Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Людмила Алексеева: «Власть хочет иметь большинство, достаточное для изменения конституции»


Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева считает, что российские граждане, не должны утратить гражданскую привычку ходить голосовать: когда-нибудь она им понадобится

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева считает, что российские граждане, не должны утратить гражданскую привычку ходить голосовать: когда-нибудь она им понадобится

С комментариями выборов в Государственную Думу выступили сопредседатели Всероссийского Гражданского конгресса Людмила Алексеева, Георгий Сатаров и Александр Аузан. По их мнению, выборы прошли с серьезными нарушениями, состав парламента облегчает изменение конституции, но способствует формированию новой оппозиции.


Президент Института национального проекта Александр Аузан заявил, что удивительная нервозность власти на этих выборах объясняется неразрешимыми противоречиями внутри административных группировок, которые вынуждены просить Владимира Путина остаться на третий срок, не имея возможности разделить полномочия и постепенно скатываясь к недееспособности: «Мы прекрасно видим результаты четвертой Государственной Думы. Третья государственная Дума, путинская, где было условное большинство у президента, она была работоспособной. Четвертая совершила катастрофическое количество ошибок, она уже не была парламентом, депутаты не читали законы. История знаменитая с монетизацией связана с тем, что ни один депутат не прочел законы, которые принимали! И это не единственный случай. Мы сейчас опять рухнем в ту же ситуацию исключительно из-за желания держать в своем кармане ключи не от ядерного чемоданчика, а от конституции Российской Федерации — вдруг чего надо будет все-таки поменять», — говорит Александр Аузан.


Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева тоже уверена, что управляемый парламент нужен для изменения Конституции: «Чем многочисленнее поправки, которые были внесены в Закон о выборах на протяжении последних четырех лет, свидетельствует о том, что власть загодя решила иметь в следующей Думе не меньший, а может быть, больший процент депутатов от "Единой России". Власть хочет иметь большинство, достаточное для изменения конституции, чтобы в случае необходимости эту конституцию изменить в нужном им направлении. Я все равно ходила на эти выборы. Меня спрашивали: "Почему, если вы заранее знаете, что это не выборы, что это шоу для нас, избирателей, для Запада, а на самом деле результаты предрешены?" Вы знаете, я пошла на эти выборы и другим советовала идти на эти выборы, потому что мы, российские граждане, не должны утратить гражданскую привычку ходить голосовать. Когда-нибудь она нам понадобится», — убеждена Людмила Алексеева.


Поддерживает эту мысль Людмилы Алексеевой и сопредседатель Гражданского конгресса Георгий Сатаров, президент фонда «Индем»: «Эта избирательная кампания была настолько беспрецедентна для России, что у нее появились важные политические последствия. Почему я говорил – беспрецедентная кампания? Потому что масштаб давления и на бюрократию, на эту вертикаль, давление, которое осуществляется из Кремля, и передаваемое этой вертикалью давление на граждан абсолютно беспрецедентно для 18 лет истории российских выборов в новый период становления российской демократии. Эта беспрецедентность была восчувствована гражданами. Я никогда в жизни не получал столько звонков от друзей, коллег с вопросом: «А как ты собираешься голосовать и что нам делать?» Я получаю рассказы других о разговорах в разных группах, будь то бизнес, будь то богема, не важно. Причем это группы, в общем-то, сравнительно аполитичные или абсолютно аполитичные, которые начинают просыпаться с одним и тем же ощущением: нас считают за быдло, нас это не устраивает. И отсюда – обратная волна. Ее трудно оценить по масштабам, но вот так вот в непосредственной коммуникации это ощущается совершенно отчетливо. Все задают один и тот же вопрос: "Как нам не поддержать ‘Единую Россию’? Что нам нужно делать?" И вторая часть урока этой избирательной кампании — это воздействие этой избирательной кампании на оппозицию. Я имею в виду прежде всего официальную государеву оппозицию в лице демократических партий, которые искали свою стратегию в возможности каких-то договоренностей с властью, некий такой политический прагматизм. Скажем, для меня и для моих коллег было абсолютно ясно, что поиски договоренностей с этой властью абсолютно несостоятельны, и выстраивание этой прагматичной стратегии в это время, с этой властью абсолютно несостоятельно. И сейчас они в этом убеждаются. Некоторые убеждаются в особо изощренной форме, как СПС, например, который уже практически изменил свою прежнюю политическую позицию, началось сближение, и очень серьезное сближение, с "Другой Россией", началась иная политическая практика, иная политическая риторика. Это очень важный урок, который может повлиять, в том числе, и на стратегию и тактику оппозиции», — считает Георгий Сатаров. Он и другие сопредседатели Гражданского конгресса уверены, что на президентских выборах оппозиции удастся консолидироваться.


XS
SM
MD
LG