Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему ветераны российского парламентаризма не попали в новую Государственную думу?



Владимир Кара-Мурза: Уходящий состав Государственной думы сдает дела своим вновь избранным преемникам. Управделами президента ждет освобождения служебных квартир аутсайдеров прошедшей кампании. О смене поколений российских парламентариев и передаче эстафеты от ветеранов к новичкам беседуем с Павлом Медведевым, депутатом Государственной думы всех созывов, а на прямой телефонной связи Виктор Алкснис, член думского комитета по делам СНГ уходящего четвертого состава Государственной думы. Вы и сдаете полномочия, и, очевидно, принимаете полномочия.



Павел Медведев: Мы посмотрим еще, у меня номер в списке пограничный, поэтому вопрос о том, получу ли я новые полномочия, решается.



Владимир Кара-Мурза: А что успели вы сделать, будучи депутатом уходящего созыва?



Павел Медведев: Не я лично, но дума очень много сделала в банковском законодательстве, которое мне представляется чрезвычайно важным. Меня 17 лет тому назад волей судеб и волей моих товарищей по Верховному совету на это дело поставили. Так вот, четвертая уходящая дума решила наконец вопрос с надзором над банками. Был принят формально еще третьей думой закон о страховании вкладов, а четвертая дума много поработала для того, чтобы усовершенствовать. Этот закон был внедрен в период жизни 4 четвертой думы. И в процессе внедрения этого закона наконец надзор заработал. У меня есть приемная, которая в просторечье называется приемная для обманутых вкладчиков, она была создана лет 15 назад, и многие годы я в нее с трудом входил, потому что она всегда была окружена обманутыми вкладчиками. Вы знаете, год как уже ни одного обманутого вкладчика нет. Последние обманутые вкладчики приходятся на 2004 год, да и то с ними более или менее расплатились. То есть главное достижение – это закон о страховании вкладов и надзор, который он повлек.



Владимир Кара-Мурза: С чем вы связываете свой неуспех на прошедших выборах?



Виктор Алкснис: Дело все в том, что парламентаризм в России закончился и не сейчас закончился, его закат начался где-то с 2000 года. Поскольку Государственная дума в настоящее время не является парламентом, а является отделом по голосованию при администрации президента. И к сожалению, подавляющее большинство депутатов в этой ситуации выполняют просто роль живых кнопок. И поэтому в таком парламенте, конечно, когда все регулируется, все управляется из одного кабинета, там не нужны люди, которые не хотят быть живыми кнопками.



Владимир Кара-Мурза: Ваш товарищ по несчастью бывший независимый депутат думы Виктор Похмелкин жалеет о своем уходе из парламента.



Виктор Похмелкин: Российскому обществу не пойдет на пользу отсутствие депутатов-одномандатников, которые служили еще одним каналом бесплатной правозащиты, защиты интересов людей. Честно говоря, я видел разные составы российского парламента, этот мне представляется могильщиками парламентаризма в моем понимании. Собственно говоря, мой опыт здесь не нужен. Служебную квартиру депутата должен оставить в течение месяца после прекращения полномочий. То есть с момента первого созыва Государственной думы. Я пока не почувствовал никакой спешки, никто ко мне не обращался, никто меня не выселяет в спешном порядке. Так что я намерен следовать закону, думаю, что точно так же этому закону должны следовать и представители администрации президента.



Владимир Кара-Мурза: Жалеете ли вы об уходе ваших сверстников по парламентаризму, может быть был бы востребован их опыт в новой думе?



Павел Медведев: С Похмелкиным у меня действительно были хорошие отношения. С Алкснисом я, естественно, знаком, но такие долгие отношения меня связывали с Похмелкиным. Да, действительно, обидно, но так теперь устроен закон, а демократ должен признавать право большинства проголосовать за тот закон, за который большинство проголосовало. Мне тоже обидно, что нет выборов по одномандатным округам, может быть даже еще обиднее, чем Похмелкину. Потому что в России существует всего три человека, которые пять раз подряд были избраны по одномандатным округам, и один из этих трех человек я. Но, тем не менее, я с уважением отношусь к принятому решению. Я имею поддержку от большинства. Те законы, банковские законы, которые приняты наконец на закате третьей думы и четвертой думой, и за эти законы я бился 12 лет. И только тогда, когда появилось консолидированное большинство в думе, мне удалось их провести с поддержкой, совершенно активной, сознательной поддержкой этого большинства. Так что я склонен уважать мнение этого большинства.



Владимир Кара-Мурза: Считаете ли вы, что власть расправляется с вашим поколением парламентариев, сводит счеты?



