Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ефим Фиштейн: Евросоюз признает выборы четко организованными и несправедливыми


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие обозреватели Радио Свобода Кирилл Кобрин и Ефим Фиштейн.



Андрей Шароградский: Очередное недоразумение в отношениях России и стран Европейского Союза - российская интерпретация европейской реакции на минувшие выборы в Государственную Думу. Официальные средства массовой информации пишут о поздравлениях и положительных оценках, в то время как на деле ситуация, судя по всему, обстоит по-иному. Известно, что Путина с победой его партии поздравили президент Франции Николя Саркози, что вызвало в его стране шквал критики, высказывание премьер-министра Италии Романо Проди назвать поздравлением сложно, а заявление главы польского правительства Дональда Туска было просто искажено. Другие страны ЕС, включая традиционного союзника Кремля Германию, отреагировали на российскую выборную кампанию резко критически. Об этом мой коллега Кирилл Кобрин беседует с обозревателем Радио Свобода Ефимом Фиштейном.



Кирилл Кобрин: В реакции европейских стран, вообще Запада на российские парламентские выборы есть две стороны, два вопроса. Первый - это то, как исказили официальные средства массовой информации российские те немногочисленные, надо сказать, поздравления и многочисленную реакцию, которая появилась сразу после 2 декабря. И второй вопрос - о разнице позиций разных европейских и западных стран в отношении нынешней России. Давайте начнем со второго вопроса. Несмотря на всевозможные объяснения со стороны людей президента Франции Саркози, все-таки Николя Саркози действительно позвонил Путину и действительно поздравил по телефону его с победой путинской партии на парламентских выборах. Мы не знаем, в каких это было выражениях, но это все-таки единственное такого рода поздравление. Что, Франция хочет занять место Германии в качестве главного стратегического союзника России в Европе?



Ефим Фиштейн: Мне думается, с другой стороны, Николя Саркози и в прошлом не раз доказывал, что он умеет быть исключительно прагматичным, даже тогда, когда это идет за счет его идеалов. Сами французы говорят, что он является лучшим коммивояжером Франции, и в этом смысле он, видимо, поставил торговые интересы Франции выше своих обещаний соблюдать права человека и добиваться соблюдения прав человека в России. Это ему уже сейчас, мне кажется, дорого обошлось, и еще дороже обойдется, поскольку не только оппозиция, но и в принципе консервативные средства массовой информации, симпатизирующие его партии, все обрушились на него с достаточно однозначной критикой.



Кирилл Кобрин: Другой случай - случай полупоздравление со стороны итальянского премьера Романо Проди. По крайней мере, итальянская пресса об этом пишет, что Путин сам по какому-то другому поводу позвонил Проди, и Проди якобы, как вежливый человек, не мог не поздравить, не мог не отметить это политическое событие в России, и якобы разговор был следующий, что Проди пробормотал нечто вроде: скажи мне или скажите мне (я не знаю, на вы они или на ты), как можно набрать столько голосов? То ли это была шутка, то ли это было такое полупоздравление. Это вопрос субъективный. Но есть объективная сторона этого дела. Действительно, Проди, итальянский премьер, лоббирует совместный проект итальянской компании вместе с Газпромом. Может быть, здесь тоже прагматизм?



Ефим Фиштейн: Прагматизм и обычная человеческая и политическая любезность, учтивость, разумеется, сочетаются. Говоря с Путиным, он не мог как-то не отметить, как вы сказали, того факта, что в России состоялись выборы. Были ли там слова поздравления, я не знаю. Фразу, которая ему приписывается, - "что нужно сделать, чтобы получить такое количество голосов" - все рассматривают как отчасти шутливое высказывание, а отчасти намекающее на нестандартность ситуации, поскольку нормальные политические партии на Западе такого количества голосов не собирают. Не приводится, кстати, ответ Путина на этот вопрос. Проди в любом случае наверняка не откажется от своего стремления лоббировать совместные итальянско-российские интересы. В данном случае скорее показательно то, что, несмотря на эти интересы, он все же не решился в открытую высказать свои симпатии ни к Путину, ни к его режиму.



Кирилл Кобрин: Третий случай - случай польский. Новый польский премьер Туск действительно каким-то образом отреагировал на выборы в России, и эта реакция была довольно любопытно искажена в России. Об этом говорили, что премьер-министра Польши поздравил Владимира Путина с проведением выборов и так далее. На самом деле в высказываниях Туска было две части. Первая - комплиментарная. Вторая - речь шла о недопустимости подобного рода избирательной кампании. В контексте изменений внешней политики Польши, о которой Туск неоднократно говорил, что он будет строить другие отношения с Россией, нежели его предшественник, что это, смягчение линии или это все-таки общая какая-то нерешительность западных стран в отношении того, как оценивать то, что произошло в России?



Ефим Фиштейн: Начнем с польской позиции. Премьеру страны, только заступившему на свое место, неловко менять свою центральную позицию, которая сводится к тому, что Польше необходимо улучшить свои отношения с Россией. Неловко, спустя недели после вступления в должность, вдруг пуститься в резкую критику России и тем самым дать достаточно возможностей своим критикам раскритиковать его за то, что он не соблюдает своих собственных обещаний. Поэтому я думаю, что и Туск был в достаточно сложной ситуации, попытался выйти из нее достойно, с одной стороны, продемонстрировав, что Польша по-прежнему собирается улучшать свои отношения с Россией, а с другой стороны, все-таки не преминув покритиковать Путина за то, что реально произошло. Второй аспект - отчего такая разноголосица? Они все отмечены одной чертой - это именно разноголосица, это именно неопределенность, это именно неспособность сказать ясное слово. И в данном случае, мне кажется, это объясняется двумя факторами. Один - чисто российский: такова была заданная установка, такой была полная неопределенность и даже несуразность всей предвыборной и выборной ситуации. Отсюда и неспособность западных политиков определить свое отношение, за что и почему поздравлять Путина, президента страны, с победой одной партии. Ну, а второй фактор немаловажный - это отсутствие единства в самом Европейском Союзе. В результате абсурдность нынешней позиции, выраженная Евросоюзом, который признает, с одной стороны, выборы четко организованными, которые прошли в полном порядке и были, с другой стороны, несправедливыми, не соответствовали европейским стандартам.


XS
SM
MD
LG