Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Данные ООН о развитии эпидемии СПИДа в России. Почему в стране так мало программ, предупреждающих заболевание


Ирина Лагунина: В прошлую субботу мир отметил Международный день борьбы со СПИДом. Российская статистика ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом вызывает тревогу у специалистов: только по официальным данным, более 260 тысяч россиян живут с ВИЧ. Но медики говорят о скрытой статистике и предупреждают, что на самом деле речь может идти почти о восьмистах тысячах больных. И, как показывает статистика ООН, 66 процентов новых больных в Восточной Европе и Центральной Азии приходится на Россию. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Темпы распространения ВИЧ в России говорят о том, что в стране до сих пор сохраняется эпидемия заболеваемости. Вот что говорится в докладе директора федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академика Вадима Покровского:



Вадим Покровский: Ежедневно в России регистрируется в среднем 110-120 новых случаев ВИЧ-инфекции. В 2005 году в России было зарегистрировано 35861 новый случай, в 2006-м - 39589 и за три квартала 2007-го года 36 тысяч. По итогам 2007 года ожидается более сорока тысяч новых случаев, что указывает на расширение масштабов эпидемии. Общее число россиян, у которых, по сообщениям, поступившим в Центр СПИДа к 29 ноября 2007 года, подтверждена ВИЧ-инфекция, ВИЧ-позитивных, достигла 405427. Еще 19 тысяч детей возрасте до полутора лет, рожденных в 2006-2007 годах от зараженных ВИЧ-матерей, находятся под наблюдением до окончательного установления диагноза. 20545 ВИЧ-позитивных россиян умерли. В настоящее время в России живут с ВИЧ не менее 385 тысяч россиян. Не менее – означает, что кроме тех лиц, которые официально зарегистрированы и занесены в базу данных, есть еще очень много зараженных ВИЧ лиц, которых в базе данных нет или пока нет. Если предположить по минимуму, что от каждого ВИЧ-инфицированного в течение пяти лет заразится хотя бы только один человек, то это означает, что к 2012 году в России будет уже два миллиона зараженных ВИЧ. Чем грозит ВИЧ-инфекция? Все инфицированные вирусом иммунодефицита человека заболевают СПИДом - фатальным нарушением иммунной системы. Для России гибель миллиона молодых людей на фоне общего демографического кризиса весьма серьезная утрата. Вывод: если эпидемия ВИЧ-инфекции в России усиливается, значит меры по предупреждению распространения ВИЧ недостаточно эффективны.



Любовь Чижова: По данным академика Покровского, если раньше в группе риска по заражению ВИЧ были в основном люди, употребляющие наркотики внутривенно, то сейчас ситуация несколько изменилась, и все больше людей получает ВИЧ через сексуальные контакты – как гетеро, так и гомосексуальные. В среднем по России каждый 50-ый мужчина уже заражен ВИЧ, а в некоторых городах – каждый 10-й. К примеру, в Иркутской области 1 процент населения официально состоит на учете с диагнозом ВИЧ-инфекция. По мнению специалистов, улучшить ситуацию могло бы более серьезное финансирование этой статьи здравоохранения: сейчас в России на борьбу с ВИЧ и СПИДом выделяется 8 миллионов долларов в год. Эксперты ООН в своем докладе высказывают мнение, что если бы правительство Российской Федерации решило бы выделить на решение проблемы СПИДа как минимум миллиард долларов, эпидемия могла бы быть остановлена. Эту мысль до российских чиновников уже несколько лет пытается донести общественная организация «Сообщество людей, живущих с ВИЧ». Вот что рассказывает ее руководитель Сергей Смирнов…



Сергей Смирнов: Цели нашей организации заключаются в том, что мы оказываем содействие государству в выработке политики и принятии решений, которая бы соответствовала международным стандартам универсального доступа к лечению и профилактике. Во-вторых, мы оказываем содействие некоммерческому сектору в лице общественных организаций, работающих с ВИЧ-положительными людьми в том, чтобы они оказывали свой сервис на более качественном уровне.



Любовь Чижова: Звучит мудрено, Сергей.



