Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коммунисты Дагестана требуют вернуть народу выборы. Кому понадобилось обвинять орловского правозащитника Дмитрия Краюхина в хулиганстве? За что челябинские милиционеры избили дворника Владимира Карасева? Елена Елисеева из Вятки решила стать юристом, чтобы бороться за отмену негуманного закона. Самара: Кто приказал людям в штатском арестовать правозащитников в день голосования? Тамбов: Пейзаж после выборов. Благовещенск: Как заработать деньги на железной дороге? Ижевск: Садоводы защищают свои сады от поборов. Саранск: Зачем в общежитии затеяли капитальный ремонт


В эфире Дагестан, Магомед Мусаев:



5 декабря в Махачкале избирком Дагестана подвел и огласил окончательные результаты выборов в Государственную Думу Российской Федерации. По данным избирательной комиссии Дагестана, из 1,5 миллионов избирателей, включенных в списки, в голосовании приняли участие более 97 процентов. В результате подсчета голосов подавляющее большинство бюллетеней отдано «Единой России» - без малого 90 процентов. 7-процентный барьер в Дагестане на выборах в Госдуму Российской Федерации удалось перешагнуть только КПРФ. На третьем месте «Справедливая Россия», набравшая 0,7 процента. Остальные партии получили еще меньше голосов избирателей. По утверждению первого секретаря Дагестанского комитета КПРФ Махмуда Махмудова, выборов как таковых не было. Создавалась видимость голосования.


В Махачкале 4 декабря дагестанские коммунисты в количестве около 100 человек провели на Родокском бульваре митинг протеста. Участники акции несли транспаранты с надписями «Фальшивые выборы – гнилая власть» и «Верните выборы народу». По нашим собственным наблюдениям, в столице Дагестана явка избирателей была чрезвычайно низкой. Имели место случаи, когда работники городских муниципальных учреждений вызывались по телефону на свои рабочие места. Люди не возмущались только потому, что боялись потерять работу. Это всего лишь один штрих в общей картине народного волеизъявления.


О том, насколько соответствуют дагестанские выборы в Госдуму официальным цифрам, делятся своими впечатлениями журналисты популярного дагестанского еженедельника «Черновик» Марко Шахбанов и Динара Исаева.



Марко Шахбанов : Согласно данным и заявлениям почти всех независимых политологов или правозащитников, то, что происходило 2 декабря, то, что были преподнесены итоги выборов, ничего общего между собой не имеют. Реально, по наблюдениям, например, в Махачкале, явка составляла от 5 до 10 процентов. Согласно официальным данным, она зашкаливает за 90. Максимум можно сказать, что до 30, может быть, она дотягивала реально, но там реально явки не было. То, что, например, в нескольких районах за «Единую Россию» подано больше 99 процентов. Это тоже, честно говоря, конечно же, маразм. Больше 99 процентов в советское время Компартия набирала или нет – это еще вопрос.



Динара Исаева : Избиратели не существовали здесь. Они были отстранены от самого процесса выборов. Реальная 5-процентная явка на выборах как раз и показала – избиратель не имел значения. Легитимностью такая власть просто не обладает.



Магомед Мусаев : Не обошлось и без традиционных дагестанских предвыборных инцидентов. Накануне избирательной кампании был расстрелян активный член «Яблока» Фарид Бабаев. Связано ли его убийство с политическими баталиями, пока неизвестно. 26 ноября задержан и на данный момент находится в изоляторе временного содержания один из лидеров регионального отделения СПС Нух Нухов. Ему предъявлено обвинение по статьям о хулиганстве, нанесении вреда здоровью и незаконном ношении и хранении оружия. Судя по официальным сводкам, на выборах в Госдуму активнее всего оказались граждане из высокогорных Унцукульского, Гергебельского районов, а также Магарамтинского района. Меньше всего избирателей пришло к урнам в Нагайском, Хивском и Каякентском районах. По словам президента республики Дагестан Муху Алиева, в целом выборы в Дагестане прошли организованно. Он удовлетворен их результатами. В том, что он будет удовлетворен, никто в Дагестане, собственно говоря, и не сомневался. Таким образом, Дагестан в Госдуме теперь будут представлять 8 депутатов от «Единой России».


