Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. В Германии вышел фильм "Контерган"


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Олег Винокуров: «Контерган» – в Германии это название знакомо очень многим, как ключевое слово в громком скандале 60-х годов. Так назывался препарат немецкой фармацевтической фирмы «Грюненталь», появившийся в 1957 году и разрекламированный как безвредное успокоительное и снотворное средство для беременных. Фирма обещала лекарство без побочных действий, но именно по причине побочных действий на свет родились около 10 тысяч детей без рук, а иногда без рук и без ног. В эти дни контерган снова стал темой общественной дискуссии в стране…



Юрий Векслер: «Господин Вегнер, у вас, к сожалению, родился ребенок с врожденной инвалидностью…» - фразу, подобную этой, слышали в 60-е годы тысячи родителей в Германии и других странах. Это отрывок из нового двухсерийного художественного фильма «Контерган», который только что был показан на телеэкранах Германии. Фирма Грюненталь пыталась через суд помешать выходу картины, запретить ее, но из этого ничего не вышло, кроме задержки премьеры на полтора года. Фильм удался, он снова всколыхнул страсти по контергану, и Германия заново переживает историю почти полувековой данности.


Медикамент контерган находился в продаже с 1 октября 1957-го по 27 ноября 1961 года. Он был разрекламирован и стал очень популярным, принеся фирме миллионы. Потребовалось много времени и научных усилий, чтобы доказать связь препарата с рождением детей-инвалидов. А судебный процесс удалось начать только спустя почти 7 лет - 27 мая 1968 года. Суд продолжался два с половиной года и был остановлен без вынесения приговора, родители детей-инвалидов подписали с «Грюненталь» мировое соглашение. Истцы отказывались от всех дальнейших претензий в обмен на создание фирмой фонда возмещения ущерба. Заботы о пополнении фонда взяли на себя власти страны. Однако деньги «Грюненталь» в фонде закончились 10 лет назад. Живущие ныне жертвы препарата - 2800 человек - получают скромные пенсии, по сути, от государства, и нуждаются в помощи.


Дети и их родители многое перенесли – тогдашнее немецкое общество не готово было воспринимать таких детей, как равных. Трудности сопровождали «детей контергана» многие годы и в детских садах, и в школе, если родители отказывались от специальных учреждений для инвалидов и настаивали на приеме в обычные.


Рассказывает ныне 73-летняя Гизела Брюкнер, родившая в те годы увечную дочь.



Гизела Брюкнер: Это стало красной нитью всей моей жизни. Контерган сопровождает меня по сей день…



Юрий Векслер: Несмотря ни на что, многим жертвам страшного лекарства удалось победить враждебность общества и добиться успеха в жизни. Например, Терезия Дегенер стала профессором права. Томас Квастхоф стал всемирно известным певцом, лауреатом многих международных премий. Он, которого из-за увечья не принимали в консерваторию, сегодня – профессор вокала в консерватории имени Ганса Эйслера в Берлине. Но это, скорее, исключения – большинство жертв контергана не имеет работы и живет на грани нищеты, получая пенсию максимум 545 евро.


В недавнем ток-шоу известной тележурналистки Сандры Майшбергер «Люди у Майшбергер», посвященном выхода фильма «Контерган», участвовал председатель организованного им «Союза жертв контергана» 47-летний Андреас Майер, которому во время первого судебного процесса было 10 лет. Став совершеннолетним, он начал борьбу за полноценное возмещение ущерба своим товарищам по несчастью. На ток-шоу был и бывший адвокат фирмы «Грюненталь», ныне пенсионер Херберт Вартенслебен, который 37 лет назад помог замять дело и спас фирму. В студии началась словесная дуэль. «Мы требуем возмещения ущерба в размере 5 миллиардов евро», - заявил Андреас Майер. Вот его аргументы, которые разделяют жертвы контергана, даже выходившие недавно на демонстрацию в Берлине.



Андреас Майер: Как вы видите, я инвалид высокой степени, вследствие очень коротких рук и ног. Значит, мне необходима коляска на электротяге и многие другие электрифицированные, или управляемые по радио, вещи, позволяющие себя обслуживать, например, взять тарелку, достать одежду или открыть окно. Сама квартира должна быть так оборудована, чтобы я смог по ней передвигаться. Все это стоит денег, и эти расходы берет на себя государство. В результате, все ложится на плечи налогоплательщиков, а не компании «Грюненталь»!



Юрий Векслер: Но вот сама фирма, годовой оборот которой сегодня – полтора миллиарда евро, а владельцы входят в список 30 наиболее богатых семей в Германии, появляться на экране отказалась.


Говорит продюсер фильма «Контерган» Михаэль Сувенир.



Михаэль Сувенир: Если я нечаянно ударю кого-то, я, по меньшей мере, извинюсь. Но в этой истории слова извинения или сочувствия от фирмы «Грюненталь», например, «нам очень жаль», до сих пор ни разу не звучали.



Юрий Векслер: По оценкам юристов, серьезных шансов на новый процесс по делу - нет. Первый процесс был остановлен официально из-за «малой степени вины фирмы».


Говорит Гизела Брюкнер.



Гизела Брюкнер: Мне каждый раз больно, когда я слышу это. Я говорю с общечеловеческой точки зрения. Я гляжу на господина Майера и вижу, как он пострадал от контергана, вот он не виноват ни в чем! Но кто-то же виноват и должен нести за это ответственность…


XS
SM
MD
LG