Сергей Смирнов: Проще говоря, мы помогаем государству в том, чтобы оно было более адекватно в том, какие оно услуги оказывает обществу, и оказываем услуги общественным организациям в том, чтобы повысить качество их работы. Мы оказываемся посредниками между пациентами и сообществом пациентов и государством. Например, в России принимаются те или иные постановления правительства или приказы, мы работаем над тем, чтобы эти приказы соответствовали современным последним разработкам, чтобы люди получали более качественное современное лечение. Сейчас будет в конце года приниматься постановление правительства о централизованных закупкам по нацпроекту «Здоровье». К нам обратился Минздрав с тем, чтобы мы дали рекомендации по списку лекарственных препаратов. Подобного рода работу мы осуществляем.



Любовь Чижова: Как вы можете охарактеризовать ту помощь, которую сейчас российское государство оказывает ВИЧ-инфицированным и людям уже больным?



Сергей Смирнов: Вы знаете, если сравнивать с тем, что было пару лет назад, то объем помощи и выделяемых на это средств и усилий увеличился в несколько раз. Но мы также понимаем, что с тем, чтобы давать качественное медицинское обслуживание и социальное обслуживание, надо много работать. Сохраняются проблемы по поводу качества препаратов лекарственных, по поводу того, что людям надо разъяснять, больше и больше уделять внимания информационной работе по поводу того, как повышать приверженность лечению. Если раньше не было лечения, но были пациенты, то сейчас есть лечение, но у государства нет достаточных ресурсов, чтобы привлечь максимум пациентов для этого лечения. И таким образом получается ситуация, что есть какие-то индикаторы, запланированные у нас в проектах, но они не достигаются до конца, потому что нет возможности у системы здравоохранения привлечь достаточно пациентов на лечение, хотя цифры очень большие.



Любовь Чижова: А вы ведете какой-нибудь мониторинг общероссийской ситуации и сравниваете ли, например, ситуацию в Москве с оказанием медицинской помощи ВИЧ-инфицированным и ситуации в других российских регионах?



Сергей Смирнов: Да, этот мониторинг ведется и не только нами, но и самой системой государственного здравоохранения. Конечно, сравнить Москву с регионами - это совершенно разные картины, у Москвы другие возможности, другие ресурсы. И в плане закупок препаратов и оказания медицинских услуг, объемы и количество пациентов, которые могут пройти обслуживание. Даже если придти в московский центр, можно наблюдать такие огромные очереди, что там даже можно не пройти в коридоре. Это касается качества систем для определения вируса и противовирусных препаратов. Потому что пока между регионами есть разница в том, какие препараты они заказывают. Человек приезжает из одного города в другой, потому что он прописан в одном городе, а живет в другом и хочет работать, то у него нет возможности получать лекарства, потому что есть определенные бюрократические сложности.



Любовь Чижова: Вы как-то пытаетесь решить эту проблему? Это же действительно важная проблема.



Сергей Смирнов: Да, разумеется, мы неоднократно поднимали вопрос об этом. Писали различные письма в различные министерства и ведомства. Об этом также понимает и система здравоохранения. Дело в том, что по-прежнему сохраняется проблема отсутствия надлежащей межведомственной координации. Чтобы дать препараты для лечения ВИЧ-инфекции для заключенных, которые содержатся в местах лишения свободы, у нас по-прежнему нет механизма в нашей стране, чтобы система здравоохранения, отвечающая за лечение, договорилась с системой Минюст, которая отвечает за систему тюрем.



Любовь Чижова: А что, это так трудно договориться насчет того, чтобы передать лекарства?



Сергей Смирнов: Да, это делается единичными способами, нет единой системы.



Любовь Чижова: Говорил руководитель общественной организации «Сообщество людей, живущих с ВИЧ», Сергей Смирнов…


33-летний петербуржец Валерий Эпов долгое время работал в общественных организациях, помогающих ВИЧ-инфицированным. Сейчас он руководит фондом «Позитивная волна». Однажды он узнал, что тоже заражен. Я спросила Валерия – как изменилась его жизнь после того, как ему поставили диагноз ВИЧ.



Валерий Эпов: Я не думал, что я так спокойно отреагирую на диагноз. Жизнь моя изменилась только в ту сторону, что если раньше я был сориентирован на помощь молодежи, мы очень много, когда я работал в общественных организация, профилактика, то сейчас я больше склоняюсь к тому, что надо больше помогать напрямую людям, живущим с ВИЧ. Различные сервисы, которые помогают людям, живущим с ВИЧ.



Любовь Чижова: Что вам нужно?



Валерий Эпов: Мне лично необходимо общение и поддержка. У людей бывают разные ситуации, кому-то нужна поддержка, потому что очень часто сообщение диагноза сводится к тому: извините, у вас ВИЧ, мы вам сочувствуем. До свидания. Люди не знают, что дальше, как с этим жить. Люди не знают, что с этим можно жить долго. Никто не объясняет зачастую, что есть терапия, что жизнь продолжается, что ВИЧ не смертельно опасное заболевание, а обычное хроническое заболевание.



Любовь Чижова: Ваш образ жизни сильно изменился после того, как вы узнали диагноз?



Валерий Эпов: Сейчас мое здоровье достаточно хорошее, и я не принимаю пока еще терапию, слава богу. У меня все со здоровьем нормально, иммунный статус достаточно высокий. В чем изменилось мое отношение к себе – это то, что я стал больше заботиться о своем здоровье, беречь иммунитет. Как ни странно, но это очень важно для людей с ВИЧ. Я перешел на более здоровое питание. Есть определенные диеты, которые поддерживают иммунный статус, стараюсь придерживаться более здорового питания для поддержания иммунного статуса для того, чтобы как можно дольше обходиться без терапии.



Любовь Чижова: Понятно, что вы общаетесь не только с ВИЧ-инфицированными людьми, как-то их отношение к вам изменилось, когда они узнали о вашем диагнозе?



Валерий Эпов: Те друзья, настоящие друзья, ничего не изменилось по отношению ко мне. У меня складывается впечатление, что я никогда им не говорил. Мы не обсуждаем. В принципе отношение людей ко мне не изменилось. У меня изменилось отношение к людям, наверное, даже больше, потому что я стал больше ценить то, что происходит вокруг меня.



Любовь Чижова: А дискриминация, скажем, со стороны работодателей, такого у вас не было или ваших знакомых ВИЧ-инфицированных?



Валерий Эпов: У меня лично такого не было, потому что я уже очень много лет работаю на себя. То, что касается наших клиентов, которым мы помогаем, у нас бывают ситуации, особенно у женщин, очень часто они сталкиваются, например, работающие в общественном питании, торговле, очень часто сталкиваются с фактами дискриминации, по-всякому пытаются изжить с работы.



Любовь Чижова: Как работодатели узнают о диагнозе?



Валерий Эпов: По-разному. Иногда люди сами, если приходится долго лежать в больнице, приходится объяснять, почему ты долго находился на лечении. Бывает, что у людей выявляют в последней стадии, им приходится идти на лечение в стационар и приходится говорить об этом диагнозе. Вот такой ты нам не нужен, вот такая ты нам не нужна.



Любовь Чижова: Валерий, расскажите, пожалуйста, о людях, которые окружают вас в вашей организации, что это за люди, сколько им лет, каков их социальный статус?



Валерий Эпов: В основном это люди от 25 до 40 лет, средний возраст. Есть сейчас молодой человек, 19-летний появился. Социальный статус очень разный. Начиная от простых рабочих и продавцов, электриков и заканчивая людьми творческих профессий, фотографов, художников, менеджеров, топ-менеджеров. Очень разный социальный статус.



Любовь Чижова: Когда вы общаетесь как ВИЧ-инфицированный человек с не ВИЧ-инфицированными, вы даете людям какие-то советы по образу жизни?



Валерий Эпов: Самое главное - это безопасное сексуальное поведение. Потому что сейчас снова пошла волна того, что половой путь подавляет. Всем известно, что это была болезнь наркоманов, передача при совместном уколе шприцами. Безопасный секс, использование презервативов при каждом половом контакте. Если нет возможности безопасного секса, тогда лучше от него отказаться.



Любовь Чижова: Говорил Валерий Эпов из фонда «Позитивная волна»… Специалисты говорят, что остановить эпидемию ВИЧ и СПИДа в России поможет профилактика этого заболевания. Пока что на эти цели выделяется гораздо меньше средств, чем на лечение больных. И этот путь эксперты считают тупиковым.


XS
SM
MD
LG