В общую дагестанскую картину убедительной победы «единороссов» буквально на всех фронтах, не вписывается лишь Сулейманстальский район, где на местных выборах вышли в лидеры партии «Яблоко» и «Справедливая Россия».



В эфире Орел, Елена Годлевская:



За последнюю неделю орловского правозащитника Дмитрия Краюхина дважды обвиняли в нарушении Кодекса об административных правонарушениях. В субботу, 1 декабря, накануне выборов мировой суд Заводского района города Орла оштрафовал правозащитника на 1 тысячу рублей за якобы сопротивление милиции при задержании, а 5 декабря ему выдали определение старшего инспектора Заводского районного отдела милиции Татьяны Логановой, квалифицирующей действия Дмитрия Краюхина на одном из избирательных участков города Орла, где правозащитник сфотографировал, на его взгляд, преднамеренно испорченные бюллетени для голосования, как мелкое хулиганство. Местные наблюдатели считают происшедшее давлением на правозащитника, организовавшего работу независимых наблюдателей за ходом выборов, и провокацией.


Дмитрия Краюхина задержали вечером 30 ноября в 25 метрах от его офиса. Вот что он об этом рассказывает:



Дмитрий Краюхин : Я подходил к офису. Мне навстречу шел молодой человек, который неожиданно схватил меня и с криком «Помогите, помогите!» упал в снег. Тут же из-за угла выскочили работники милиции, которым этот молодой человек начал объяснять, что я напал на него с целью ограбления. На меня тут же надели наручники, воткнули в машину. Находясь в машине, я слышал сообщение о том, что задержан грабитель на месте преступления. Выезжала следственная группа. Однако, судя по всему, впоследствии сочли, что привлекать меня к уголовной ответственности за грабеж это будет уж слишком анекдотично. Поэтому мне инкриминируется, что я напал на этого человека, нецензурно ругался. Работники милиции делали мне замечания вежливо и культурно, но я на них нецензурно ругался, порвал бушлат вроде бы даже и сорвал с одного из них шапку. Притом, что двое из этих работников милиции на полголовы выше меня и в полтора раза шире, мне даже стыдно сидеть перед микрофоном.


Задержание несет, на мой взгляд, политический характер и ставит перед собой задачу – выбить меня из участия работы по контролю за выборами.



Елена Годлевская : Проведя вечер и ночь в помещении для временно задержанных в Орловском управлении внутренних дел по Заводскому району, Дмитрий Краюхин обратился с заявлением к прокурору района Василию Сорокину с просьбой провести проверку законности его задержания, считая происшедшее провокацией, а также уведомил прокурора о том, что он объявляет голодовку.


В тот же день мировой суд Заводского района принял к рассмотрению протокол задержания правозащитника. Ожидалось, что вне зависимости от обстоятельств дела, суд вынесет решение об аресте на трое суток, что позволит не допустить Дмитрия Краюхина к участию в работе на избирательных участках города Орла.


Говорит защитник Дмитрия Краюхина адвокат Орловской областной коллегии адвокатов Людмила Рудая.



Людмила Рудая : Вменяется совершение административного проступка – мелкое хулиганство. С Дмитрием Александровичем мы работали вместе по многим делам, представляли интересы граждан и организаций. Он является известным в городе правозащитником. Я его лично знаю. Знаю, что он просто не способен в принципе ругаться нецензурными словами, не агрессивен, не может совершить противоправного поступка. Я, конечно, человек не политический, я юрист, но, на мой взгляд, здесь есть провокация. Вот это правонарушение, которое Дмитрий Александрович не совершал, оно с какой-то целью спланировано. В данном случае суду и тем, кто задерживал, необходимо оправдать задержание. То, что Дмитрий Александрович провел в камере ночь и сегодняшнее утро, уже надо как-то оправдывать.



