Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Министр обороны США обещает скорый успех в Ираке. Верховный суд страны рассматривает иск о правах заключенных в Гуантанамо. Вашингтон предпринимает беспрецедентную попытку спасения рынка недвижимости


Юрий Жигалкин: Министр обороны США обещает скорый успех в Ираке. Верховный суд страны рассматривает иск о правах заключенных в Гуантанамо. Вашингтон предпринимает беспрецедентную попытку спасения рынка недвижимости. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


Стабилизация Ирака осуществима уже в обозримом будущем, заявил только что посетивший страну министр обороны США Роберт Гейтс. И, кажется, впервые это оптимистичное заявление принимается на веру в Соединенных Штатах. Впрочем, не без оговорок.


С подробностями - Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Выступая на пресс-конференции в Багдаде, Гейтс сказал, что развитие событий дает надежду на стабилизацию в стране. Он отметил, что насилие в Ираке достигло самого низкого уровня за период с начала 2006 года; количество иракских беженцев, возвращающихся на родину, значительно возросло; усилился поток зарубежных инвестиций; и свыше 70 тысяч иракцев добровольно вызвались охранять свои кварталы от экстремистов.



Роберт Гейтс: Более чем когда-либо, я считаю, что цель по созданию безопасного, стабильного и демократического Ирака находится в пределах досягаемости. Нам следует проявить терпение.



Аллан Давыдов: Гейтс высоко оценил заключенное 10 дней назад между президентом Джорджем Бушем и премьером Нури аль-Малики соглашение о долгосрочном американском военном присутствии в Ираке, которое продолжится и после 2008 года.



Роберт Гейтс: Правительство Малики сделало критически важный шаг, подписав с Соединенными Штатами декларацию о принципах, которая закладывает основу для американо-иракского сотрудничества в будущем.



Аллан Давыдов: Прокомментировать нынешнюю ситуацию в Ираке и отношение к ней в Соединенных Штатах я попросил профессора Университета штата Мичиган Уильяма Аллена.



Уильям Аллен: Несомненно, ситуация в Ираке улучшается. Хотя важно помнить, что в этой стране пока не видно нормального политического развития. Хотя сам факт затишья в Ираке важен для американцев, неразрешенность всего комплекса проблем, стоящих перед иракским народом говорят о том, что до реальной стабильности еще очень далеко. И все же напряжение в американском обществе по иракскому вопросу, похоже, спадает. Конгрессмен Джон Мёрта, ярый сторонник ухода США из Ирака, недавно вернулся из Багдада и признал, что начатое в начале года наращивание американского военного присутствия дает положительные результаты. Впрочем, Мёрта тут же попытался переключиться в плоскость политических преобразований, заявляя, что даже при военном успехе американцев в Ираке, отсутствие в этой стране внутриполитических подвижек чревато проблемами, и поэтому США все равно должны оттуда уходить. Его действия указывают на то, что Ирак является уже не столь насущным вопросом для американской общественности, как, скажем, еще 10 месяцев назад. Обнадеживающие новости, поступающие сейчас из Ирака, безусловно, в значительной степени успокоили общественное мнение в Соединенных Штатах.



Аллан Давыдов: Министр обороны Роберт Гейтс, выразив осторожный оптимизм по поводу ситуации в Ираке, все же признал хрупкий характер успехов в области укрепления внутренней безопасности в стране. На совещании в городе Мосуле на севере Ирака, американские военачальники заявили Гейтсу о необходимости перебросить туда дополнительное число американских и иракских военнослужащих. По их словам, это продиктовано активизацией террористов «Аль-Каиды», изгнанных из района Багдада.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Аллан Давыдов.


В среду Верховный суд Соединенных Штатов взялся за разрешение серьезной юридической дилеммы, бурно обсуждаемой уже несколько лет: имеют ли право заключенные тюрьмы в Гуантанамо, граждане разных стран, обвиняемые в членстве в террористических группах, на защиту в рамках американского гражданского правосудия. Белый дом заявляет «нет», год назад Конгресс законодательно утвердил эту точку зрения, приняв закон предусматривающий создание специальных военных трибуналов. Адвокаты обвиняемых призывают Верховный суд объявить этот закон неконституционным.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Верховный суд выясняет, создал ли Конгресс адекватную альтернативную процедуру рассмотрения дел заключённых и защищает ли американская Конституция права иностранцев, находящихся в американской тюрьме вне США. Вот что говорит об этом президент Института «Минарет свободы» в Бетезде, штат Мериленд, Дин Ахмад.



Дин Ахмад: Дело привлекает огромное внимание, потому что здесь затронут вопрос о разделении власти. Правительство утверждает, что если враг взят в плен за пределами США, он не подпадает под действие американского закона о неприкосновенности личности и не имеет права оспаривать в американском суде своё задержание, а посему гражданские суды не могут вмешиваться в дело. Администрация президента Буша обратилась к Конгрессу с просьбой узаконить действия исполнительной власти. Однако правоведы считают, что не законодательная власть, а суд должен был решать вопрос о статусе заключённых в Гуантанамо. Если арестованные не подпадают под защиту американского закона, они должны быть защищены международными законами о военнопленных. Но американское правительство считает возможным третий вариант - террористам и вражеским боевикам должна быть предоставлена, так сказать, «облегчённая» форма юридической защиты. От того, на чью сторону встанет Верховный суд, будут зависеть в будущем многие судьбы. Если суд поддержит точку зрения правительства Буша, возникнет новый прецедент, который в будущем может быть использован даже против американских граждан.



Ян Рунов: Как сказал во время изложения доводов перед членами Верховного суда адвокат одного из заключённых Сет Уоксмен, «если наш закон на Гуантанамо не распространяется, значит там - зона беззакония». Некоторые сидят в Гуантанамо без суда уже 6 лет. «Время для экспериментов прошло», - заявил адвокат. Представитель администрации Буша настаивал на том, что задержание подозреваемых в международном терроризме законно и продиктовано условиями войны с терроризмом. Изложение доводов длилось на 15 минут дольше положенного одного часа. Как ожидается, Верховный суд выскажет своё мнение не ранее лета будущего года.



Юрий Жигалкин: Вопрос о том, на основании каких данных американская разведка сделала вывод о том, что Иран заморозил работы над ядерным оружием четыре года назад, и, главное, можно ли верить в этот сенсационный вывод, звучит все громче через три дня после обнародования этого неожиданного заключения. Выяснилось, например, что лишь около четырех месяцев назад во время выступления на слушаниях в комитете Конгресса по делам вооруженных сил Томас Фингар, один из руководителей аналитического управления разведки, твердо заявил: «Иран продолжает вести работы по обогащению урана. Согласно нашей оценке, он решительно настроен на создание ядерного оружия. И это вызывает серьезнейшее беспокойство стран региона, чья безопасность окажется под угрозой если в руках Ирана окажется ядерное оружие». Явное противоречие двух выводов выглядит еще более загадочно на фоне отчета экспертов ООН, которые всегда трактовали сомнения в пользу Ирана. На их взгляд, вопрос о ведении иранцами работ по созданию ядерного оружия остается открытым. Некоторые консервативные комментаторы видят в неожиданном развороте на 180 градусов разведаналитиков антибушевский либеральный заговор, эксперты же призывают воспринимать любые заключения разведки относительно Ирана со здоровой долей скепсиса.


Дигитальные отпечатки глаз могут в будущем заменить отпечатки пальцев в качестве инструмента установления личности. Сравнительная дешевизна устройства, удобство, гораздо более высокая точность результатов в сравнении с традиционным способом, легкий доступ к базе данных - все это привлекло уже более двух тысяч полицейских управлений в двадцати семи штатах, которые сканируют глаза не только преступников. Во многих штатах существуют программы сканирования глаз пожилых людей, страдающих потерей памяти, и детей, в качестве меры предосторожности, чтобы с легкостью можно было идентифицировать и тех и других, если они исчезнут из дома. Для снятия дигитального отпечатка радужной оболочки глаза необходима миниатюрная камера и компьютер со специальной программой. Инфракрасный луч засекает 235 уникальных особенностей радужной оболочки глаза человека. Отпечаток пальца содержит лишь 70 таких примет. Радужная оболочка не меняется ни с возрастом, ни в результате болезней, ни в результате операций с использованием лазера. Единственная проблема: база таких данных пока невелика.


Беспрецедентный шаг для спасения рынка недвижимости готовы предпринять Белый дом и Конгресс. Напуганная перспективой банкротства сотен тысяч несостоятельных домовладельцев, администрация Джорджа Буша совместно с банками и другими кредитными институциями подготовила план. Согласно этому плану, кредитная ставка для домовладельцев, получивший заем под низкий процент с последующим его повышением, будет заморожена на пять лет. Иными словами, государство и банки готовы на несколько лет удешевить кредит для тех, кто бы не смог потянуть повышение выплат и был бы вынужден вернуть собственность кредитору.


Прокомментировать первую в истории страны попытку государства защитить рынок недвижимости я попросил профессора экономики сотрудника Гуверовского института Михаила Бернштама.



Михаил Бернштам: Меры беспрецедентные, потому что беспрецедентен финансовый кризис. Речь идет о том, что примерно полтриллиона долларов долго по ипотеке оказываются в состоянии предстоящего банкротства. Эти дома люди не смогут оплачивать, потому что проценты должны подняться с 7, 8, 9 процентов до 11, 12, 13 процентов годовых, люди на пределе. Банки будут продавать эти дома за бесценок, банки будут терять деньги. Инвесторы, которые купили у банков облигации, обеспеченные домовладением, будут терять деньги. И начнет дорожать весь ипотечный кредитный рынок США. А это - 11,5 триллиона долларов. А любой финансовый кризис, как домино, начинает рушить один банк за другим. Конечно, правительство позволить этого не может, потому что после таких кризисов случается депрессия.



Юрий Жигалкин: Профессор, а насколько эффективной может оказаться эта мера? Некоторые экономисты говорят, что она лишь отсрочит момент истины, момент расплаты. Ведь проблема в том, что жилье купили люди, которые не могли себе его позволить.



Михаил Бернштам: Это компромисс, это полумера, но она поможет какой-то части домовладельцев. Во-первых, у многих молодых людей, естественно, доход растет с возрастом. Значит, если им эта мера помогает в течение ближайших пяти лет, дальше у них может быть больше доход. Но какая-то часть домовладельцев, конечно, через пять лет окажется в том же состоянии кризиса, который будет сегодня. Но речь идет не о домовладельцах. Государство не спасает в данной ситуации домовладельцев, домовладельцы просто как бы получают подарок, но не они имеются в виду. Государство спасает финансовые учреждения и банковскую систему. Федеральное правительство спасает местные муниципальные правительства, которые оказались в числе инвесторов, бюджеты которых страдают. Так что речь идет о спасении финансовой системы и экономики в целом. А самим домовладельцам это помогает только временно, и многие из них все равно через пять лет вынуждены будут иметь этот момент истины.



Юрий Жигалкин: Эксперты говорят, что вслед за беспрецедентным бумом на рынке недвижимости уже последовала невиданная со времен великой депрессии стагнация. Как вы считаете, может этот процесс стать глобальным и как низко могут упасть цены на недвижимость?



Михаил Бернштам: Этот процесс уже стал глобальным, потому что он затронул финансовые учреждения Германии, Китая и многих других стран, которые оказались на этом рынке. Потому что они считали, что нет более надежного залога, чем американское домовладение, а проценты были достаточно хорошими. Поэтому этот кризис уже глобальный. Да, действительно, цены на домовладения спекулятивно выросли, а теперь они будут падать до своего какого-то рыночного равновесного уровня. Сейчас они падают со скоростью до 5 процентов в год. Возможно, предсказывают падение еще в среднем на 10 процентов, а некоторые говорят, даже и больше, некоторые говорят о 20 процентах, такие есть прогнозы. Но эта мера в какой-то степени это замедлит и приостановит.



Юрий Жигалкин: О небывалой попытке американских властей стабилизировать финансовые рынки говорил профессор экономики Михаил Бернштам.


XS
SM
MD
LG