Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конференция по глобальному потеплению на Бали. Насколько убедительны выводы ученых?


Пан Ги Мун: Сегодня время сомнений прошло. Группа ученых, исследовавших под эгидой ООН климатические изменения, однозначно подтвердила, что температура нашей климатической системы повышается, и это – прямое следствие человеческой деятельности. Ученые ясно показали всю серьезность проблемы. И их послание понятно: Мы достаточно знаем для того, чтобы действовать. И если мы не начнем действовать сегодня, то последствия климатических изменений будут разрушительными.



Ирина Лагунина: Так обратился к участникам конференции по изменению климата, которую проводила ООН в сентябре этого года в Нью-Йорке, Генеральный секретарь этой организации Пан Ги Мун. Теперь политики, представители правительств и ученые собрались на индонезийском острове Бали, чтобы обсудить, какие же меры и какие законы может принять и предпринять человечество, чтобы спасти себя от этого разрушения. Вот обращение к собравшимся профессора Ричарда Сомервиля из Университета Калифорнии в Сан Диего. Он – член группы экспертов ООН, включающей 2 с половиной тысячи ученых.



Ричард Сомервиль: Первейшая задача этого нового режима – ограничить процесс потепления, чтобы он не превышал 2 градуса Цельсия по сравнению с доиндустриальным периодом. Кстати, это ограничение уже было принято Европейским Союзом и некоторыми другими странами. Если руководствоваться последними научными данными, то это означает, что выброс в атмосферу газов, вызывающих парниковый эффект, должен быть сокращен на 50 процентов ниже уровня 1990 года. И это сокращение должно произойти до 2050 года.



Ирина Лагунина: Американские ученые, обеспокоенные климатическими изменениями, объединились в союз, цель которого – знакомить общество с последними исследованиями в этой области и с последствиями глобального потепления, а также лоббировать экологические законы в Конгрессе США. В этом союзе работает ученый Бренда Эквюрзел.



Бренда Эквюрзел: Если посмотреть на углекислый газ, то через 30 лет в атмосфере по-прежнему будет присутствовать половина тех выбросов в атмосферу, которые мы производим сейчас, в 2007 году. А 20 процентов выборов сегодня останется в атмосфере на 800 лет. Так что мы неминуемо закладываем параметры климата, который будет значительно теплее, чем во времена, когда мы были детьми. А это означает, что мы оставляем будущим поколениям совсем другой мир. Но мы можем сначала замедлить этот процесс, а потом даже обернуть его вспять – ведь мы находимся еще только на начальном этапе этого повышения температур.



Ирина Лагунина: Если бы вам был дан выбор, что делать, чтобы уже сегодня затормозить этот процесс, что бы вы сделали? С чего бы начали?



Бренда Эквюрзел: Надо остановить уничтожение тропических лесов. Из-за этого ежегодно в атмосферу выбрасывается огромное количество газов – почти 20 процентов всех вредных выбросов. А 25 процентов приходится на США, так что я посоветовала бы Соединенным Штатам присоединиться к международным усилиям в этой области. Еще мы бы все значительно выиграли, если бы сделали наши дома энергетически эффективными – то есть не теряли бы тепло зимой и не топили бы понапрасну летом. Можно строить дома таким образом, чтобы они не перегревались летом, чтобы не приходилось все время использовать кондиционеры. Кстати, с потеплением климата спрос на кондиционеры будет только расти. Так что если сделать наши дома энергетически эффективными, то это уже большой шаг вперед. Еще один аспект – транспорт, как мы перемещаемся по планете на автомобилях, самолетах, поездах и пароходах. Все это надо сделать более эффективным и все приспособить к новым видам топлива, не основанного на нефти и газе. Мы должны полнее использовать возобновляемые источники энергии – ветер, солнце, гидроэнергию, геотермальную, энергию волн и приливов, и все другие виды энергии, которые мы сейчас не используем.



Ирина Лагунина: Но есть группа ученых и политиков, которых последние исследования не убедили, которые считают, что нынешние климатические изменения – это закономерный цикл, через который Земля проходила и проходит уже не раз.



Бренда Эквюрзел: Мы проводим этот эксперимент над планетой в мире, который, естественно, развивается циклически. Есть, например, цикл – жаркое лето и холодная зима. Этот цикл продолжается, но мы «смазали» эти волны, и сейчас уже жимы не такие холодные, а лето становится все жарче. То есть мы сдвинули температурный баланс, сдвинули его пики. Но мы проводим этот эксперимент с планетой не в вакууме, мы проводим его в реальном живом мире, у которого есть собственные естественные циклы. Но если посмотреть на предыдущие климатические изменения, то становится понятно, что Земля очень чутко реагирует на те факторы, которые изменяют климат. А эти факторы на сегодняшний день известны. В первую очередь, это газы, вызывающие повышение температуры, газы, которые задерживают на Земле жар и не дают ему улетучиться в космосе. А поскольку эти газы появляются в результате нашей деятельности, то именно мы сами и накаляем планету – причем намного быстрее, чем раньше.



Ирина Лагунина: Мы можете привести какие-то данные, которые сделали бы эти выводы понятными?



Бренда Эквюрзел: Концентрация углекислого газа в атмосфере сейчас выше, чем была в последние 650 тысяч лет, именно тогда Земля прошла через ледниковый период.



Ирина Лагунина: Напомню, мы беседуем с Брендой Эквюрзел, экспертом Союза небезразличных ученых, которые занимаются проблемами изменения климата. Если посмотреть на численность населения, то эти 25 процентов от общего объема выбросов углекислого газа в атмосферу, которые принадлежат США, не так уж страшны. Намного хуже выглядит ситуация, например, в России – при численности населения втрое меньше Европейского Союза Россия находится в пятерке развитых государств, ответственных за климатические изменения, а Евросоюз – в самом хвосте списка. Ну и, конечно, в лидеры (с отрицательным знаком) начинает вырываться Китай. Проблема состоит в том, что США просто не присоединились к действиям международного сообщества – к Киотскому протоколу. Но насколько в Америке на обывательском уровне, на уровне гражданского общества осознается эта проблема?



Бренда Эквюрзел: Мы – одна из тех немногочисленных стран, которые не присоединились к Киотскому протоколу, но оптимизм вселяет то, что граждане США воспринимают эту проблему более чем серьезно. И меры предпринимаются как на личном уровне, так и на уровне городов. Есть такое движение «Киото США». Оно объединяет мэров городов, которые заявили, что будут действовать так, как будто Соединенные Штаты подписали протокол. И они добиваются, чтобы их города сократили вырос эмиссии в соответствии с требованиями Киото. Есть еще несколько штатов – Калифорния, Нью-Джерси, Миннесота, Массачусетс – которые приняли местные законы о резком сокращении вредных выбросов в атмосферу, намного более серьезном сокращении, чем того требует Киотский протокол. Да и в Конгрессе на рассмотрении сейчас несколько проектов закона о сокращении вредных выбросов. Один из проектов предлагает сократить эмиссии на 80 процентов, другой – на 60 к 2050 году.



Ирина Лагунина: Нарисуйте самый плохой сценарий: что произойдет, если мы ничего не будем делать сейчас?



Бренда Эквюрзел: Одно из необратимых последствий, которого мы боимся больше всего, это исчезновение видов живой природы. Нынешние исследования показывают, что до 30 процентов видов флоры и фауны могут исчезнуть, если температура земли повысится на полтора – два с половиной градуса по сравнению с 1990 годом.



Ирина Лагунина: Но люди эгоистичны. Так чем это грозит для людей?



Бренда Эквюрзел: Нас беспокоит воздействие изменения климата на здоровье, потому что мы прогнозируем намного большее количество высоких температурных волн. Последняя сильнейшая шара была в Европе в 2003 году, тогда от тепловых ударов погибли тысячи человек. Мы же прогнозируем, что такие экстремальные температуры будут случаться намного чаще. Еще один момент состоит в том, что вместе с высокими температурами в воздухе становится больше смога. А это вызывает болезни сердечно-сосудистой системы, а для тех, у кого уже есть сердечно-сосудистые проблемы, это будет представлять серьезные проблемы, даже угрозу жизни.



Ирина Лагунина: Бренда Эквюрзел, эксперт Союза небезразличных ученых, которые занимаются проблемами изменения климата. Беседу записала моя коллега Хезер Маэр. Но как и раньше Киотский протокол, который действует до 2012 года, меры после его истечения, которые обсуждаются на острове Бали, вызывают неоднозначную реакцию правительств. И основной спор идет о том, должны ли они быть добровольными или принудительными. И многие, как Китай или вырывающийся вперед развивающийся мир, предпочитают вообще ничего не делать в тени этого спора. Кстати, уже подсчитано, что самолеты, которые привезли делегатов в Бали, и здания, которые используются для конференции, за две недели дискуссии выпустят в атмосферу 50 тонн парниковых газов.
XS
SM
MD
LG