Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Процесс сворачивания демократических свобод и превращение выборов в фарс шел постоянно»


"Я думаю, что сама власть еще не решила, как этот план будет выглядеть"

"Я думаю, что сама власть еще не решила, как этот план будет выглядеть"



Рассматривая фальсификацию выборов, нельзя ограничиваться только нарушениями в ходе голосования, считает Гарри Каспаров – этот процесс занял не один год. «Что касается президентских выборов, я думаю, что не надо загадывать. Потому что совершенно очевидно, что власть располагает значительным административным ресурсом, деньгами, силовыми структурами для того, чтобы протащить тот план, который выработан». Лидер оппозиции ответил на вопросы слушателей в эфире Радио Свобода.

- (Телефонный звонок, Виктор из Москвы): У меня замечание и два вопроса к Гарри Каспарову. Замечание такое: предположим, при всех этих нарушениях натащили процентов двадцать. Но я думаю, что надо относиться как к данности, что качественный состав такой, что большинство за правящую партию. Предположим, какое-нибудь «Яблоко» на грани 7% проходит, но все равно количественные изменения качественного состава, наверное объективно не меняет. А вопрос такой: предположим, вы проходите на президентских выборах как вы представляете ситуацию с таким парламентом, который сейчас? Это, по-моему, хуже чем Ельцин с парламентом в 93 году.


- Во-первых, по поводу вашего замечания я бы хотел сделать свое контрзамечание. Мне кажется, что нельзя просто рассматривать фальсификацию выборов только исходя из того, что случилось в день выборов. Вы говорили - набросали 20%. Во-первых, между 63 и 43 существует большая разница, это ниже 50%, между прочим. Между 1-2%, которые дают «Яблоку» и СПС и потенциально 7-8%, тоже существует большая разница. Но это на самом деле только то, что происходит в день выборов. Мы пришли к этому не случайно, это произошло не за день, не за два, не за месяц, даже не за год. Процесс сворачивания демократических свобод и превращение выборов в фарс шел постоянно. И надо говорить о том, что партия власти имеет подавляющее преимущество в телеэфире. По-моему, я видел цифры, что Путин 74%, а еще 16-18% «Единая Россия». Совершенно очевидно, что когда вы ведете монолог, вы можете говорить, что угодно. Давайте попробуем повести диалог. Давайте попробуем поговорить об уровне коррупции, о друзьях и подельниках Путина, которые растащили страну, о новых олигархах, которых создал Путин, о том, как разбогатели миллиардеры в России и так далее. Много интересных тем, которые можно было бы обсудить с большим интересом для граждан России, которые были бы, безусловно, заинтересованными слушателями. И я полагаю, что это могло привести к резкому изменению этих цифр и было бы не 43, а еще меньше процентов. Поэтому я полагаю, что нам надо оценивать качество демократического процесса не только в день выборов, не только в процессе пересчета, но и в процессе формирования всей этой предвыборной повестки и формирования правил проведения выборов.


Не будем забывать, что в этих выборах вообще не участвуют примерно десять политических организаций, объединений, которые могли бы серьезно повлиять на расклад сил. Скажем, нет Республиканской партии Володи Рыжкова, нет, между прочим, «Великой России» Дмитрия Рогозина. Опять я не комментирую в данном случае политические взгляды разных организаций Сергея Глазьева, Эдуарда Лимонова, Михаила Касьянова. Но вы должны согласиться, что их присутствие вместо Богдановых, Подберезкиных и прочих политических клонов, Барщевских, присутствие людей с реальным политическим весом могло бы по-другому даже в этих условиях жестких, могло бы по-другому сложить весь этот предвыборный процесс.


Теперь, что касается президентских выборов, я думаю, что не надо загадывать. Потому что совершенно очевидно, что власть располагает значительным административным ресурсом, деньгами, силовыми структурами для того, чтобы протащить тот план, который выработан. Я думаю, что сама власть еще не решила, как этот план будет выглядеть. Ясно, что идет раздвоение личности, потому что с одной стороны хочется остаться в белом и ничего не нарушать, с другой стороны - сохранить власть. Пусть они разбираются со своими шизофреническими комплексами, мы должны подождать и посмотреть, какой вариант нам будет предложен и соответственно действовать, исходя из тех возможностей, которыми мы будем располагать. Но совершенно очевидно, что в невероятном случае победы кандидата от объединенной оппозиции, я все-таки надеюсь, что шансы на объединенную оппозицию сохраняются, в случае этого фантастического варианта, я считаю, что категорически необходимо распускать парламент, я думаю, что можно предлагать какие-то правительства, а можно предложить разойтись, парламент послушный, сам разойдется и проводить нормальные выборы полноценные. Потому что то, что сейчас собралось, конечно, никаким парламентом не является. Это совершенно уродливое образование, в котором реализуется мечта Бориса Грызлова о том, что парламент не место для дискуссий.


- (Вопрос из Тулы от радиослушателя Николая): Я очень рад слышать Гарри Каспарова живым и в добром здравии. У меня такой к вам вопрос: когда в Америке были выборы, там считали каждый голос, каждый голос имел большое значение. Когда на Украине были выборы, там Блок Юлии Тимошенко победил с совершенно другим результатом, который ожидали. Я знаю только одну страну – это Советский Союз, где перед выборами заранее была известна и явка, и результат. Но никто в мире это не считал за выборы. Теперь в мире появилась вторая страна - путинская Россия точно такая же. У меня вопрос: признает ли Запад этот балаган за выборы?


- Думаю, что Советский Союз был не единственной страной и сегодня путинская Россия находится в компании с некоторыми странами, мы можем их перечислить. Я думаю, что эта компания вряд ли кому-то покажется приемлемой, но тем не менее, есть соседняя страна Белоруссия, в которой уровень гражданских свобод вряд ли выше, чем в России. Да и в общем-то Казахстану с Узбекистаном можно предъявить определенные претензии. В целом можно говорить о том, что на развалинах Советского Союза появились государства, в которых выборы рассматриваются как некая декорация, призванная помочь руководству этих стран сохранять свой пристойный имидж на Западе. Почему имидж на Западе важен – потому что там хранятся все деньги. Можно долго и нудно поливать Америку, можно впадать в истерику, бить себя в грудь, кричать о заговоре американцев, тем не менее, и собственные деньги и деньги Стабфонда держать ровно там, ровно в той стране, которую столь самозабвенно поливаешь и на которую натравливаешь хунвейбинов и всякую кремлевскую шпану, которой развелось в нашей стране меряно-немеряно.


Я не знаю, как поведет себя Запад в этой ситуации. Надо сказать, что на сегодняшний день позиция западных стран страдает неполнотой, двойными стандартами. Потому что всем понятно, что происходит в России, но для того, чтобы говорить про выборы России так же, как можно говорить про выборы в Судане, требуется политическая воля. Располагает ли ей сегодня западное руководство, мне неизвестно. Думаю, что реакция будет жестче, чем раньше, но конечно, по-прежнему недостаточно адекватной. Хотя если читать передовицы газет, американских газет, европейских газет, чувствуется, что тон резко изменился. Российская власть за последний год сделала все от нее зависящее для того, чтобы тотально дискредитировать себя за границей. И истерика путинская постоянная, из которой он не выходит, она связана с тем, что сохранять этот престиж на Западе, сохранять себя в качестве демократического лидера при том, что происходит в России, уже невозможно и невозможность решать дилемму, с которой он живет восемь лет, то есть попытка править как Сталин, а жить как Абрамович, она, естественно, вызывает у Путина постоянный психологический кризис.


- (Вопрос из Междуреченска от Владимира Александровича): Почему вы не договариваетесь с дружескими партнерскими организациями, которые находятся в тех странах, где с визитом находится Путин, чтобы они во время его визита проводили антипутинские митинги?


- Вообще, вы знаете, вопрос завоевания нашей свободы – это наш вопрос. Мы, безусловно, пытаемся говорить о тех проблемах, с которыми мы сталкиваемся, мы пытаемся говорить о несоответствии российского законодательства общепринятым демократическим нормам, о репрессиях против политических активистов, которые проводит путинский режим. Мы пытаемся воздействовать на международное общественное мнение. Но знаете, международное общественное мнение и тем паче правительства иностранных государств, у них своя повестка дня. Хотя, на мой взгляд, в последнее время ситуация стала более адекватной. То есть реакция на действия властей российских, на последние разгоны «Маршей несогласных», отличалась жесткостью и совершенно очевидно, что урон репутации, который был нанесен Путину и его окружению, он, конечно, несопоставим с тем, что происходило год назад.


