Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Шохин: «Путин не даст увлечься ни одной группировке»


Было ваше, стало наше. Перевалка нефти на терминале «Роснефти» в Архангельске

Было ваше, стало наше. Перевалка нефти на терминале «Роснефти» в Архангельске

Российское деловое сообщество продолжает активное обсуждение откровений главы компании «Финансгруп» Олега Шварцмана о методах руководства предпринимателями, которые практикует кремлевская администрация. Речь идет о так называемой «бархатной реприватизации», фактическом вытеснении из бизнеса всех несогласных. Ситуацию в интервью Радио Свобода прокомментировал президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин.


- Уже неделю пресса гудит по поводу сенсационных откровений господина Шварцмана о том, что план власти – это изымать собственность у нелояльных товарищей в пользу лояльных бизнесменов, близких к государству. Все это под руководством-де замглавы администрации президента Игоря Сечина. Одни говорят, что этот Шварцман - Хлестаков, другие, как Чубайс - что он верно описал процесс. Какова ваша версия?


- Я думаю, что комбинация первого и второго. Это, конечно, Хлестаков, судя даже по манере изложения, но, с другой стороны, этот Хлестаков не придумал всю эту картинку. Я соглашусь с Анатолием Чубайсом, что многие технологии взаимоотношений государства и частного бизнеса изложены достаточно верно. Не знаю, официальным ли является термин в правительственных или пропрезидентских кругах «бархатная реприватизация», но методы, скажем так, мягкого огосударствления частной собственности, безусловно, используются.


- Эти методы «нагибать», забирать псевдогосударственные компании (список уже достаточно большой – ЮКОС, «Нордгаз», «Ависма», можно продолжать) под контроль под контроль я бы сказал псевдогосударственных структур. (потому что во многих случаях эти структуры пользуются «крышей» государства, но их финансовые потоки, скажем так, используются частными лицами). Вы хотите сказать, что этот список будет увеличиваться?


- Во-первых, вы назвали те частные компании, которые перешли под контроль государственных все-таки не псевдо- и не квазигосударственным структур. «Ависма» - это Рособоронэкспорт, теперь компания «Российские технологии». «Нордгаз» - это «Газпром, ЮКОС - это «Роснефть» и ряд других компаний государственных в том числе. Поэтому я бы так сказал, что речь идет, действительно, не о том, что некие частные лица, будь то чиновники или лояльные государству предприниматели, пытаются оказаться новыми олигархами, добиться назначения своего на роль управляющих этими активами, а речь идет о том, что операция прикрытия другая. Есть некие государственные интересы, стратегические отрасли, список которых никак не удается утрясти. Вот эта псевдогосударственность многих действий по «бархатной реприватизации» это, на мой взгляд, самое печальное. То, что всегда найдутся люди, которые захотят в мутной воде рыбку половить, это бесспорно. Но то, что государство провозгласило какое-то время назад тезис об усилении роли государства в бизнесе, на мой взгляд, поощряет очень многих ловких и чиновников, и предпринимателей на то, чтобы, прикрываясь этим лозунгом усиления роли государства и исправление ошибок прошлого, в том числе и приватизации 90-х годов, начать как бы собственный бизнес, сначала огосударствив часть активов ныне частных, а затем их приватизировать. И на втором этапе можно стать уже частными крупными предпринимателя, то бишь олигархами.


- А какую роль в этом процессе играет президент Путин? И не сделано ли это, чтобы просто доказывать, что вот, ребята, если я ухожу, будет вообще кошмар. Поэтому давайте оставляйте меня еще на какое-то определенное время.


- Мы недавно, буквально два дня назад, заслушали отчет Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) о состоянии делового климата. Это исследование заказал РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей). В нем просматривается очень высокая оценка развития политической ситуации в стране. Она заметно выше средней. В то же время возможно и создание нового бизнеса, защищенность частной собственности оценивается очень низко. Я так понимаю, что политическая ситуация в стране ассоциируется лично с Путиным, а вот все беды бизнеса – с чиновниками на местах или с федеральными надзорными контрольными органами. Вот такое раздвоение как бы сознания, как некоторые говорили на презентации этого отчета, у бизнеса существует.


- Но оно не только у бизнеса. И у населения в целом есть ощущение того, что Владимир Путин правильно все понимает, и он единственный человек, кто может «разрулить» ситуацию между псевдогосударственниками, истинными государственниками, либералами, рыночниками, демократами и так далее. Поэтому, по другим опросам, получается так, что две трети населения, даже больше, 70% хотели бы видеть Путина национальным лидером в той или иной, желательно юридически оформленной ипостаси – будь то президент на третий срок, или премьер, или спикер парламента и так далее. Безусловно, Владимир Путин – это тот человек, который не даст ни одной из группировок чересчур увлечься чрезмерным огосударствлением, в то же время он не даст как бы уйти в вольницу, в которой часто критикуются многие правительства, многочисленные правительства 90-х годов и так далее. Он тот человек, который может балансировать и держать и вертикаль, и горизонталь власти в таком достаточно устойчивом положении. Безусловно, это имеет место.


- Не думаю, что такого рода публикации – это и есть как бы подталкивание президента Путина к тому, чтобы он остался на третий срок. Для Владимира Путина, я бы так сказал, это собственное решение, которое он мог бы сделать раньше, и можно было бы успеть и референдум провести вместе с выборами в Государственную думу. Не абстрактный референдум о доверии политике Путину, а референдум о поправках в Конституцию. Можно было бы успеть, используя конституционное большинство, даже в старой Думе, и контроль над Советом Федерации и реальный контроль над регионами можно было бы другим способом изменить Конституцию, убрав там ограничения на два срока подряд и так далее. Если он этим не воспользовался и решил идти через парламентские выборы на подтверждение своего статуса национального лидера, значит, он будет использовать, как мне кажется, законные конституционные механизмы. А это либо механизм руководства правительством, которое будет сформировано после вступления в должность нового президента России, либо реализация механизма «спящего» мандата и, скажем, возможность руководить Думой после президентских выборов.


- Кстати, многие изменения в законодательстве, в том числе «спящий» депутатский мандат как будто придуманы для Владимира Путина и тех политиков, которые после президентских выборов окажутся вне правительства, губернаторских кресел или высоких должностей в других структурах и перейдут работать в Думу.


- В любом случае, мне кажется, что, несмотря на критику со стороны ОБСЕ, американцев, других структур, что у нас как бы много нарушений на выборах и так далее, Владимир Путин не будет действовать по принципу: все равно они нас не любят, а вот мы пойдем сейчас на третий срок и так далее, напролом. Все равно любви, соблюдения всех конституционных процедур нам не добавить, так чего же нам оглядываться на Европу, на Запад и так далее. Я думаю, что у Владимира Путина есть собственное ощущение того, что такое хорошо и что такое плохо.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG