Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Белый дом призывает Кремль расследовать сообщения о нарушениях в ходе голосования в Думу, а американские политологи хоронят надежды на демократическое будущее России. Россия в глазах американцев. За кого голосуют русские в Америке


Юрий Жигалкин: Белый дом призывает Кремль расследовать сообщения о нарушениях в ходе голосования в Думу, а американские политологи хоронят надежды на демократическое будущее России. Россия в глазах американцев. За кого голосуют русские в Америке? Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


Первым в Соединенных Штатах на предварительные результаты думских выборов отреагировал Белый дом. Представитель американской администрации призвал российские власти расследовать сообщения о нарушении правил голосования. Пресс-секретарь Белого дома Гордон Джондро добавил, что накануне выборов Белый дом выражал свое беспокойство по поводу использования государственных ресурсов в поддержку «Единой России», освещения в благоприятном свете «Единой России» в государственных средствах информации, запугивания оппозиции и лишения оппозиционных политиков равных предвыборных возможностей.


Независимые американские наблюдатели практически единодушно воспринимают результаты думских выборов как ключевое событие в реставрации автократической системы власти. Вот что говорит содиректор Центра российских исследований Гарвардского университета Маршалл Голдман.



Маршалл Голдман: Я должен сказать, что я слегка удивлен тем, что «Единая Россия» не набрала большего числа голосов. Учитывая то, что на нее работала могущественная административная машина, учитывая то, что имя Владимира Путина ассоциировалось с «Единой Россией», можно было ожидать подавляющего доминирования в Думе ее кандидатов. Я не исключаю, что Владимир Путин разочарован такими результатами, я не удивлюсь, если он рассчитывал на 80-90 процентов голосов избирателей, отданных его партии, на триумф, сравнимый с победами его советских предшественников. Вместе с тем, понято и то, что в результате этих выборов Владимир Путин окончательно доказал, что следующим президентом России станет выбранный им человек, понятно, что отныне пребывание в оппозиции, попытки бросить вызов власти, особенно в преддверии президентских выборов, станут более опасным занятием. И все это обещает, на мой взгляд, мало хорошего для будущего страны. России требуется здоровая оппозиция, оппозиция же в новой Думе будет представлена, по сути, экстремалами, которых нельзя назвать ответственной силой.



Юрий Жигалкин: Профессор, ясно, что многие из тех, кто голосовал за Единую Россию, голосовали за сравнительное экономическое преуспевание, которые многие ассоциируют с правлением Владимира Путина. Можно ли сказать, что, отдав большинство в Думе партии Путина, избиратели могут рассчитывать на то, что они гарантируют себе экономическую стабильность?



Маршалл Голдман: Если цены на нефть и газ удержатся на нынешнем уровне и Россия будет продолжать поддерживать нынешний уровень экспорта, то не требуется великих усилий, чтобы сравнительно аккуратно выплачивать зарплаты и пенсии. Но значительный рост инфляции и повышение цен, которое Кремль пытается обуздать с помощью принудительных мер, показывают, что российская экономика опасно перегревается в результате роста государственных расходов, расширения кредитования, обеспеченного, обеспеченного, образно говоря, нефтяным дождем. И это чревато очень серьезными потрясениями, когда этот поток неизбежно прекратится. Если Путин решит еще в большей мере отдать дань популизму, то инфляция и другие проблемы могут выйти из-под контроля. Я думаю, что в такой ситуации даже при сравнительно незначительном снижении мировых цен на нефть россиянам придется столкнуться с тем, чем они не сталкивались в последние годы, - внезапным падением уровня жизни. На смену преуспеванию может прийти ограничение, и вот это может вызвать политические проблемы.



Юрий Жигалкин: Содиректор Центра российских исследований Гарвардского университета Маршалл Голдман комментировал результаты выборов в Думу.


Историк Ричард Пайпс, служивший главой советского отдела Совета по национальной безопасности в администрации президента Рейгана, был одним из отцов стратегии решительного противостояния с Советским Союзом, стратегии, которая, как считают многие на Западе, обнажила неконкурентоспособность, гнилость советской системы и способствовала демонтажу Советского Союза. Результаты нынешних выборов в Думу, по мнению Ричарда Пайпса, ключевой момент реставрации авторитарной системы, которая завела страну в тупик.



Ричард Пайпс: Насколько я могу предсказать, в ближайшие 10-20 лет у власти в России будет одна партия, говорить об оппозиции в лице партии Жириновского или коммунистов несерьезно. Во-первых, они не являются реально массовыми партиями, во-вторых, на уме и них та же идея однопартийной системы, демократия им не нужна. И во главе этой однопартийной системы можно представить в некоей роли Владимира Путина, сравнительно молодого, энергичного человека с амбициями. В какой ипостаси он выступит – президента, премьера, или вождя – я не знаю, но результаты этих выборов дают основания верить в то, что он будет управлять Россией.



Юрий Жигалкин: Господин Пайпс, но тезис Владимира Путина заключается в том, что это необходимо для плавного, управляемого движения к демократии. И, кажется, в этом ему до недавнего времени верили не только многие россияне, но и западные лидеры. Вы ему явно не верите?



Ричард Пайпс: Еще до того, как пришел к власти в качестве президента он заявлял, что демократия – замечательная вещь, но она не для России. Проблема еще и в том, что он отражает мнение большинства россиян. Генерал Пиночет, пример которого так любят приводить в России, был продуктом сравнительно демократической системы, и добровольная передача власти демократически избранному президенту для него была естественным решением. Путин – продукт другой системы, и он интуитивно восстанавливает коммунистическую систему, которая зиждилась на отторжении демократии и противостоянии с Западом. Единственное серьезное отличие Путина от лидеров советской формации заключается лишь в том, что он верит в то, что капиталистическая система производства позволит добиться России экономической мощи.



Юрий Жигалкин: Все это явно обещает мало хорошего для американо-российских отношений. Как, по-вашему, Вашингтон может отреагировать на думскую победу пропутинской партии?



Ричард Пайпс: Я не думаю, что американское правительство должно занять некую позицию по этому поводу. Россияне имеют полное право выбирать в парламент того, кого они считают необходимым, и вести свои внутренние дела так, как им кажется верным. Другое дело – американская и мировая пресса, у них есть полное право высказывать свое мнение относительно происходящего в России. В том, что касается американо-российских отношений, я думаю, в них мало что изменится. Пока антиамериканизм остается модным в России, пока Путин продолжает использовать его для достижения внутриполитических целей трудно рассчитывать на улучшение отношений. Вообще, после этих выборов невозможно не испытывать пессимизм. Россияне явно не хотят иметь ответственное правительство, они отказываются от возможности влиять на него, они просто хотят сильную власть, и я не вижу оснований верить в то, что они изменят такие взгляды в обозримом будущем.



Юрий Жигалкин: Американский историк Ричард Пайпс комментировал результаты думских выборов.


Массу чувств, как правило, сильных традиционно испытывали американцы по отношению к Советскому Союзу. За семьдесят лет их диапазон расходился от опасений до восхищения. Что сегодня думает средней американец о России? Я попросил порассуждать на эту тему Александра Гениса.



Александр Генис: «Ничего, или очень мало», как писал Пушкин совсем по другому поводу. И это, пожалуй, самый неожиданный итог столь бурно начинавшихся отношений между Америкой и новой Россией. Беда в том, что она оказалась совсем не такой новой, как считалось раньше.



Юрий Жигалкин: Вы имеете в виду перестройку с ее «Горби-манией»?



Александр Генис: Не только и не столько. Горбачев помог американцам освободиться от страха перед ядерной войной. Ведь многие американцы моего возраста хорошо помнят, как их учили прятаться под парты, когда начнут падать советские бомбы. Но по-настоящему изменилось отношение к России с Ельциным. Вот когда обычные американцы – не только политики и журналисты – увидели в российском настоящем свою историю. Освободившаяся от репрессивного прошлого молодая страна, строящая республику с помощью демократии. Не правда ли, много похожего?



Юрий Жигалкин: Но и тогда же, в 90-х, в Америке появилась тема русской мафии...



Александр Генис: … Что тоже вписывается в знакомый исторический контекст: дикий Запад, дикий Восток. Правда, в американском кино русские бандиты всегда помнят о своем прошлом. В замечательном криминальном сериале «Закон и порядок» перебравшийся в Нью-Йорк мафиози говорит прокурору: «Что нам ваша тюрьма, когда с нами Сталин не справился». Впрочем, как раз блатные сюжеты по-прежнему остались в моде. Совсем недавно вышел обильно начиненный клюквой фильм про русских уголовников на Западе «Порок на экспорт». В ресторане там подают блины с икрой, но – кабачковой икрой.



Юрий Жигалкин: Вернемся лучше к политике.



Александр Генис: Так это и есть политика – на том массовом уровне, где в коллективном сознании возникают образы – стран, народов, режимов.



Юрий Жигалкин: И какой же этот образ России сегодня?



Александр Генис: Примерно тот же, каким он был раньше, до перестройки. Никто, кроме специалистов, ведь не станет разбираться в нюансах, отличающих тоталитарный режим от авторитарного. Главное, что эпоха бурной демократии, сближавшая две державы, кончилась. В стране воцарилась привычная в этой части света однопартийная система, оставившая свободу только «желтой» прессе. С точки зрения рядового американца ничего нового от этой новой России не осталось. Разве что в Америку зачастили «нефтяные шейхи», ради которых в магазины на 43-й стрит (это - бриллиантовая улица Нью-Йорка) наняли продавщиц, говорящих по-русски.



Юрий Жигалкин: С Александром Генисом мы говорили о генезисе восприятия России американцами.


А что думают о своей стране и выборах в Государственную Думу россияне, живущие в Соединенных Штатах? Аллан Давыдов ведет репортаж из избирательного пункта, работавшего в воскресенье в посольстве России в Вашингтоне.



Аллан Давыдов: На консульском учете в США состоят свыше 50 тысяч россиян с правом голоса. В здание посольского клуба в Вашингтоне, где проходило голосование, пришли не только американские россияне, но и сотрудники российских загранучреждений, российские туристы, бизнесмены и студенты. Уже в полдень я видел здесь внушительные очереди к столам, у которых выдавали бюллетени для голосования. Прошу нескольких российских граждан, которые опустили бюллетени в урну, поделиться своими мыслями о выборах в Госдуму и, если можно, прокомментировать свои предпочтения.


Чем отличаются выборы здесь, в Вашингтоне, от того, что вы в Москве видели?



- Да, мне кажется, ничем. Такая же очередь, все одинаково. И так же по фамилиям. Так же вежливо. Ну, водку, может быть, не пьют, как у нас.



Аллан Давыдов: А кому вы отдали предпочтение?



- Путину. Уважаю, поэтому Путину, «Единой России». Он вроде бы что-то пытается делать. Я надеюсь, что будет лучше.



- Мне кажется, что эти выборы самые позорные за всю историю России. Потому что не было нормальных, равных условий для агитации. Все каналы телевидения, газеты в одну калитку играли. Так нельзя. Я каждый день смотрю все российские новости в Интернете, и у меня много друзей и родственников в России. Я очень хорошо все знаю.



Аллан Давыдов: Сколько лет вы живете здесь?



- Десятый.



- Я голосовала за партию «Союз правых сил». В ее списке находится Мариэтта Чудакова, которую я хорошо знаю и во всем на нее полагаюсь.



Аллан Давыдов: А что вы можете сказать об этой партии?



- Это хорошая партия, там и другие кандидаты тоже с неплохой репутацией. Как домохозяйка и мать четырех детей я думаю, что могу положиться на людей, которые за прочную частную собственность, за то, чтобы людям честно платили за их труд. Вот такие примитивные вещи, аполитичные совершенно. То, что я приехала голосовать, обусловлено именно тем, что я должна отдать свой голос заведомо проигравшим честным людям.



- Моя жена рядом стоит, она меня ругать будет.



- Дело в том, что у нас кардинально противоположные мнения на этот счет уже несколько лет. Я ни за кого, я не вижу, к сожалению, ни одной политической силы, которой я в данный момент могла бы доверять.



Аллан Давыдов: И как вы решили эту проблему сейчас на избирательном участке?



- Я нарисовала значок «Уоллмарта» и написала «против всех». Я думала про «Яблоко», СПС, но нет. А это – мой антагонист.



- Я скажу так. Я голосовал за Путина, но за коммунистов.



- Живущий в Америке проголосовать за коммунистов! Большего бардака на чердаке я не представляю.



- Я проголосовал за «Яблоко», потому что «Яблоко» имеет потенциал представить баланс по отношению к «Единой России». Необходим многосторонний взгляд на экономические проблемы. Моя позиция голосования за «Яблоко» заключается в том, чтобы добавить второе звено в парламент, для того чтобы отсечь кандидатов, которые негативно будут влиять на политическую ситуацию в России, таких как ЛДПР, Коммунистическая партия.



Аллан Давыдов: Так отвечали граждане России принявшие участие в голосовании на выборах в Госдуму в здании Российского посольства в Вашингтоне.


XS
SM
MD
LG