- (Вопрос Петра из Москвы): Что вы можете сказать, если так можно сказать, об уровне социального интеллекта наших избирателей? Когда я говорю об итогах выборов, беседую с кем-то, то люди повторяют то, что они слышат с экранов телевидения. Когда их спрашиваю: объясните, в чем вы видите повышение нашего престижа в мире, таких фактов вроде бы нет. Люди соглашаются, но все равно идут и голосуют так, как говорит власть. Что это за странный такой электорат у нас?


- Мне очень не нравится сама тема, попытка представить наш электорат, наш российский народ каким-то быдлом, который делает то, что говорит ему власть. Не надо забывать, что люди восприимчивы к пропаганде. Если бы в какой-нибудь стране западной, даже с устоявшимися демократическими традициями, крутить одну и ту же пропаганду, черт его знает, как повели бы себя люди. В целом мы сталкиваемся с системой тотального промывания мозгов и с еще не устоявшимися традициями демократии, традициями выборности. Но во многом это не только проблема, с которой сталкиваются обыкновенные люди. Мне кажется, проблема в том, как ведет себя так называемая элита, которая вылизывает все, что можно, в Кремле, которая готова просто за очередную подачку славить Путина. Посмотрите на властителей дум наших, на известных людей, которые в последние десять лет перешли откровенно на обслуживание Кремля, в последние десять лет процесс принял повальный характер. И это тоже влияет на самом деле на психику рядового человека, когда он видит звезды эстрады, известные спортсмены, люди, которые просто поселились в телевизоре, просто заливаются, как у собаки Павлова при фамилии Путин начинает течь пена изо рта. Так вот это все-таки влияет на психику и рядового человека, которому кажется, что действительно может быть все хорошо. Но этот гипноз не будет долго продолжаться, потому что цены в магазинах сделают свое дело. Можно сколько угодно слушать рассказы о повышении благосостояния, но грядущее январско-февральское повышение цен быстро образумит людей.


- Поскольку мы комментируем предварительные итоги выборов, на второе место выходит КПРФ, как вы думаете, достались ли ей протестные голоса людей, которые не поверили, что их голос за малые партии будет услышан?


- Если опять сравнивать со статистикой выборов 2003 года, КПРФ в большом проигрыше. Потому что там было порядка 12%, а сейчас КПРФ упала. При том, что очевидно протестные настроения резко выросли. И я полагаю, что КПРФ может считать себя безусловно проигравшей, потому что административный ресурс в первую очередь поживится голосами КПРФ. Насколько мне известно, КПРФ рассчитывала на 20% и по определенным признакам, по неофициальным отчетам можно предполагать, что в ряде регионов эта цифра, безусловно, была достигнута. Но руководство компартии не нашло в себе сил по-настоящему противостоять Кремлю, поддалось соблазну заключить определенные договоренности о ненападении и поэтому сейчас будет пожинать плоды своей соглашательской политики. В целом КПРФ не получила официально, на бумаге, по данным Центризбиркома тех голосов, которые несомненно им пришли. Потому что очень много людей, я даже их знаю, у меня тоже были знакомые, которые говорили: что делать, по крайней мере, КПРФ пройдет в парламент, мой голос не попадет «едру». Но по сравнению результатов с 2003 годом, эти цифры не материализовались в официальных отчетах.


- (Вопрос москвича Эмиля Викторовича): Скажите, пожалуйста, что легче вам было - играть в 85 году свой исторический матч с Карповым, испытывая давление сверху, или сегодня, разыгрывая партию с Кремлем?


- Ставки немножко другие. Тогда за плохие ходы меня все-таки на пять суток в камеру не отправляли. Ситуация была тогда тоже безнадежной, я проигрывал тогда, как вы помните, 5-0, игра до шести побед. Я сейчас в тяжелые минуты вспоминаю тот матч. Помню, что тогда главное усвоенное правило: безнадежных ситуаций не бывает, надо бороться до самого конца. Я считаю, что сейчас ситуация крайне тяжелая, многие ее оценивают пессимистично, но, на мой взгляд, пока еще небезнадежна.


- (Вопрос из Калужской области от радиослушателя Вячеслава): Перед созданием коалиции с Лимоновым был объявлен форум в «Новой газете», следует ли создавать такую коалицию. И по-моему, все известные писатели, наиболее известные высказались против. На Радио Свобода Войнович сказал, что глупо, бессмысленно. А потом Гарри Каспаров создал эту коалицию.


- У каждого может быть, безусловно, свое мнение. Я с большим почтением отношусь к писателям, которые высказывали свою точку зрения, но в общем-то они занимаются несколько другим делом. Я пытаюсь максимально полно объединить те политические силы, которые готовы противостоять диктатуре, которая складывается в России. Есть примеры исторические недавние, скажем, чилийский, где объединялись все от христианских демократов до социалистов и коммунистов, чтобы бороться с Пиночетом на референдуме 89 года. Есть пример Чехословакии, о котором напомнил другой писатель, не менее уважаемый, с моей точки зрения, Вацлав Гавел, который будучи в Москве два месяца назад, положительно отозвался о широкой коалиции с участием правых и левых. Напомню, что нечто подобное создано было создано в Чехословакии в 77 году, это называлось Хартия-77, организация, объединившая в своих рядах всех, от ультралевых до самых консервативных монархистов. Это неизбежное создание антитоталитарного фронта в условиях, когда главной задачей является борьба со складывающейся диктатурой. И эта демагогия как левых политических деятелей, так и либералов, которые все проиграли, не будем использовать более сильный глагол, проиграли все, они 15 лет занимался политикой, итог – это создание чекистской диктатуры в России. И поэтому, мне кажется, что все-таки оценивать деятельность людей, а точнее оценивать заявления сегодняшние, надо исходя из того, что есть какой-то результат. Результат их деятельности катастрофический. Поэтому может быть надо следовать мировым образцам, которые говорят о том, что в такие критические минуты объединение всех сил, готовых противостоять диктатуре, является единственным способом спасения страны.


- (Вопрос Павла из Москвы): Мой опыт говорит о том, что эти выборы настолько навязаны. Выборы 2003 года, когда были в Госдуму, все голосовали, насколько я знаю, за «Яблоко», даже неожиданные для меня люди, просто не входившие в число тех, кто мог бы предположительно голосовать за «Яблоко», из моих соседей по подъезду. Мне говорили, что голосовали за «Яблоко», чему я был удивлен. Оказалось, что «Яблоко» не набрало нужного числа избирателей.


- Вы подняли на самом деле очень важный вопрос, который связан с тем, что явно цифры, которыми нас пичкает кремлевская пропаганда, цифры, которые представляет нам бородатый глава ЦИК, как истина в последней инстанции, как пророк вещает, они резко отличаются от ваших ощущений. А кто проголосовал за «Единую Россию», где эти людей найти можно? Почему в кругу тех людей, с которыми вы общаетесь, я общаюсь, Владимир общается, почему-то этих сторонников «Единой России» не оказывается, а в итоге получается две трети голосов. Конечно, это фальсификация, конечно, это подтасовка. Все это будет продолжаться до той поры, пока люди не будут отстаивать свой голос, пока они не воспринимают фальсификацию как кражу. Вот вы пошли проголосовали, я пошел проголосовал, наши друзья проголосовали, мы понимаем, что это фальсификация. Это означает ровным счетом, что к нам в карман залезли. У нас украли, причем украли больше, чем бумажник. Там даже больше, чем ключ от квартиры. У нас украли наше право влиять на положение в стране. И пока мы будем относиться индифферентно, украли и украли, это кража и, соответственно, надо вести себя, как мы ведем в случае с кражей - надо ловить вора за руку. Надо объединяться людям и надо реагировать. Это означает, что надо не давать спуска тем, кто фактически благословил эту кражу. Пока мы не готовы к массовому протесту, власть будет себя так же вести. Власть безнаказанна, и безнаказанность порождает тот беспредел, с которым мы сталкиваемся. Надо просто понимать - их мало, нас много. Но пока на улицу выходит несколько тысяч человек, власть может это все задавить. Мы просто, помните, в стране 15 тысяч омоновцев на всю страну, милиция явно не горит желанием выполнять эту грязную работу, которую поручают ОМОНу. Давайте все-таки когда-нибудь соберемся и покажем власти, сколько нас. И мы увидим, как поведет трусливая коррумпированная власть, которая панически боится не только нас, но и собственного отражения в зеркале.


- (Вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Антона): Один украденный голос - это уже повод для уголовного преследования. У нас народ так же между прочим и с деньгами относится. Ну тысячу украли, чего в милицию идти, беспокоить этих важных дядек. Ну две тысячи украли, квартиру обворовали, чего писать заявление? Они важными делами занимаются, заказные убийства расследуют и так далее.


- Мне кажется не идут в милицию, потому что не верят, считают милицию некоей разновидностью преступной группировки, потому что люди разочаровались, что власть может хоть как-то защищать. А то, что вы сказали про кражу, да, действительно. Но это касается не только выборов, это касается того, что люди до сих пор не понимают, что объединившись, мы можем затребовать реализации закона 95 года о выплате сбережений, которые якобы сгорели в ходе реформ 91-92 годов. На самом деле совместные требования могут носить не только политический, но и экономический характер. Выполнять их может только та власть, которая чувствует себя ответственной. И спасибо за поддержку «Другой России», за то, что вы сегодня это сделали. Я надеюсь, что многие люди совершили этот гражданский поступок. Потому что я понимаю, что сделать это под бдительным оком ФСБ на участке требует определенного гражданского мужества. Еще раз спасибо.


- (Вопрос Ивана из Москвы): Вы же как шахматист прекрасно понимаете, что то, что происходит, эти варианты просчитывались задолго до этого. Мне кажется, что очень не хватает нашей оппозиции не только критической позиции крепкой, но позитивной вещи, программы, которая была бы нацелена на то, что делать, если вдруг власть придет нам в руки. Я такой программы не вижу.


- На самом деле говорить о программе можно, когда существует возможность свободные политические диспуты. Программа определяется в зависимости от той цели, которая ставится. Если ваша цель на сегодняшний день ограничена восстановлением демократических институтов, вы должны свою тактику строить, исходя из этой стратегической цели. Вот цель позволяет объединить самых разных людей, с разными идеологическими установками. Как только вы начнете писать тонкости программы, то вы сразу утонете в разногласиях. Большинства российских политических сил сегодня согласны с тем, что надо восстанавливать нормальное демократическое пространство и свободу политических дебатов. А о том, какова будет экономическая программа - это надо решать в результате нормальных парламентских выборов, когда этот процесс превратится из монолога «Единой России» в даже не в диалог, а в многоканальный спор разных политических сил. Сегодня надо говорить о том, что необходима широкомасштабная политическая реформа, именно по этому вопросу согласны сегодня основные оппозиционные силы. Это, безусловно, ограничений полномочий президента, это увеличение полномочий парламента, не этой марионеточной структуры, которая сейчас функционирует и будет функционировать, а настоящего полноценного парламента. Я считаю, что он должен выбираться не по партийным спискам, а по одномандатным округам. Это полномасштабная реформа судебная, вычистить судебную реформу от судей, работающих только по телефонным звонкам. Это, безусловно, реформа силовых структур, это передача полномочий в регионы обратно, не только губернаторам и не столько губернаторам, сколько вниз по этой так называемой вертикали власти к мэрам и к руководителям районных управ и муниципалитетов, передача туда и финансовых и политических полномочий. Это выборы как судей, так и глав муниципальной милиции. То есть это создание нормальной федеративной демократической системы управления, которая позволила бы людям голосовать за те политические партии, за те политические силы, которые им близки и тем самым поддерживать баланс разнообразия политической фауны, которая сегодня в России сведена к минимуму.


- (Вопрос москвича Виктора): Почему вы и Немцов и другие члены оппозиции в те времена, когда ни зарплату, ни пенсию не платили, когда оголялись тысячи километров границы, когда преступность и пирамиды, я не слышал возмущенного голоса. Когда это все начинает останавливаться, вы проявляете такую активность.