Виктор Алкснис: Нет, ни в коем случае. Просто власть ведет свою политическую линию, и хорошо выразил смысл этой линии руководитель нашей Госдумы Борис Грызлов, который, помните, сделал сенсационное заявление, что Государственная дума не место для политических дискуссий. Это действительно просто отдел по голосованиям, где главное нажимать кнопки. Дискуссия не нужна, с их точки зрения. И поэтому я никакой обиды не испытываю, потому что, да, действительно, в такой Госдуме я и мои коллеги лишние.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Константин Затулин, также избранник почти всех составов нынешнего нижней палаты парламента, скучает по дискуссии.



Константин Затулин: Мне кажется, что определенная доза и правых, и левых, тех, кого принято называть националистами, в думе была бы полезна. Чем слушать, что они будут говорить по подворотням и на улицам, лучше было дать им возможность высказаться в думе. Я имею в виду прежде всего Гайдара и Явлинского. Отсутствие фракции Явлинского и некоторых членов этой фракции сказывается на профессионализме принимаемых решений. Но все-таки целый ряд политиков, которые не прошли – Глазьев, Рогозин, думаю, пригодились. Я думаю, что Алкснис со всеми своими эскападами, и Рыжков со своей критикой происходящего заставляли бы новый состав Государственной думы быстрее вертеться.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса, один господину Медведеву, а другой господину Алкснису. Медведеву у меня такой вопрос: вы знаете, что у нас в России остается черное пятно аморальное, что государство обворовало вклады. До сих пор мы не слышим от думы какой-то позиции твердой и недвусмысленной, что деньги надо возвращать. Есть ли, нет ли, надо вернуть эти деньги. Дума уходит, новая приходит, а вопрос не решается. Вопрос Алкснису у меня такой: мне понравились выступления Алксниса по Свободе, где он, будучи латышом, активно защищал позицию и права русских. Если его не будет, кто же будет защищать русских и будет ли вообще?



Павел Медведев: Владимир, вы затронули очень трудную тему возврата вкладов. Вы не правы, что совсем ничего не делается. С 96 года, опять же без ложной скромности скажу, по моей просьбе правительство начало выплачивать так называемую «первую тысячу». Конечно, даже в 96 году «первая тысяча» - это была неадекватная компенсация потерь. Теперь этот принцип «первой тысячи» сохраняется для некоторой категории вкладчиков. Были увеличены первые выплаты, несколько раз «первая тысяча» была выплачена, ветеранам войны даже еще немножко больше. Но се равно это неадекватно, тем более, что «первая тысяча» с 96 года очень сильно обесценилась. В следующие четыре года выплаты будут увеличены в разы. Теперь, вы знаете, бюджет на три года составляется, и в этом бюджете в разы больше ассигновано денег на эти самые первоначальные выплаты. Тем не менее, я с огромным сожалением должен сказать, что выплаты, адекватные ожиданиям, произведены не будут. И это сделать невозможно по одной причине центральной. Если попытаться выплатить адекватным образом деньги, то они тут же обесценятся, и мы выйдем на новый круг, и снова та же самая проблема возникнет, как компенсировать новые обесцененные вклады. И есть вторая проблема, которая может быть вам, Владимир, и другим слушателям покажется странной. Нет справедливого способа, в природе принципиально справедливого способа вернуть деньги. Деньги копились на что-то, кто-то копил на автомобиль, на старость, на квартиру. Тому, кто копил на автомобиль, надо индексировать в десятки раз, а тому, кто на квартиру, в сотни, если не в тысячу. Как выплачивать деньги? Нет ответа на этот вопрос.



Владимир Кара-Мурза: Кого вы считаете своими наследниками в новом составе парламента?



Виктор Алкснис: Я надеюсь, что во фракции КПРФ и во фракции «Справедливая Россия» все-таки будут люди, которые продолжат или будут ставить русский вопрос, потому что, на мой взгляд, это один из самых важных в нынешней России. И поэтому с моим уходом, я надеюсь, что этот вопрос не заглохнет.



Владимир Кара-Мурза: Действующий депутат думы Андрей Савельев, также один из неудачников прошедшей кампании, не намерен складывать оружие.



Андрей Савельев: По закону полномочия депутата прекращаются со дня созыва новой Государственной думы, первого ее заседания. Пока это заседание не прошло, никакие действия со стороны административных органов не могут считаться законными. Полномочия продолжаются до момента проведения следующего заседания новой Государственной думы. Думаю, что этот состав государственной думы не принесет никакой пользы нашему государству, поскольку никоим образом не связан с формированием народного представительства - это чисто бюрократическая структура и, думаю, она будет действовать только в интересах олигархической группировки, наносящей нашей стране, нашему народу тяжелейший ущерб, который необходимо будет компенсировать, вероятно, десятилетиями.



Владимир Кара-Мурза: Какие законопроекты в вашем портфеле могли бы опровергнуть это утверждение Андрея Савельева?



Павел Медведев: Я думаю, что законопроектов очень много. Я назову только некоторые, смысл которых можно быстро объяснить. Я думаю, что новая дума очень быстро примет закон о потребительских кредитах. К сожалению, предыдущая не успела это сделать, хотя отчасти острота проблемы снята, теперь такого бессовестного обмана заемщика, как это имело место год-два тому назад, нет. Уменьшилось количество жалобщиков просто на порядок. Тем не менее, надо более полно отрегулировать отношения заемщика и банка. Есть очень трудная проблема, на которую накручивается целый ряд новых других. Например, участились случаи обмана банков заемщиками. Под фальшивый паспорт берутся десятки, сотни кредитов, возвращать их некому. С помощью фальшивых паспортов создаются фирмы, с помощью которых другие фирмы уходят от налогов. С помощью фальшивых паспортов происходит криминальная обналичка денег. Я подготовил закон, который, как мне кажется, позволит с этой проблемой справиться. Смысл закона таков: создается база данных действительных паспортов и у каждого человека, который смотрит в паспорт, которому предъявляют паспорт, является физическим лицом, представителем юридического лица, появляется возможность заглянуть в эту базу данных и узнать, действительно ли есть такой паспорт, в котором вписана такая фамилия, которая зарегистрирована по такому-то адресу. Для того, чтобы предотвратить предательства, есть такое понятие предательство сотрудников банка, сотрудник банка смотрит в паспорт и делает вид, что он видит в этом паспорте настоящий документ. Выдает кредит, а потом ищи-свищи и попробуй понять, что ему предъявили - настоящий паспорт или фальшивый. Для того, чтобы этого не было, в том законопроекте, который я подготовил, есть требование: факт проверки паспорта зафиксировать. База данных должна на запрос ответить некоторым сложным образом – электронной подписью своего ответа. И эта электронная подпись ответа должна храниться в компьютере у того, кто запросил, если он представитель юридического лица. Тогда всегда можно проверить, действительно ли было обращение в базу данных и действительно ли ответ был положительным. Если этот законопроект будет принят, по-видимому, будет принят, потому что еще до окончания думы, до физического окончания жизни думы, юридически она еще продолжает жить, я получил положительное заключение от правительства. Если такой закон будет принят, невозможно будет создать фирму-однодневку, практически невозможно. Следовательно, невозможно будет уходить от налогов, получать наличные деньги, наличными деньгами в конвертах платить зарплату, еще раз уходить от налогов. Я очень надеюсь, что этот закон будет быстро принят.



Владимир Кара-Мурза: Какие законопроекты вы не успели внести в думу?



Виктор Алкснис: К сожалению, не удалось добиться принятия Государственной думой обращения к президенту Российской Федерации по поводу необходимости разработки отечественного программного обеспечения и отечественного оборудования компьютерного. Фракция «Единая Россия» этот документ, который был отработан не только мной, а отработан сотнями специалистов, профессионалов в этой области, к сожалению, у меня осталось тяжелое чувство, что когда людям с трибуны рассказываешь, чем это грозит для нас, вот эта утрата наших информационной безопасности, когда мы ничего не выпускаем в области электроники, у нас нет своего программного обеспечения, чем это грозит для национальной безопасности. Люди слушают, кивают и при этом голосуют против – это, конечно, тягостное впечатление оставляет. А так, конечно, много законопроектов было внесено. Например, мы с Бабуриным и рядом других депутатов внесли законопроект о возрождении в России системы народного контроля. Потому что считаем, что борьба с коррупцией - один из главных приоритетов внутренней политики. Коррупция сжирает изнутри, она сожрет, очевидно, нас. В этой ситуации необходимо использовать позитивный советский опыт, где хватало контролирующих структур, которые вели в определенной степени конкуренцию между собой и в итоге, во всяком случае, такого масштаба коррупции, которую сегодня мы имеем, в Советском Союзе не было. И этот законопроект тоже, к сожалению, не успели мы дойти до стадии рассмотрения. И достаточно много других законопроектов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Знаете, я сейчас вспоминаю тех людей, которые были раньше и есть люди из той номенклатуры коммунистической, которых я почти что люблю. Виктор Степанович, к примеру, со своим блестящим юмором, даже Шандыбин, и то о нем скучаю немножко. А уж о Лебеде говорить нечего. Так вот вопрос такой, может быть рано стоит, но тем не менее. Уже прошло лет 15 наших модификаций, ведется какая-нибудь кем-нибудь работа по исследованию, как меняется состав социальный, номенклатурный этой думы?



Павел Медведев: Я думаю, что ведется, я детали не знаю. Было недавно столетие думы, и несколько человек выступали с докладами, по-моему, очень интересными. И то, что с такими докладами можно было выступить, доказывает, что такое исследование ведется. Там рассказывается о составе дум не только последних четырех, но и тех двух, которые были в начале 20 века.



Владимир Кара-Мурза: Вы еще были народным депутатом Российской Федерации.



Павел Медведев: Я был народным депутатом, был такой демократический парламент, который назвался Съездом народных депутатов. Что касается досады Виктора, что не удалось продвинуть идею создания собственных компьютеров, вы знаете, мне кажется, более общие решения приняты. Приняты так называемые законы об институтах развития, из которых ближе и понятнее всего мне в силу специфики моей деятельности закон о банке развития. Создается принципиальная возможность финансировать такие проекты, которые не должны приносить мгновенную прибыль, где государство готово рискнуть ради того, что, рискнет сто раз, может быть пятьдесят неудачно, но зато пятьдесят раз, успех в пятидесяти случаях других окупит затраты на неудачные проекты. И среди прочих, безусловно, прорывные в смысле технологий, в смысле науки проекты стоят в плане у банка развития в частности.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня всех слушателей и телезрителей интересует вопрос о служебном жилье депутатов. Все помнят, что на переломных моментах, когда смена одного созыва к другому, всегда возникают конфликтные ситуации. Вы так же проживаете в служебном жилье на улице Улофа Пальме, как вас коснется эта проблема?



Виктор Алкснис: Никак. Мне кажется, проблема надуманная. Если она имела место лет десять назад, то сейчас этой проблемы нет. Есть официальный статус этих помещений - это общежитие. Я, когда заключал договор о проживании в общежитии, я подписался о том, что в течение месяца после окончания полномочий я обязан помещение освободить. Мне неизвестны факты, что кто-то из моих коллег попытается зацепиться за эти помещения. Мне кажется, что пора уже забывать эту проблему и меньше ажиотажа вокруг нее поднимать. Нет такой проблемы. Это общежитие, миллионы людей живут в общежитиях. Нормально все это, никаких проблем в этом отношении нет.



Владимир Кара-Мурза: Первый секретарь ЦК РКРП Виктор Тюлькин, также бывший депутат Государственной думы, не попал в списки КПРФ.



Виктор Тюлькин: У нас не получилось заключение соглашения до выборов о взаимодействии между партиями РКРП и КПРФ. Партия должна определять, кто ей нужен в думе и какие функции в думе будет выполнять. КПРФ пока подходит к формированию списков кандидатов и фракция думы, исходя из принципа или как получится, или удовлетворяя запросы своей номенклатуры.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Георгия.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса, один господину Медведеву, а другой Виктору Алкснису, если разрешите. Господин Медведев, вы только что сказали о том, что очень большой процент невозврата потребительского кредита. Естественно, эти потребительские кредиты, возможно, будут возвращены каким-то образом. Скажите, в западных банках лежат наши деньги - Стабилизационный фонд. Этот режим, конечно, рухнет. Но эти деньги будут возвращены, потому что им будет безопаснее вернуть наши деньги, потому что криминал российский ринется на западноевропейское пространство. А Виктора Алксниса хочу спросить: скажите, пожалуйста, Виктор Имантович, в 91 году вы сняли часового на площади Дзержинского, а штаб не атаковали. Если националистическое движение выйдет за рамки правового поля, оно атакует штаб?



Павел Медведев: Георгий, не очень я понял ваш вопрос. В огороде бузина, а Стабилизационный фонд за границей. То, что некоторые жулики берут под чужие паспорта кредиты и не возвращают, естественно, ровно для этого берут, совсем не значит, что режим, как вы сказали, разрушится и совершенно непонятно, какие следствия вытекут из этого для Стабилизационного фонда. Я уверен, что Стабилизационный фонд будет выполнять ту функцию, которую он сейчас выполняет. Сейчас он аккумулирует те средства, которые мы получаем за счет очень высокой цены нефти, безусловно, цена на нефть упадет. Сейчас огромные усилия делаются для того, чтобы заменить нефть другими источниками энергии. И безусловно, мы, конечно, постараемся сделать нашу экономику в меньшей мере зависящей от нефти. Но в переходный период мы используем Стабилизационный фонд так, как и полагалось, чтобы смягчить этот переходный процесс. Так что, честно говоря, не очень понимаю, что вас волнует в Стабилизационном фонде и невозврате кредитов.



Владимир Кара-Мурза: Готов ли вы перейти к уличным формам борьбы, не попав в Государственную думу?



Виктор Алкснис: Это само собой разумеется. Потому что я не намерен уходить из политики, я буду продолжать политическую деятельность. И могу сказать, это не в первый раз, я в политике 20 лет, был депутатом СССР, был депутатом Латвии, был депутатом двух созывов Государственной думы. Но у меня был период, когда с 92 по 99 я был не уместен в парламенте и ничего, нормально, не умер, я продолжал деятельность на улицах, принимал участие в октябрьских событиях 93 года и в ряде других весьма примечательных событиях, которые происходили в России в этот период на улицах. Поэтому да, я буду заниматься в том числе политической деятельностью на улицах.



Владимир Кара-Мурза: Независимый депутат бывшей думы Галина Хованская, ныне прошедшая по списку «Справедливой России», ощущает нехватку бывших коллег.



Галина Хованская: Вообще из тех, кто был раньше депутатами, я работала очень плотно с Сергеем Алексеевичем Поповым, мне его будет конкретно не хватать. То, что касается главной фракции, которая называется «Единая Россия», там сейчас по моим сведениям человек сто отказывается от своих мест, поэтому представить себе, кто там будет, я просто не знаю.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Господа, Россия заплатила царские займы, Россия заплатила долги Международному валютному фонду, а своему народу практически бросает какие-то жалкие крохи. Так вот вопрос: а не кажется ли вам, что наши власть предержащие столь же антинародны, как была царская власть и третья и четвертая царские думы?



Павел Медведев: Это неверно, что царские долги заплачены. Ничтожная часть долгов перед французами была выплачена для того, чтобы французы могли нам дать кредит во много раз больший, чем эти суммы. И мы на самом деле эти затраты на выплаты ничтожной части долго компенсировали, мы получили очень выгодный кредит, когда нам это было необходимо. Не платить Международному валютному фонду абсолютно невозможно. Если страна не выполняет своих текущих обязательств, она попадает в очень тяжелое положение, которое тут же отражается на жизни граждан этой страны, поэтому мы должны были заплатить. Если говорить о том, что мы мало платим по своим старым долгам, я лично признаю долг перед владельцами вкладов в старом сбербанке. Но я никогда не слышу предложений по поводу того, как выплатить этот долг. Только что мы пережили неприятную историю с повышением цен в магазинах. А вы знаете, что предшествовали этому? Предшествовало то, что уходящая дума проголосовала увеличение расходов на триллион 64 миллиарда рублей, почти на четверть увеличили расходную часть бюджета, потратили эти деньги на абсолютно необходимые вещи - на разрушающееся жилье, на ремонт капитальный жилья, на дороги в тех местах, где не проехать, не пройти и так далее. То есть язык не поворачивается сказать, что зря выделили эти деньги. Но выделили эти деньги и мгновенно получили эффект. Если выделить деньги для того, чтобы вернуть старые вклады в том размере, который кажется людям справедливым, хотя что такое справедливость я говорил на примере с деньгами, накопленными на автомобиль и на квартиру, если выделить деньги, мы пойдем по повторному кругу, мы обесценим новые вклады и новая проблема восстановления вкладов возникнет. Придумайте способ, как справиться с этим порочным кругом.



Владимир Кара-Мурза: Считаете ли вы внутренний долг перед вкладчиками сберкасс приоритетным перед внешним?



Виктор Алкснис: Конечно. Я категорически не согласен с коллегой Медведевым. Потому что, извините, это безнравственно, бесчеловечно, когда у нас средняя пенсия по стране три тысячи рублей. Мы с вами, у нас зарплата 87 тысяч рублей, а пенсионеры получают 3 тысячи рублей. И вы говорите, что мы не можем поднимать пенсии и зарплаты, потому что это приведет к инфляции.



Павел Медведев: Виктор, вы кого-то другого слушали, я про пенсии и про зарплаты слова не сказал.



Виктор Алкснис: Надо отдать долги людям за то, что их обобрали. Обобрали в 92 году и продолжают ежедневно. Это мнимое благополучие строится из-за того, что из людей выжимают последние соки. И при этом говорить, что инфляция, давайте делать так, чтобы инфляция не произошла - это безнравственно просто. Давайте думать о том, что люди сегодня, то чудовищное социальное расслоение, которое сегодня сложилось в России, когда есть 10% сверхбогатых и 90% сверхбедных - это грозит России серьезными потрясениями. Вы профессионал в банковском деле, так вот давайте думать, как это устранить, сделать так, чтобы людям вернуть долги, сделать нормальные пенсии, чтобы они могли жить нормально, а не рыться по помойкам. И тогда многие проблемы снимутся.



Павел Медведев: Абсолютно верно, пенсии, зарплаты бюджетникам действительно надо увеличить. Нужно добиться того, чтобы при этом пропорциональным образом не росли доходы богатых людей. Действительно, такой разрыв в доходах, который мы сейчас наблюдаем, становится все более и более опасным, причем опасным не только для бедных, но и для богатых, я с этим согласен. Но я только что объяснил ситуацию со старыми долгами. Никто мне никогда не возражает по пунктам, а всегда говорит о том, что аморально. То, что ускорение свободного падения девять в десятой степени в квадрате, трудно ноги поднимать. А если бы было половину, то было бы легко прыгать по нашей грешной земле. Есть некоторые физические препятствия. И если вы возражаете против этих физических препятствий, то придумайте, как их преодолеть.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Во-первых, я хочу сказать, что последние выборы в думу - это большая и грязная ложь, в которой я не участвовал. Только поэтому такая яркая личность как Виктор Алкснис оказался вне думы. А теперь у меня вопрос к Павлу Медведеву: вы говорите, что нельзя решить проблему советских долгов. Вот сейчас коммунальные услуги зашкаливают, их что, нельзя платить за счет советских долгов? Лекарства безумно дорого стоят. Их что, тоже нельзя оплачивать за счет советских долгов? Налоги сейчас не поймешь, за что мы платим, их что, тоже нельзя платить за счет советских долгов?



Павел Медведев: Нельзя, потому что если мы вместо платы за квартиру делаем зачет с этим долгом, это абсолютно эквивалентно тому, что мы эти деньги выдаем. Я согласен с тем, что до какой-то степени долг надо погашать. И только что сказал, что в трехлетнем бюджете в разы увеличены ассигнования на выплату старого долга. Но при этом не хочу никого обманывать. Те деньги, которые будут выплачены, еще раз повторяю, будет выплачено в несколько раз больше, чем за всю предыдущую историю с 96 года, не хочу обманывать, эти выплаты не соответствуют ожиданиям людей.



Владимир Кара-Мурза: Вам близка ситуации в Латвии, как там решена проблема бедности?



Виктор Алкснис: Там она решена очень просто, что людей выбросили, разрушили систему социальных гарантий и поддержки. И люди 15 лет выживали. Сейчас потихоньку начинают восстанавливать систему социальной поддержки, а до этого было действительно просто: не можешь заплатить за квартиру, тебя выкидывают на улицу, живи, как хочешь и все. Это у нас в России предоставляют неблагоустроенное жилье, а там все было сделано очень просто. Все застроили таким образом и заставили жить в рыночных условиях. Я хотел бы ее раз вернуться к вопросу. Мне непонятно, если государство ограбило людей и теперь отказывается свой долг отдать людям, тогда о каком правовом государстве можно говорить? Как это можно, если вас ограбили на улице и после того, как человек, который вас ограбил, вы ему говорите: верните то, что у меня отняли. Он говорит: нет, я не верну, потому что это скажется на инфляции. Я убежден, что если государство обмануло людей, отняло деньги, оно теперь обязано найти механизмы, чтобы эти деньги вернуть до последней копейки. А все эти подачки мелкие, давайте тысячу рублей подкинем вам на похоронные и так далее - это все обман. И пока не будут возвращены эти вклады, не будет у людей доверия к государству.



Павел Медведев: Виктор, я с вами согласен. Если деньги возвращать с чистой совестью, то конечно, инфляции не будет, деньги будут чувствовать, как их возвращают, и не будут влиять на инфляцию.



Владимир Кара-Мурза: Сейчас, кстати, предвыборная кампания партии власти была построена на критике политики Егора Гайдара, а вы ее защищаете.



Павел Медведев: Я не защищаю политику Егора Гайдара, я сообщаю некоторый факт. Если уж быть совсем аккуратным, деньги обесценились еще до Гайдара, деньги очень существенно обесценились при советской власти. По расчетам многих экономистов, деньги в сберегательном банке были обеспечены товарами меньше чем на треть, по самым большим оценкам. То есть на две трети они ничего не стоили.



Владимир Кара-Мурза: Да, это спорная ситуация. За те деньги можно было купить билет до Владивостока и обратно, а потом нельзя купить, а билеты лежали во всех кассах.



Павел Медведев: Это так, но если бы люди выкинули эти деньги на рынок, а покупать можно было бы через прилавок, а не через заднюю дверь, тогда бы нужно было бы поднять цены как минимум в три раза для того, чтобы этим деньгам соответствовал товар.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. По-моему, государственный долг легко вернуть не в денежном выражении, а каком-то натуральном, в виде земельных участков, в виде акций дополнительных. А что касается Латвии, то бараки и там предоставлялись. Вопроса два. У нас Гайдар говорит, что у нас пенсионный фонд плохо наполняется и надо из Стабилизационный фонда брать. Что же у нас за загадочный ВВП, что нельзя взять нормальный цивилизованный процент и из этого формировать пенсионный фонд.



Павел Медведев: По поводу земельных участков, если у вас есть земельный участок и вы его хотите на основании земельной амнистии приватизировать, то вы хорошо знаете, сколько стоит приватизация участка, то есть сколько стоят операции, которые юридически правильно обозначают кусочек земли. Намного больше, чем те деньги, на которые могут рассчитывать люди, которые держали деньги в старом сберегательном банке. Кроме того это только кажется, что у нас очень много земли, которой можно было бы компенсировать старые вклады. Земля либо очень дорогая, близкая к Москве, Петербургу и так далее и уже кому-то принадлежит. Либо она далеко от центров, тогда она никому не нужна, она стоит так мало, что обозначить ее на карте будет стоить намного дороже. И если выдавать не деньги, а какие-то акции, то за акциями либо стоит какая-то ценность, либо не стоит. И деньги можно выдавать, если за ними стоят какие-то реальные ценности. Так зачем же акции выдавать, можно и деньги выдать. Но денег в обороте в экономике ровно столько, если мы не допускаем инфляции, сколько за ними стоит реального товара. Больше отдать денег нельзя.



Владимир Кара-Мурза: Нуждается ли Россия в пересмотре итогов приватизации?



Виктор Алкснис: Я уже 15 лет, по крайней мере, лет 10 публично заявляю, что в России необходимо начать процесс пересмотра итогов приватизации. И кстати, могу сказать, что мы с Сергеем Бабуриным внесли законопроект о возвратном фонде, который предполагает в первую очередь аудит всеобщий и соответственно, пересмотр итогов приватизации. К сожалению, опять же фракция «Единая Россия» этот законопроект категорически отвергла и издевалась над нами, что мы популисты. Но я убежден, что если сегодня Шохин заявляет о том, что да, процесс пересмотра итогов приватизации возможен и по опросам 60% предпринимателей говорят, что да, незаконные сделки начала 90 годов, можно пересматривать. То есть уже эта идея созрела и перезрела в обществе. И мы никуда не денемся, пока не приступим к этому трудному, мучительному, очень опасному, но крайне необходимому, жизненно необходимому для нашей страны процессу пересмотра итогов приватизации.



Владимир Кара-Мурза: Алексей Митрофанов, депутат Государственной думы всех предыдущих созывов, возмущен произошедшим.



Алексей Митрофанов: К сожалению, прошлая дума уже была крайне зажатой из-за давящего большинства. А новая дума фактически находится в жестких руках. Например, по списку «Справедливой России» не прошли очевидные авторитеты, бывшие губернаторы ряда областей. Как в своей области губернатор не соберет 10-15% голосов, необходимых для получения мандата – это смешно. К тому же наличие в парламенте Лугового создаст дополнительные проблемы. Тем не менее, в думу приходят энергичные новые люди, часть из них из тех, с кем я долго сотрудничал, и даже кабинет я передам одному из своих близких людей.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Я хотел бы задать три небольших вопроса, можете ответить как угодно, да или нет. Сейчас Юлия Тимошенко представлена туда и она говорит, что я отдам долги населению, обещает. Как вам нравится украинская демократия и грузинская демократия, сейчас у них тоже выборы. Их НТВ разгромленное вернули на место сегодня. Я хотел бы еще задать вопрос: «Парламентская газета» в прошлом году написала статью, что как хорошо жили крестьяне в Вологодской республике при немцах, видимо, они так хорошо не жили никогда и так жить не будут. Как вы к этому относитесь, почему так наказали сильно редактора?



Владимир Кара-Мурза: Да, в День победы мы обсуждали это.



Павел Медведев: По поводу Тимошенко, если у вас есть возможность ей задать те вопросы, которые я только что задал, как она будет компенсировать вклады. Тем, кто копил на автомобили, она во сколько раз индексирует? Тем, кто копил на квартиру, она во сколько раз индексирует? Задайте ей эти вопросы, я думаю, что с обещаниями Тимошенко будет покончено.



Владимир Кара-Мурза: Она обещала полторы тысячи долларов платить каждой роженице после рождения ребенка, и платила пока была премьером.



Павел Медведев: Это же совсем другая проблема. А мы на второго ребенка материнский капитал выдаем. Это же совсем другая проблема. Опять-таки, в огороде бузина, а в Киеве полторы тысячи долларов на роженицу.



Владимир Кара-Мурза: Считаете ли вы популистскими обещания «оранжевых» революционеров?



Виктор Алкснис: Вы знаете, я думаю, что нет. Все-таки как бы то ни было, Тимошенко, она экономист, она имеет какие-то экономические расчеты. И то, что власть, которая побеждает на выборах, берет на себя ответственность за решение сложнейшей проблемы финансовой, экономической проблемы, возврат советских долгов, я, честно говоря, хотя я не большой сторонник «оранжевой» власти, но я могу сказать, что молодцы. Я не знаю, что у них получится, но то, что они признают важность, актуальность этой проблемы и обещает избирателям ее решить – молодцы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Марину.



Слушательница: Здравствуйте. Очень неутешительная беседа. Не знаю, может быть так кажется, но такие люди как Алкснис, у которых еще болит душа за пореформенные результаты, они уходят, а такой хладнокровный человек как Медведев, они остаются.



Павел Медведев: Марина, действительно хладнокровный человек. Помните, 10 лет назад как можно легко деньги положить в банк и как трудно их оттуда выцарапать. А теперь как? Вот благодаря хладнокровию это удалось сделать. Нельзя обещать как Тимошенко что-то для того, чтобы понравиться Алкснису, даже ради такой цели нельзя. А надо работать каждый день. Сделали, Марина дорогая, благодаря хладнокровию.



Владимир Кара-Мурза: Чем вы отчитаетесь перед вашими избирателями, по-моему, вы по Одинцовскому были одномандатному округу.



Виктор Алкснис: Тут уже вставал вопрос по поводу материнского капитала. Но Павел Алексеевич умолчал о том, что авторами этого законопроекта были депутаты Бабурин и Алкснис. И фракция, в том числе Павел Алексеевич проголосовали против этого законопроекта и его завалили. Через две недели президент Путин в Кремле, когда оглашал послание федеральному собранию, сказал, что надо давать материнский капитал и вот тут уже фракция «Единая Россия» моментально повернулась, немедленно этот законопроект переработали и перенесли от себя и единогласно проголосовали за это. И я могу сказать своим избирателям, что да, я считаю, что именно я и депутат Бабурин являемся авторами идеи материнского капитала, именно мы первые предложили и внесли законопроект, и он прошел все стадии и был отклонен фракцией «Единая Россия».



Павел Медведев: Честно говоря, я этой истории е помню. Но в любом случае если Виктор предлагал такую замечательную вещь, я ему благодарен.



Владимир Кара-Мурза: С каким чувством вы подводите итоги работы последних четырех лет и в целом вообще всего в новейшей истории российского парламентаризма?



Павел Медведев: Я еще раз повторяю, что с большим удовлетворением, потому что то, за что я бился многие годы просто как головой об стенку, четвертая дума сделала. Теперь можно не бояться банков, даже если банк закачается, все равно гражданин деньги не потеряет, до 400 тысяч рублей ему будут возвращены за счет страховых взносов этих банков. И эта система работает прекрасно до такой степени, что человек, который за возврат денег отвечает - это Турбанов, жалуется на то, что у него главная проблема заманить людей, которые банкам должны, чтобы они пришли и забрали свои деньги. Люди настолько уверены, что деньги не пропадают, что не торопятся их забирать.



Владимир Кара-Мурза: С каким чувством вы покидаете думу и что пожелаете вашим преемникам?



Виктор Алкснис: Я покидаю Госдуму с чувством тревоги. Не за себя, могу сказать, что лично моя судьба, я устроюсь и выживу, за меня не надо волноваться. Меня беспокоит судьба моей страны. За последние годы произошла страшная вещь: мы полностью уничтожили нормальную систему государственной власти. Ведь в нашей конституции записано, что в России существует разделение властей, у нас есть три ветви власти – исполнительная, законодательная и судебная. Сегодня за прошедшие годы уничтожили этот механизм. В результате у нас появилась уродская система государственной власти, которая грозит всем огромными потрясениями. Ведь эта система разделения властей, система сдержек и противовесов, система независимости властей отработана человечеством на протяжении столетий. Мы сегодня эту систему сломали, хотя формально в конституции записана, мы ее уничтожили. И превратив Госдуму в отдел голосования при президенте, а суд, так называемый независимый суд в отдел по вынесению приговоров при администрации президента, мы тем самым... Я инженер и ко всему подхожу с точки зрения инженера. И когда я вижу, что создан уродливый механизм, из которого вынуты самые важные шестеренки, тот механизм не будет работать, он обрушится и, самое главное, обрушится нам на головы.



Владимир Кара-Мурза: Очевидно, по делам увидим новый состав Государственной думы.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG