не имеет. А из молока деда Наиля можно и сметану самому собрать и даже творог приготовить для воскресной ватрушки.



Жительница: Мне не нравится магазинное. Я вот держу до утра, а остальное у меня на тесто, на кашу. А верхнее я кипячу для чая, для кофе. Верхнее до утра держу в бидоне. На верху у меня сливки бывают.



Наиль Мирхеев : Кто-то ходит возле магазина, пьянствуют, а у меня вот удовольствие, хоть тяжело. Вот было 12 штук у меня. Кто может один справиться? Их надо убирать, их надо кормить, их надо достать, их надо доить, их надо продать.



Олег Павлов : Одинокий фермер в каменных джунглях. Это что-то из ряда вон. Коровы - это его увлечение-хобби, полезное, а с некоторых пор и выгодное. После взлета цен на молоко, желающих покупать этот ценный продукт у Наиля абы прибавилось. А соседи призадумались - не обзавестись ли тоже живностью какой, зима-то долгая. Последняя прибавка к пенсии Наиля абы не спасает.



Наиль Мирхеев : Ч е там - сто с чем-то рублей. Это разве много? 3400 я получил, а сейчас – 3500. А я вот за это все – за свет, за газ, за воду, за телефон – плачу 3200. И что у меня остается, если я не буду?..



Олег Павлов : Осенний взлет цен, да еще на продукты животноводства многих жителей Татарстана просто огорошил. Как же так, ведь власти всегда с гордостью говорили, что в республике удалось сохранить как производство молока, так и перерабатывающую промышленность? Действительно, и молочных заводов, и агрофирм вроде бы достаточно. И при более низких ценах спрос на молочную продукцию удовлетворялся полностью. Причины повышения называют разные – кто-то, вслед за федеральными чиновниками винит каких-то перекупщиков и торговлю, кто-то кивает на мировую конъюнктуру, мол, миллиардный Китай разом увеличил потребление молока. Но в Татарстане есть крупная фирма, которая сама заготавливает корма, сама содержат коров и сама же перерабатывает свое сырье. И именно на ее продукцию отмечен самый серьезный рост цен. Почему так происходит бабушкам, соседкам Наиля Мирхеева, никто объяснить не удосужился. Вот и идут они к своему бабаю за очередной четвертью парного молочка.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG