Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Используемые противогололедные реагенты не отвечают нормам экологической безопасности


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Виктор Нехезин: В Москве назревает скандал из-за использования противогололедных реагентов, не отвечающих нормам экологической безопасности. В этой связи Союз экологических общественных организаций совместно с межрегиональным центром за безопасность российских дорог требует установить эффективную систему контроля за качеством антигололедных веществ, которые используются московскими коммунальщиками.



Марьяна Торочешникова: Сегодня на московских складах хранится около 14 тонн средства для борьбы с гололедом, известного под названием СБГ. Закупив его в прошлом году, чиновники все же решили отказаться от его использования: выяснилось, что в реагенте превышена допустимая норма содержания нерастворимого осадка и показателя радиации. Формально СБГ запретили еще летом, однако экологи указывают на отсутствие каких-либо гарантий того, что сегодня дорожные службы не используют СБГ в борьбе с гололедом.


Говорит эксперт межрегионального центра за безопасность российских дорог Кирилл Разумовский.



Кирилл Разумовский: Примерно три недели назад мы получили информацию о том, что на складах дирекции единого заказчика в Москве содержатся порядка 14 тонн запрещенного к использованию реагента СБГ и СБГ-2 (средства для борьбы с гололедом). Этот реагент содержит достаточно большое количество тяжелых металлов, кроме того, он просто фонит, в нем есть радиоактивный элемент калий-40. Период полураспада калия-40, это можно найти в любой энциклопедии, 1,3 миллиарда лет. Просто положили дозиметр на один из мешков, он показал от 60 до 63 микрорентген. По данным НПО "Родон", это в 3-4 раза выше нормы.



Марьяна Торочешникова: А сопредседатель Союза экологических общественных организаций Андрей Фролов рассказал, что последние пять лет Москва закупала антигололедные вещества напрямую у их производителей. Это позволяло осуществлять хотя бы формальный, но все же контроль за тем, чем поливают московские дорогие. Во всяком случае, состав реагентов был известен - при продаже производители представляли соответствующие сертификаты. В этом году правительство Москвы поменяло тактику и теперь вместо прямых закупок у фирм-производителей, обеспечение реагентами решило доверить посредникам, для этого был проведен соответствующий тендер. Контролировать что-либо в этой ситуации, по мнению экозащитников, невозможно, поскольку остается рассчитывать исключительно на добросовестность посредников, поставщиков. Вот как раз это обстоятельство больше всего и смущает экологов. Говорит сопредседатель Союза экологических общественных организаций Андрей Фролов.



Андрей Фролов: Нас, как Союз экологических общественных организаций, не волнует, кто у кого закупает. Нам важно, чтобы был организован хоть какой-то контроль хотя бы над тем, что распространяется в Москве. На сегодня в той ситуация, которая сейчас сложилась, даже тот минимальный контроль, который был последние пять лет, сейчас отсутствует. Мы как раз обратились в мэрию и Московскую городскую Думу с предложением о том, чтобы, во-первых, внести соответствующие поправки в закон города Москвы, там у нас есть закон об экологическом контроле, об экологическом мониторинге. Соответственно, вменить в обязанность как бы нашим контролирующим структурам, которые отвечают за состояние окружающей среды, чтобы все антигололедные реагенты, которые поступают в Москву, проходили определенный контроль на качество. И второе: до тех пор, пока закона нет и пока вообще никакой нет возможности контролировать, чтобы мэр дал разрешение общественным организациям, в том числе Союзу экологических организаций, осуществлять собственный контроль. То есть, мы бы получили доступ на места складирования соответствующей структуры, которая организует разливы реагента, чтобы мы официально могли приехать, позвонить и сказать, мы хотим проверить, что у вас там есть, какое качество. В этой ситуации хотя бы подменить государство, хотя бы в этой части, пока оно не раскачается и не наведет в этом деле порядок.



Марьяна Торочешникова: Насколько у вас есть серьезные основания предполагать, что те реагенты, которые сейчас используются на московских дорогах, небезопасны для здоровья граждан?



Андрей Фролов: Во-первых, сам реагент, как таковой, уже небезопасен, потому что состав его таков, желательно, чтобы его не было. Кроме того, в прошлом году мы проводили выборочные контроли, в частности заборы снега, но там немножко другие, не непосредственно антигололедные, а то, что остается от него, к сожалению, по всем показателям достаточно большие превышения были. Хотелось, чтобы хотя бы эта ситуация не ухудшалась. В этом году проводились замеры, но пока почвенного покрова. Практически везде, где мы берем пробы у нас в Москве, везде превышение. Другой вопрос, когда этот раствор распространяется, насколько он хотя бы не будет добавлять к тому, что есть. Сегодня мы контролировать динамическую ситуацию, то есть, что вливается, мы не можем, потому что для этого нужно разрешение мэрии.



Марьяна Торочешникова: Что касается тех замеров, которые вы уже произвели, вы сказали, что там превышение. Превышение содержания чего?



Андрей Фролов: Понимаете, на улицах, там же много, там не только антигололедные смеси. Выбросы автотранспорта, розливы автотранспорта, шины стираются, есть соответствующие выбросы. Но в основном это, конечно, тяжелые металлы, бензапирен и сажа.



Марьяна Торочешникова: Реакция чиновников и депутатов Мосгордумы на предложения экологов пока не известна. Формально у властей в запасе целый месяц, в течение которого они должны ответить экозащитникам, как будет решаться вопрос о контроле безопасности используемых на столичных дорогах реагентов.


XS
SM
MD
LG