- Во-первых, не надо писать через запятую знаете, такой легкий интеллектуальный наперсток, надо исходить из того, что у каждого человека своя биография. Когда здесь будет Немцов, вы зададите ему свои вопросы. Я никогда во власти никакой не состоял. Если вас интересует проблема 90-х годов, я напоминаю, что большинство тех, кто стоит сегодня у власти, вам перечислить эти фамилии? Это не только Путин и его окружение ближайшее, это Лужков, Шаймиев, руководство «Единой России», которое все восстанавливает, они ровно тогда были у власти, когда происходили те процессы, о которых вы говорите. Что касается сегодняшней ситуации в России, ее оценки, мы с вами кардинально расходимся. Вы, наверное, видите в каких-то других радужных тонах, может быть у вас все хорошо. Я ее вижу совсем по-другому. Я считаю, что уровень коррупции чудовищно вырос, а международный престиж России резко упал на сегодняшний день и страна потеряла уже много лет, уже восемь лет удивительно благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру для того, чтобы диверсифицировать свою экономику и уйти от нефтяной зависимости. Россия ударными темпами превращается путинским режимом в сырьевой придаток цивилизованного мира, в России сегодня практически полностью разгромлены институты государства, как ни странно это будет звучать. Просто надо отличать виртуальную реальность от того, что происходит на самом деле. Потому что практически все финансовые потоки из государственных институтов выведены в так называемые частно-государственные корпорации, которые номинально являются государственными, но на самом деле управляются путинскими ставленниками. Это отдельная тема, мы о ней можем говорить. Но, на мой взгляд, этот режим ведет Россию катастрофе. И еще раз напоминаю вам, что в 90-е годы я в политической жизни страны не участвовал, за буквально редкими исключениями, за которые я могу отдельно отвечать, говорить, что я что-то сделал так или не так, но тем не менее, в процессе принятия решений я не участвовал.


- (Вопрос москвича Евгения Петровича): Две реплики. Во-первых, я с глубочайшим уважением отношусь к присутствующему чемпиону мира по шахматам, как сам любитель. Но уважаемый чемпион мира, у меня такое ощущение складывается, я всю жизнь голосовал за КПРФ, был наблюдателем и в этот раз сидел. Вы рассказываете о всяких страшилках, ФСБ, какая-то милиция. Поверьте мне, я даже назову адрес: Москва, улица Конева, школа наша. Тихо-спокойно, благодать, никакой милиции, никакого ФСБ. Люди даже друг у друга спрашивают: а за кого голосовать? И тут же советуется, один говорит: нет, я буду за этого. Это первая реплика. И вторая реплика: вы знаете, вы умный человек, вы очень много знаете. Но получается так: вы одно выступление начинаете за упокой, кончаете за здравие.


- Знаете, отличительная черта демократического общества, что вы можете просто выключить радио и меня не слушать. Я могу выключить, надеюсь, у меня будет возможность, переключить канал телевидения и видеть не одного Путина, а кого-нибудь другого или не смотреть одно и то же по всем каналам телевидения. Что касается злоупотреблений, вы голосуете за КПРФ, в данном случае, я просто цитировал Геннадия Зюганова и Ивана Мельникова. Знаете такие фамилии? Это руководитель КПРФ и его заместитель, которые говорили о десятках тысяч нарушений. Может быть им тоже померещилось, но обращайтесь тогда к руководству той партии, за которую вы так исправно голосуете. Может быть у вас действительно был уникальный участок. Не знаю. Спасибо, что вы сказали адрес. Я не сомневаюсь, что может быть были и такие участки, на которых ничего не происходило. Хотя что-то мне подсказывает, что не происходило ровно потому, что вы не хотели этого видеть. Я не могу себе представить, что на фоне тотальных махинаций, о которых говорят все участники этого политического процесса, а не только зловредный Каспаров, происходили вбросы, перевозили с участка на участок. Может быть вы действительно оказались тем самым оазисом демократии, который оказался свободен от этого дыхания иссушающего урагана, который сегодня пронесся по остальным 98 тысячам участков.


- Подведены предварительные результаты выборов в Ставропольском крае, вотчине губернатора Черногорова: «Единая Россия» 68%, КПРФ 10, «Справедливая» 9, ЛДПР 6,7.


- Вот вы сказали, сколько набрала «Единая Россия» в Ставропольском крае?


- 68,4%.


- Сколько остальные партии?


- КПРФ 10%, «Справедливая Россия» 9 ,19, ЛДПР 6,7.


- Это регион единственный в России, если я правильно помню, в котором буквально полгода назад «Справедливая Россия» победила «Россию единую». Как это могло случиться, как это может произойти? Так же как я смотрел в Перми, СПС набирает 2%, а меньше чем год назад 16. Как это все происходит? Какие такие события могу произойти? Это не стыкуется ни с математикой, ни с социологией, это вообще ни с чем не стыкуется. Но это стыкуется ровно с теми данными социологическими, которые нам показывали все прикормленные наши социологические агентства, которые почему-то четко оценивали предпочтение электората, при этом сами признавались, что большинство этих отчетов так или иначе зависит от ветров, которые дуют из кремлевских коридоров.


- (Вопрос из Подмосковья от Владимира): Наш зашоренный радиоуправляемый, телеуправляемый избиратель ничего не слышит, ничего не понимает. Он не понимает, что Каспаров, чемпион мира по шахматам, человек обеспеченный, чего сидит в тюрьме по пять суток? За кого? За себя? Да, за них, извини.


- Один из надзирателей, выводя меня на прогулку, задал этот вопрос: как такой человек попал в тюрьму, за что? В России за что сидят – за убийства, за воровство и за правду. Он хмыкнул. Ему на самом деле было все ясно. Так что я полагаю, что не надо относиться презрительно к нашим соотечественникам. То, что они не понимают, я еще раз хотел бы сказать, они окончательно поймут в январе, в феврале, когда зайдут в магазины, когда станет ясно, что даже на фоне невероятного изобилия нефтедолларов, которые льются и продолжают заливать нас золотым дождем, на этом фоне в стране происходит резкое увеличение цен, падение уровня жизни, резкое повышение инфляции. И все это, я думаю, люди начнут неизбежно связывать с тем кошмаром, с тем беспределом, который устроила российская власть.


- (Вопрос москвича Владимира): Я хочу сказать, что я тоже ходил на выборы, никто не давил, никто ничего не смотрит, всем безразлично. Так, какая-то вялая атмосфера, взял бюллетень, отметил, бросил и никому никакого дела нет. И даже обыденно и посредственно. Но я хотел бы сказать, что вы правильно указываете, что жизнь очень сложная и тяжелая стала, дорого все и квартиры дорогие безумно. Я не вижу партию, не вижу организацию, которая могла бы сказать: вот есть программа четкая, мы можем сделать, мы изменим так-то, через это пройдем. Демократов не выбираем, потому что они нас кидали, ограбили, многократно ограбили, полностью ограбили. Сейчас из сбербанка выгнали Казнина, поставили Грефа, я был на собрании акционеров. Казнин плачет горючими слезами, как он не хочет от кормушки уходить.


- А кто поставил Грефа? Не Путин? У меня такое ощущение, что вы совсем поражены безысходными пораженческими настроениями. Если жизнь плохая, ее надо как-то изменить, мне кажется. Безусловно, 90-е годы были крайне тяжелыми. Безусловно, за то, что происходило, несут ответственность люди. Хотя назвать демократами всех. Какие демократы были в 90 годы у власти? Ельцин был, Черномырдин, Лужков, Шаймиев. Вспомните тех, кто командовал Россией в 90-е годы, внимательно вспомните фамилии. Все-таки я не являюсь поклонником, мягко говоря, Чубайса и Гайдара, но тем не менее, их влияние, мы понимаем как здравые люди, на российскую власть было сильно преувеличено. Олигархи многочисленные, Абрамович и тогда жил хорошо и сейчас живет хорошо. То есть буквально несколько человек были отодвинуты по разным причинам от кормушек, а все остальные чувствуют себя прекрасно. То есть эта власть пользуется своей бесконтрольностью, она подняла коррупцию на новый невиданный уровень. И пока будет такая индифферентность сохраняться - ничего не было, все было тихо, спокойно. Да, действительно, было тихо спокойно, а чего волноваться? На многих участках спокойная атмосфера, когда вы все разойдетесь, умиротворенно выполнив свой гражданский долг, подвезут автобус с этими самыми туристами голосующими, ездящими с участка на участок, они вбросят ровно столько, сколько надо и получатся в итоге 63-65%, которые явно не соответствуют тому, что мы все с вами видим. Поэтому зачем жаловаться на каких-то демократов, на каких-то чекистов - это в первую очередь наша вина. Не надо просто так ругать власть, я к этому не призываю. Я говорю о том, что надо заставить власть создать те условия, в которых мы могли бы в списке партий найти ту, которая вам нравится, а не просто есть то меню, которое вам впихивает Кремль.


- Намерены ли вы дальше следить за ходом подсчета голосов, затем за формированием депутатских комиссий и правящих органов новой пятой Государственной думы?


- Итоги голосования важны, потому что они во многом определят действия политических сил, которые будут вытеснены из процесса принятия решений и политической арены. Что касается формирования органов - это марионеточная организация, в которой просто люди протирают штаны и голосуют по указанию из Кремля, никакого влияния на политическую жизнь не оказывает. Поэтому, я полагаю, что тратить время на изучение списков клонов, которые будут тасовать какая-нибудь опытная кремлевская рука, бессмысленно.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG