Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Митинг прокремлевской молодежной организации «Молодая гвардия» прошел в Москве


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Петр Вайль.



Кирилл Кобрин: Оппозиционные партии - особенно те, которые не попали в новую Госдуму - протестуют против давления властей и фальсификаций, и строят планы на будущее. А правящая партия «Единая Россия» празднует победу, в том числе и на улицах Москвы. Официозный митинг прокремлевской молодежной организации «Молодая гвардия» прошел в столице, ролик из телезаписи этого мероприятия теперь можно увидеть на сайте Yuotube. На нем лидер организации, бывший популярный музыкальный ведущий Иван Демидов появляется на сцене с щеткой и мусорным ведром, куда он - сопровождая это действие не очень корректными ремарками - выбрасывает портреты оппозиционных политиков от Никиты Белых до Эдуарда Лимонова. Вольно или невольно, режиссеры этого мероприятия использовали печально известный символ кровожадных опричников Ивана Грозного - метлу, чем заставили некоторых зрителей вспомнить и недавнюю антиутопию, роман Владимира Сорокина «День опричника». Насколько намеренно используется здесь страшная символика? - спросил я своего коллегу Петра Вайля.



Петр Вайль: Действительно, напрашивается эта параллель. Как известно, опричники привязывали метлу к седлу своего коня, тем самым, показывая, что они подметают, выметают Россию от врагов. Возможно, Демидов прочел роман "День опричника". Хотя у Сорокина цель прямо противоположная. Он рисует такую антиутопию, во что может превратиться Россия, если пойдет по нынешнему своему авторитарно-тоталитарному пути. Но мне-то кажется, что здесь апелляция все-таки, скорее, в мозгах, несмотря на то, что это молодежь, не к опричнине, о которой они вряд ли что-нибудь знают, не к Сорокину, которого они вряд ли читали, а в конечном счете это к советской стилистике. Сплошь и рядом в советских карикатурах такой вот метлой выметали то каких-то американских шпионов, то пьяниц, то прогульщиков.



Кирилл Кобрин: Клику Чан Кай-ши.



Петр Вайль: Клику Чан Кай-ши, совершенно верно, хулиганов со двора. Эта метла все время действовала. Вот это то, что используется активно советская символика, это, мне кажется, как раз характерно для общей стилистики нынешнего времени не только на этих выборах, но и вообще шире. Ведь посмотрите, как работает вся эта система. Это появление вот этих ткачих. Действительно, появление каких-то представителей пролетариата якобы, которые должны произнести свое веское слово, хотя понятно, что никакого общественного веса они не имеют.



Кирилл Кобрин: Если мы заговорили о стилистике, этот ролик произвел очень двойственное такое впечатление, потому что очевидно, что какой-то единой, настоящей стилистики, большого стиля, не сложилось. Демидов выглядит, как такой Дед Мороз на елке для детей. Он пытается шутить. Шутки не смешные, на самом деле. Это очень любопытно - камера показывает присутствующих на митинге членов этой молодежной организации, они практически даже не улыбаются. Они просто иногда кричат "Россия! Россия!" так же, как елочка зажгись на той же детской елке. И оживляются они один только раз (я специально обратил внимание) только тогда, когда он упоминает сборную России по футболу.



Петр Вайль: Вы просто с языка сняли. Я только хотел сказать, что эти ребята свои молодые силы с большим успехом могли бы растрачивать на стадионах, что они и делают. В общем, действительно, вы правы. По выражению их лиц, совершенно отсутствующих, только вокруг закричали, и человек закричал. Камера это очень хорошо показывает. Телевидение - страшная вещь. От него не спрячешься. Конечно, с большим успехом они производят эту разрядку во время футбольных матчей. Именно поэтому, когда вдруг спряглась идея великой России с голландским тренером Гусом Хиддинком, вот тут-то и начался настоящий восторг. Но у взрослых все-таки не совсем то. Взрослые апеллируют, я думаю, совершенно даже сознательно теперь уже. Если раньше советизация в мозгах проходила на несознательном уровне, на подсознательном, просто так проще катиться по накатанной поколениями колее, то теперь это происходит сознательно. Эти всякие упомянутые ткачихи, это идея упования на единого лидера, это унификация телевидения - все-таки это производит уже сознательно.



Кирилл Кобрин: Я позволю себе оценочное суждение, но оценочное эстетическое. Очень это выглядело все бездарно с эстетической, стилистической точки зрения. Такого себе в позднесоветское время не позволяли. Почему?



Петр Вайль: Вы знаете, тогда выдерживали некий декорум, придерживались правилам игры. Их придерживаются и сейчас. Но в целом все-таки прошедшие с конца 80-х до начала 2000-х годов лет 15, эти полтора десятилетия не прошли даром, народ сильно расковался, сильно отвязался, что называется, и ведет себя по-другому. Все-таки, условно говоря, те, советские, были в тяжелых черных костюмах и удушающих галстуках, эти все-таки в джинсах и кроссовках. Вот это и определяет тяжесть того стиля и легкость этого. А стилистика все равно приблизительно одинаковая. Вы знаете, и та эстетика была отвратительная, и эта, но по-другому. В свое время знаменитый музыкальный дирижер Рудольф Баршай эмигрировал. Когда он приехал на Запад, к нему бросились брать интервью о причинах отъезда, он дал замечательный ответ. Он сказал: "У меня никаких политических мотивов. У меня мотив только эстетический. Я больше не могу это видеть".



Кирилл Кобрин: Мнение моего коллеги Петра Вайля.




XS
SM
MD
LG