Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Одно из самых трудных мест в русской грамматике


Ирина Левонтина, старший научный сотрудник Института русского языка имени В.В. Виноградова

Ирина Левонтина, старший научный сотрудник Института русского языка имени В.В. Виноградова

Однажды в новостном выпуске на телеканале ОРТ корреспондент произнес: «Порядка шестьсот десяти миллионов», а один из политиков сказал: «В двух тысячи втором году». Здесь мы имеем дело с наиболее, может быть, частотными ошибками. Какими? Об этом я попрошу рассказать Ирину Левонтину, старшего научного сотрудника Института русского языка имени В.В. Виноградова.


— Склонение числительных, вообще, их употребление — это одно, пожалуй, из самых трудных мест в русской грамматике. Если человек умеет правильно употреблять числительные, то уже почти наверняка можно сказать, что это очень грамотный человек.


— Однако, эти-то, упомянутые мной, случаи не самые сложные.
— Там сначала была фраза «порядка шестьсот десяти миллионов». Тут правило существует такое. В русском языке есть сложные и составные числительные. Сложные числительные состоят из одного слова, но при этом в них более одного корня, например, шестьдесят. Это сложное числительное. А «двадцать пять» — это составное числительное. Оно состоит из более, чем одного слова. Так вот, если мы имеем дело с количественными числительными, то есть обозначающими число или количество — пять, шесть и так далее, то они склоняются таким образом, что изменяются все части. Нужно говорить пятью тысячами, пятьюстами, пятьюдесятью пятью, чего, конечно, почти никто сейчас не делает. Вот эта фраза…


— Шестьсот десяти миллионов.
— Да, а должно быть, конечно, «шестисот». Тут мы имеем дело с так называемым упрощенным изменением числительных, когда не все части изменяются.


— А только хвостик, который уже ближе к слову «миллионов». Там само собой просится произнести «десяти миллионов».
— Да, но вот что самое интересное. Уже в грамматике 1980 года, в академической грамматике, подобные вещи допускаются для устной речи, хотя, конечно, всем понятно, что это не совсем правильно. Вообще-то, в норме всех учат, что надо изменять все части, но лингвисты тут выступают как такие пораженцы и считают, что бороться за это невозможно. В живой речи это не реально, чтобы все правильно склоняли числительные. Здесь, если бы так сказал диктор (но дикторов почти что сейчас нет), человек, который говорит не спонтанно, а подготовленно…


— Подчеркну: это была речь корреспондента в подготовленном, записном сюжете.
— Корреспонденты у нас, к сожалению, уже… Качество их речи очень ухудшилось. Он здесь следует тому способу изменения числительных, который считается допустимым для устной, скорее, обыденной, неформальной речи. Это, конечно, не очень хорошо. Но сказать, что это абсолютно нельзя, невозможно. Хотя я лично ужасно не люблю, когда люди не умеют склонять числительные, особенно, если они при этом претендуют на то, что они носители хорошего литературного языка. Своих детей я бы в этой ситуации поправила.


— Все-таки подчеркнем, что запомнить это правило совсем нетрудно. Склоняются все части количественных числительных.
— Да, а с порядковыми ситуация другая. И вот ваш пример второй — «двух тысячи второй год». Здесь в точности противоположная ошибка. Потому что «две тысячи второй» — это числительное не количественное, а порядковое, то есть которое обозначает порядковый номер предмета, отвечает на вопрос «который?». И в этих числительных (ну, такая причуда русской грамматики, что поделаешь!) наоборот, склоняется только последняя часть. Мы не говорим «тысячный девятисотый двадцатый пятый». Мы, конечно, так не склоняем. Мы говорим «тысяча девятьсот двадцать пятый». При этом в количественном числительном «тысяча девятьсот двадцать пять» нужно было бы склонять все части. И здесь вместо «две тысячи второй» часто говорят «двух тысячи второй». Это очень распространенная ошибка. И вот тут даже пораженцы-лингвисты пока еще нигде не признали это допустимым. Это, действительно, грубая и неприятная ошибка.


— Честно говоря, ухо она режет.
— Да, но очень распространенная ошибка. Очень режет ухо. Иногда бывает, кстати, совершенно неожиданно так приятно встретить умение склонять числительные там, где этого не ждешь. Ко мне однажды пришел водопроводчик. Он сказал, что лучше купить новую батарею. Я спрашиваю: «А это дорого?». И он мне говорит: «Где-то там между тремястами пятьюдесятью и четырьмястами». Я за цену не отвечаю, но важно, что он так четко просклонял, как на уроке, все части числительного.


— Куда более сложный случай, когда мы имеем дело с конструкциями типа «в митинге приняли участие сколько-нибудь человек» или «приняло участие». Какой вариант здесь следует выбрать?
— Это очень трудная вещь. Потому что тут есть несколько факторов, которые влияют на выбор формы. Они взаимодействуют очень сложным образом. Можно сказать — пять человек пришло и пять человек пришли. В этом случае, действительно, разницы по смыслу практически никакой нет. Но это не всегда так. Иногда мы должны выбрать или то, или другое. Я приведу несколько факторов, от которых это может зависеть. Например, в некоторых конструкциях возможен только один вариант. Можно сказать «гостей пришло пять человек», но нельзя сказать «гостей пришли пять человек». В этой конструкции уже, будьте любезны, только средний род единственное число, множественное число не годится. Иногда выбор зависит, грубо говоря, от порядка слов и оттого, что называется в лингвистике актуальным членением, то есть что является темой, а что, собственно, мы хотим сообщить, подчеркнуть, выделить и так далее. Например, очень смешно прозвучит, если мы скажем: «играла музыка, три пары танцевало вальс». Абсолютно невозможно здесь «три пары танцевало вальс», это любой человек услышит, что это дико смешно и ужасно неграмотно, но это не значит, что «три пары танцевало» вообще невозможно. Если, скажем, был танцевальный конкурс, и дальше в конце судья рассказывает, кто и как выступил. И говорит с другим порядком слов: «Вальс танцевало три пары, из них две продемонстрировали хороший профессиональный уровень». Это совершенно нормально. Почему вообще возникает эта проблема, что можно такую форму глагола использовать или другую? Потому что такие количественные сочетания (числительное плюс существительное) имеют двойственную природу. Здесь глагол при них можно согласовать с числительным или считать, что пять человек — это такая группа, которая обозначает людей. Соответственно, может быть, более формальное согласование с числительным, тогда будет единственное число и средний род. А может быть более смысловое согласование. Мы как бы в этом случае помним, что мы говорим о группе людей или каких-то еще объектах, и ставим глагол во множественном числе. Здесь важно, во-первых, о каком действии, о каком событии идет речь. Скажем, «пришло пять человек» — нормально, а вот «пять человек почувствовало себя плохо» — очень странно. Одно дело, когда речь идет просто о каком-то присутствии, существовании, наличии, тогда нормально средний род, но скорее «пять человек почувствовали себя плохо». Или «три человека пело народные песни» — очень странно. «Три человека пели народные песни» — это такое очень конкретное, осязаемое действие. Или «пять поэтов читало свои стихи». Так, конечно, никто и никогда не скажет.


— Говорят!
— Говорят, конечно, все, что угодно. Я имею в виду, грамотный человек, который следит за своей речью. Затем, важно о ком идет речь. С человеком — там легко, «пять человек пришло», потому что человек в такого рода употреблениях, это почти местоимение. Тут внимание не привлекается к сущности. Важно, что пять человек, это как «пятеро», важно количество. А если пять поэтов, пять министров, будет все-таки скорее множественное число, потому что мы более конкретно представляем это себе не как группу, не как массу, а как отдельных людей, тогда, скорее, будет множественное число. Во многих случаях, когда возможна и та, и та форма, они немножко различаются по смыслу. Например, человек потерял телефон и говорит: «Как обидно, у меня в записной книжке было почти сто телефонов». Здесь, конечно, он не скажет «были почти сто телефонов». Ему важно подчеркнуть, что много было телефонов. А, с другой стороны, он может сказать иначе: «Все бы ничего, но у меня там были два телефона, которые я не могу восстановить». Там не два телефона, у него больше, но он хочет сказать…


— Он хочет их выделить, как самые важные.
— Да, именно об этих. Или тот пример, с которого вы начали — люди вышли на площадь. Конечно, если партия отчитывается, она говорит «на наш митинг вышло пять тысяч человек», а милиция говорит, что «на митинг вышло пятьсот человек». Все равно в среднем роде, потому что тем и другим важно количество. Но вот если теперь сказать «на демонстрацию вышли пять человек — такой-то, такой-то и такой-то». Нам важна не масса — люди вышли под лозунгами «За вашу и нашу свободу!», и мы сейчас перечислим, какие это были люди. Тут важно не количество, а качество. Здесь, конечно, будет использоваться не средний род, а множественное число.


XS
SM
MD
LG