Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Очередная встреча союзных лидеров обернулась госпереполохом


Бюджет Союзного государства утверждается каждый год, и нынешняя встреча Путина и Лукашенко должна была состояться именно по этому поводу

Бюджет Союзного государства утверждается каждый год, и нынешняя встреча Путина и Лукашенко должна была состояться именно по этому поводу

Руководитель пресс-службы белорусского президента Павел Легкий выразил РС крайнее сомнение по поводу распространенной радиостанцией «Эхо Москвы» информации о том, что Владимир Путин может стать президентом Союзного государства России и Белоруссии. «Эхо Москвы» со ссылкой на источники в окружении Александра Лукашенко сегодня сообщила, что во время визита Владимира Путина в Минск 13-14 декабря лидеры подпишут конституционный акт союза, согласно которому Путин станет президентом Союзного государства, а Александр Лукашенко возглавит союзный парламент. Комментируя корреспонденту Радио Свобода в Минске эту информацию, пресс-секретарь белорусского президента Павел Легкий заявил:


«Пусть это останется на совести «Эха Москвы». Так как эта информация появилась в российских СМИ, то пускай российская сторона это и комментирует. Мы подобной информацией не располагаем. Впервые слышим о том, что будут подписаны какие-то конституционные акты и распределятся полномочия между Лукашенко и Путиным. Мы с удивлением восприняли эту информацию и выражаем крайнее сомнение по этому поводу».


Сам Александр Лукашенко вместе с представительной делегацией находится сейчас с официальным визитом в Венесуэле. Белорусские аналитики тоже скептично оценивают информацию «Эха Москвы». Политолог Валерий Карбалевич считает, что «при таком развитии событий Путин, возможно, и решает для себя проблему сохранения власти, но одновременно создает еще большую проблему под названием Александр Григорьевич Лукашенко.


В Кремле, сообщает «Интерфакс», утверждение, что Путин станет во главе Союзного государства назвали «спекулятивными фантазиями», которые «ничего, кроме недоумения, не вызывают». А еще четыре дня назад заместитель секретаря Союзного государства Альберт Степанов говорил, что на встрече в Минске обсуждаться будет только союзный бюджет в размере 4 миллиардов российских рублей, что на 10% больше, чем в прошлом году. А сам секретарь СГ Павел Бородин сказал, что существует пять вариантов конституционного акта, и обсуждать будут лишь перспективы его принятия.


Фантом экономического слияния


Вот уже более 10 лет Александр Лукашенко называет себя главным инициатором строительства Союзного государства, но на протяжении этих лет его заявления ставили многих в тупик. В начале года он, заявил, например: «Они не понимают, что такое Союзное государство, от нас требуют вступления в состав России. Ну а когда мы обещали то, что мы в состав России вступим? Никогда! Я об этом никогда не говорил».


Но если вдруг представить себе, что такое возможно, что референдум в обеих странах о совсем не формальном объединении проведен, и все согласны, то во что обойдется экономике России такое слияние? Ведь еще три года назад сочленение экономик и введение единой валюты, никому не казалось дикостью.


Впервые идея объединить валюту в Белоруссии и России появилась еще в 1994 году, тогда же было подписано соответствующее соглашение, так и оставшееся на бумаге. В то время трудности в ведении единой валюты начинались с различий в экономических механизмах двух стран. К тому же в самой Белоруссии и за ее пределами стали поговаривать, что хождение рубля лишит страну суверенности и шансов реформировать собственную экономику.


Никто не спорил с тем, что этот процесс должен был быть болезненным для малоэффективной экономики Белоруссии. И обернулся бы полным ее поглощением со стороны России. Поэтому до 2004 года Александр Лукашенко и Национальный банк Белоруссии обставляли процесс перехода на единую валюту новыми условиями. Причем, условиями не совсем адекватными, как равноправное участие в совете директоров единого центробанка, параллельное хождение национальных валют на территориях двух стран или компенсационная выплата для возмещения потерь от эмиссии.


Однако решение было оглашено: российский рубль должен был стать официальной единой валютой Союзного государства России и Белоруссии с 1 января 2006 года. Уже в середине 2005 года стало понятно – введение единой валюты откладывается на неопределенный срок, а в начале 2006 года вопрос практически был снят с повестки дня. Стало ясно, что глава Белоруссии Александр Лукашенко не согласится на это ни при каких условиях, поскольку видит в этом угрозу своей власти.
Спустя год – на стыке 2006 и 2007 годов отношения между будущими партнерами по Союзному государству обострились еще больше. Владимир Путин заявил, что Россия и дальше будет поддерживать экономику Белоруссии «прямо или скрыто», но, начиная с 2007 года «эта поддержка значительно сокращается». Александр Лукашенко в долгу не остался. Он заявил, что у Москвы и Минска разные подходы и взгляды на строительство Союзного государства и обвинил российскую сторону в эскалации напряженности в вопросах поставок энергоносителей. «Я никогда не похороню суверенитет и независимость Белоруссии как первый президент страны», – пообещал он.


Даже на такой начальной стадии экономической интеграции, поддержка белорусской экономики Россией по энергоносителям обошлось, по данным Кремля, в 5,8 миллиарда долларов - 3,3 миллиарда по газу, и 2,5 по нефти. И если весь бюджет Белоруссии в 2007 году в долларовом эквиваленте составил около 14 миллиардов, то Россия субсидировала, если не половину, то 40% этой суммы.


Тем не менее, идея экономического слияния, несмотря на отсутствие по этому поводу громких реляций, похоже, умерла сама собой, а само Союзное государство с понятной структурой, органами власти, собственным телевидением и прессой, существует параллельно с миром газовых, нефтяных и торговых войн, которые и составляют суть нынешних двусторонних отношений.


XS
SM
MD
LG