Елена Годлевская : Судебное разбирательство продолжалось восемь часов, после чего судья Ольга Макарова удалилась в совещательную комнату, где пробыла еще более четырех часов. Местные наблюдатели полагают, что все это время ушло на выработку и согласование судебного решения с органами местной власти и с правоохранительными органами. Так или иначе, но, несмотря на абсурдность ситуации и очевидные противоречия в показаниях милиционеров и свидетелей, суд посчитал Дмитрия Краюхина виновным в совершении административного правонарушения. Впрочем, арестовывать правозащитника не рискнули, ограничившись штрафом в 1 тысячу рублей.


Однако на этом интерес милиции к правозащитнику не закончился. Во время выборов на избирательном участке номер 2 города Орла Дмитрий Краюхин, представляющий Интернет-агентство «Центр-Рус», при подсчете голосов обратил внимание на то, что в нескольких бюллетенях, где голоса были отданы не за «Единую Россию», а за КПРФ, карандашом сделаны пометки, превращающие бюллетени в недействительные. Вопреки желанию избирательной комиссии он сфотографировал бумаги, что и послужило поводом для обращения в милицию, где действия Дмитрия Краюхина расценили как мелкое хулиганство, а также возбудили административное производство в отношении правозащитника как лица, скрывающегося от должностных лиц Управления внутренних дел по Заводскому району города Орла.


Местные журналисты уже назвали действия правоохранительных органов города Орла охотой на правозащитника и со страниц газет уже обратились в МВД России с просьбой дать оценку работе орловской милиции.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Эта история началась 21 сентября под утро, когда Владимир Карасев, работающий сейчас дворником, заканчивал уборку вверенной ему территории. Рядом проезжала милицейская машина. Нечаянная встреча переросла в избиение ни в чем не повинного человека. Милиционеры приняли Карасева за маньяка, а его дворницкий инструмент за орудие преступления. Сам же Карасев уверен, что сотрудники милиции были пьяными. Впрочем, этого уже не докажешь. Прокуратура не потрудилась среагировать на жалобу Карасева оперативно, экспертизы не было.



Владимир Карасев : Возможно, здесь проявилось то, что присутствовал пьяный кураж, возможно, у них такая ситуация практиковалась неоднократно. Задержание мое было просто для них очередным развлечением.



Александр Валиев : Но обо всем по порядку. Когда-то Владимир Карасев работал на комбинате «Мечел». В начале 90-х, пытаясь бороться за свои права и права коллег, создал независимый профсоюзный комитет. Администрация не оценила порыв, и вскоре Карасев был уволен за прогул, которого не было.



Владимир Карасев : Когда я работал на комбинате, я был уволен за прогул, хотя находился на рабочем месте. Причина была в том, что я с ребятами создал независимый профсоюз, который стал заставлять администрацию выполнять те требования закона, которые они нарушали. В результате администрация нашла повод. Несмотря на то, что я был на рабочем месте, я был уволен на основании прогула.



Александр Валиев : Несколько лет назад Владимиру Викторовичу была присвоена инвалидность. Чтобы не умереть с голоду, он был вынужден устроиться дворником. В то время он и не предполагал, насколько эта работа может быть опасной. 21 сентября нецензурной бранью в темноте двора его окликнул чей-то незнакомый голос. Оказалось - милиция. Владимиру было заявлено, что он маньяк, а в руках у него - орудие преступления. В чем именно его обвиняют, дворник так и не понял. Милиционер поволок его к машине, где сидел напарник.



Владимир Карасев : Когда меня задержали работники милиции, препроводили к машине, около машины началось избиение. Мне был нанесен удар в область головы, в область височной части (у меня был опухший глаз) и в область носа. До этого мне нанесены были удары в различные части тела, что потом было подтверждено судебно-медицинской экспертизой при обследовании.



Александр Валиев : После первого сеанса "физической обработки" сотрудники милиции затолкали Карасева в машину и привезли в дежурную часть РОВД Металлургического района. Там злоключения дворника продолжились.



Владимир Карасев : Когда меня привезли в РОВД Металлургического района, там были сотрудники милиции в чине офицеров. Когда продолжалось избиение теми людьми, которые меня привезли, они не отреагировали на те действия, которые производили те люди, которые меня задержали. Меня избивали, оскорбляли, унижали, применялась ненормативная лексика. Также меня заставили убирать помещения в РОВД – убирал гараж, убирал кабинет, камеры временного содержания.



Александр Валиев : Избитый и оборванный Карасев, наконец-то, был выпущен на свободу. Из РОВД прямой дорогой он направился в травмпункт - снимать побои.



Владимир Карасев : В травмпункте находился дежурный работник милиции. Врач, который проводил обследование, увидел степень нанесенных ушибов, ссадин и, узнав, что это сделали работники милиции, он позвал дежурного работника милиции, чтобы он разобрался по данному факту. Работник милиции, узнав, что это были работники милиции, заявил, что я ничего не знаю, я такими делами не занимаюсь, и куда мне обращаться, он не знает.



Александр Валиев : В тот же день Владимир Викторович написал заявление в районную прокуратуру, чьи следователи выяснили, что экипаж группы немедленного реагирования в составе милиционеров В. Ковальчука, С. Лыжина, К. Спирина, В. Кузовкина никого с остановки "Общежитие", где происходила поимка "маньяка", не доставлял, не избивал и убирать не заставлял. В возбуждении дела было отказано. С жалобой на действия районной прокуратуры Карасев обратился к городскому прокурору Назарову. Но тот отправил это заявление тем, на кого, собственно, и была составлена жалоба.


От безвыходности Владимир Викторович решил призвать на помощь журналистов и депутата городской думы, руководителя общественной организации «Правосознание» Алексея Севостьянова. После его вмешательства и публикаций в СМИ уголовное дело возбудили. Комментирует Алексей Севостьянов.



Алексей Севостьянов : Ко мне на личный прием обратился Карасев, который, по его словам, был избит и подвергнут унижению сотрудниками РОВД Металлургического района, ему было отказано в возбуждении уголовного дела. Больше того, прокурорские документы, которые посылались в прокуратуру города, были отосланы обратно в прокуратуру Металлургического района, что является нарушением законодательства обращения граждан. После этого мною был составлен запрос в областную прокуратуру. На основании статей, телесюжетов и моего запроса было возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий по части 3, то есть группой лиц в отношении Карасева. В настоящее время ведется следствие. Этим делом занимается следственный отдел Металлургического района прокуратуры Челябинской области.



Александр Валиев : Между тем, сам Владимир Карасев до сих пор не признан потерпевшим. О ходе расследования его никто не извещает. Опасаясь мести милиционеров, Карасев решил уволиться с прежнего места работы. Но бывшим работодателям нужно вернуть скребок, который отобрали в милиции. Как это сделать, дворник еще не придумал.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Елена Елисеева : До настоящего времени решение в части выплаты исполнено на 252 рубля, а должно мне быть выплачено 89 тысяч.



Екатерина Лушникова : 89 тысяч должно быть выплачено в качестве компенсации за погибшего мужа сотруднице Вятского государственного университета Елене Елисеевой. Муж Елены был убит на улице во время внезапно вспыхнувшей ссоры со случайным прохожим. Убийцу осудили на восемь лет лишения свободы. Сейчас он отбывает наказание в одной из колоний. Кроме того, суд приговорил преступника к ежемесячным выплатам в качестве моральной компенсации в пользу вдовы. Однако уже два года Елена Елисеева не может получить всю причитающуюся ей сумму из-за несовершенства российского законодательства.



Елена Елисеева : Я обращалась в службу судебных приставов, чтобы мне выплачивалась моральная и материальная компенсация, которая полагается по решению суда. Они не усматривают нарушения закона. Генеральная прокуратура отвечает, что нарушения закона нет. Нарушения закона нет действительно из-за того, что есть две статьи. По одной статье я имею право на очередь. В первой очереди лица, которые потеряли кормильца, лица получившего увечье здоровью. Вторая очередь – налоги, третья тоже чего-то там в пользу государства, а пятая очередь – все остальные. Я отношусь ко всем остальным. В пятую очередь я должна получать по закону об исполнительном производстве. Уголовно-исполнительный кодекс, 107 статья, такую привилегию у меня отнимает.



Екатерина Лушникова : В результате после всех выплат государству, Елена Елисеева получает 87 рублей.



Елена Елисеева : Сейчас я 87 рублей, а получала бы 1300. Это близко к моему окладу. Во-первых, у меня двое детей, родители престарелые, свекор, который остался без единственного сына. Поэтому нам всем, конечно, деньги нужны.



Екатерина Лушникова : Елена Елисеева написала не меньше 60 жалоб в различные инстанции и получила не меньше 60 ответов.



Елена Елисеева : 60 ответов я получил 1,5 месяца назад из различных инстанций. Поэтому были все задействованы судебные приставы Ленинского района, федеральные службы исполнения наказаний, Ленинская прокуратура, областная прокуратура, Генеральная прокуратура, Ленинский суд, областной суд, Верховный суд, президент. Я просила его внести изменения в законопроект об исполнительном производстве, описывала ситуацию. Я опоздала, потому что законопроект приняли до того, как президент получил письмо, с антидемократической нормой приняли закон, то есть той нормой, которая ущемляет мои права.



Екатерина Лушникова : Чтобы бороться за свои права со знанием дела, Елена даже поступила в юридическую академию. Сейчас она учится на втором курсе.



Елена Елисеева : Поступила в юридический, чтобы добиться исправления федерального закона. Я буду добиваться того, чтобы закон был изменен в том виде, в котором судебное решение сможет исполняться – закон в пользу граждан.



Екатерина Лушникова : Один из тех, к кому обращалась Елена Елесеева с просьбой изменить закон в пользу граждан – депутат Государственной Думы Алексей Розуван. Он даже пытался внести соответствующую поправку в российское законодательство, но потерпел неудачу.



Алексей Розуван : Это расходный законопроект. Он требует от государства определенных средств. Потому что, приняв эту поправку, государство уже энную сумму не получит в бюджет. Поэтому для того, чтобы сделать, согласиться с этим, значит, Министерство финансов должно было найти деньги для выполнения этой прорехи, которая образуется в результате принятия этого закона. Вот поэтому и не подписали они. Все в принципе поддерживают эту идею, по большому счету. Конечно, тем, кто потерпел от преступления, надо возмещать ущерб, находить возможности, нужно добиваться от правительства, чтобы они все-таки находили средства для того, чтобы возмещать ущерб потерпевшим.



Екатерина Лушникова : Елена Елисеева считает, что эта благородная цель все-таки может быть достигнута правовыми методами. Только за последнее время она написала пять заявлений в суд, жалуясь на тех, кто в отличие от Алексея Розувана не ответил на ее обращения. Один из ответчиков по суду – президент Российской Федерации.



Елена Елисеева : Я обратилась на депутатов, на президента, на Комитет по регламенту Государственной Думы, на председателя Государственной Думы, на полномочного представителя президента в Приволжском федеральном округе. Депутатов вызвали 19 ноября. Они не пришли. Решение вынесено. Я на решение ответила, обжаловала. Ответ пока нет. Остальные заявления находятся пока в стадии переписки.



Екатерина Лушникова : Чем закончиться переписка Владимира Путина и Елены Елисеевой пока неизвестно, однако ясно одно - сдаваться она не собирается.



Елена Елисеева : Я всех призываю бороться за свои права. Обращайтесь в суд. А что сдаваться-то?!



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарские студенты и правозащитники, решившие устроить 2 декабря мониторинг за соблюдением законности по выборам депутатов Государственной Думы, не могли предполагать, что сами станут объектом внимания со стороны правоохранительных структур. Проект, названный правозащитниками «Фиксатор» был абсолютно некоммерческим. Суть его заключалась в присутствии на избирательных участках внештатных корреспондентов самарского Информационного правозащитного агентства, которые могли бы фиксировать нарушения, возникшие во время выборов. Рассказывает руководитель проекта «Фиксатор» Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : По большому счету нам ничего не удалось сделать. Потому что нас где-то с 11-12 часов перестали пускать на участки, на ряд участков. После чего мы начали обжаловать в облизбирком, территориальной избирательной комиссии подготовили жалобы. И когда собрались нести их в территориальные комиссии жалобы, написанные и отпечатанные на компьютере (Сбыркин подал жалобу в избирком и, получив подтверждение от заместителя председателя облизбиркома господина Левкова о том, что нам можно наблюдать на этих выборах), нас всех задержали, погрузили в полицейские автомобили и отвезли в районное отделение полиции, где мы и пребывали до тех пор, пока участки не закрылись. Задача была в том, чтобы отсечь нас от наблюдения.


Пять человек к нам подошли на улице, попросили у нас документы. Я предъявил паспорт, другие тоже предъявили свои документы, после чего нас пригласили сесть в машину. Мы спросили: «Мы задержанные?» Нам сказали: «Да, задержаны». Мы решили не спорить. В результате оказались в отделении, где четыре часа нас продержали, при этом допрашивали, не представляясь кто. Два каких-то сомнительных человека, скорее всего, сотрудника ФСБ, пытались нас дактилоскопировать, угрожая в случае отказа составлением протокола об административном правонарушении и арестом. Большинство из участников нашего проекта, которые попали в эту сложную и неприятную ситуацию, отказались.



Сергей Хазов : В Самарской области в ноябре была приостановлена деятельность общественной организации в защиту прав избирателей «Голос», и поэтому «Фиксатор» был единственным проектом, обеспечивавшим независимое наблюдение на выборах 2 декабря. Нарушений было выявлено немало. Продолжает Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : Мы думаем, что была недостаточная явка, что процент «Единой России» был не таким, каким хотелось отрапортовать руководству. Видимо, нужно было проводить какие-то действия, связанные с искажением воли избирателей. А для того, чтобы их производить, не нужны никакие независимые наблюдатели. Как говорится, в темноте все кошки серы. Шито-крыто продано в мешке. Нет наблюдателей, делай что хочешь. Поэтому, я считаю, что то, что нас не допустили присутствия на участках, потому что мы не имели права наблюдать именно до присутствия на участках, это говорит о том, что эти выборы нельзя признать честными, нельзя признать адекватными.



Сергей Хазов : Активность наблюдателей проекта «Фиксатор» не понравилась, а в ряде случаев вызвала раздражение членов территориальных избирательных комиссий. Данные обо всех нарушениях закона о выборах участники проекта размещали на специальном Интернет-сайте ( www . svoboda . tv ).


В четыре часа дня в воскресенье, 2 декабря, пять из десяти участников проекта «Фиксатор» - Михаил Ицкович, Александр Лашманкин, Александра Назарова, Анна Чалова и Светлана Чернова - были задержаны милиционерами Ленинского РОВД Самары. Милиция потребовала от молодых людей пройти в патрульную машину. Затем их доставили в Ленинский РОВД, где задержанных разделили на две группы и начали допрашивать не представившиеся люди в штатском. «Впрочем, обвинения задержанным наблюдателям «Фиксатора» сформулировали: они подозревались в том, что отобрали сотовый телефон у ребенка. Рассказывает Александра Назарова.



Александра Назарова : Я поняла одну очень простую вещь. В тот момент, когда тебя задерживают, а ты точно знаешь свои права, боятся. Плюс очень показательно для меня было, когда реально ты видишь, как некие власть предержащие люди реагируют на самые простые, самые законные гражданские действия. Для меня это было ожидаемо, то есть я о таких прецедентах слышала. В принципе, сейчас я убедилась в том, что действительно самые законные действия, самые простые действия вызывают такой эффект плюс тебе задают такие вопросы, делая вид, что просто не понимают, зачем ты этим занимаешься. Ты же мог просто прийти и проголосовать, а ты сделал что-то еще. Зачем тебе это надо. Они обычно не понимают. Все очень просто. Я не собираюсь заниматься подпольными делами. Все делается открыто. Все делается совершенно в соответствии с теми законами, которые существуют в данный момент в Российской Федерации. Я просто пытаюсь пользоваться теми возможностями, которые у меня есть.



Сергей Хазов : Находясь в отделении милиции и не получив от милиционеров объяснений, что это – задержание или просто беседа, участники проекта «Фиксатор» отказывались отвечать на вопросы оперативников. «Правозащитники были убеждены, что их задержали с нарушением закона», - Александра Назарова продолжает.



Александра Назарова : Я знаю определенный закон, то есть Закон «О милиции». А определенные параметры, по которым необходимо сотруднику к представителю власти обращаться гражданину, данные законы не соблюдаются. В тот момент, когда нас останавливали, на мое объяснение о том, что сотрудник милиции должен представиться, предоставить документы для того, чтобы мы могли с ними ознакомиться, проверить не является ли он, собственно говоря, просто мимо идущим человеком, который пытался сделать вид, что он милиционер, сотрудник милиции мне ответил, что он этого делать не обязан, хотя в законе это прописано.


Проект «Фиксатор» удался, потому что такой результат говорит о многом, в том числе о том, что были вещи, которые не хотели, чтобы мы отслеживали. Человек, являющийся журналистом, имеет право находиться на избирательном участке. В данный момент этой возможностью нам воспользоваться не дали. Это говорит очень о многом. Благое дело это или не благое, но любой опыт – это уже результат. Это уже нужно и важно.



Сергей Хазов : Уполномоченный по правам человека в Самарской области Ирина Скупова, которой смогли в момент своего задержания дозвониться участники проекта «Фиксатор», почему-то не появилась в отделении милиции, где находились задержанные общественные наблюдатели и правозащитники. У ребят были отняты брошюры о правах человека, переписаны идентификационные номера и адресные книги сотовых телефонов. Наблюдатели проекта «Фиксатор» провели в Ленинском РОВД свыше трех часов без каких-либо объяснений ситуации со стороны людей, представлявшихся сотрудниками правоохранительных органов, но не удостоверивших этого, что является грубейшим нарушением Закона. Поясняет правозащитник Владимир Семенов.



Владимир Семенов : Задержание на улице ни с того, ни с сего – вот что незаконно. Что тут больше можно прибавить? Когда на улице хватают, ни с того ни с сего, и везут в участок, то это плохо. Я лично никаких законных оснований для их задержания не вижу. Сам факт задержания на улице ни с того, ни с сего… Я сам их лично знаю. Знаю, что это не те люди, которых есть основание задерживать в соответствии с законом. Есть ряд оснований, которые дают милиции права хватать, но это не те люди. Я могу сказать только то, что если человека задерживают только для того, чтобы продержать до определенного часа, то это, конечно, наводит на определенные мысли, особенно если учесть, что в тот же час закрываются избирательные участки. На какие-то мысли это, конечно, наводит и на очень даже определенные. Я считаю так, что если есть доказательная база, то надо обжаловать, конечно. Жаловаться надо. В этом, собственно, и состоит созревание реальной самостоятельности и зрелости гражданского общества – в том, что оно внятно формулирует то, чего хочет, и достаточно активно отстаивает.



Сергей Хазов : Сейчас участники проекта «Фиксатор» готовят иски для обжалования неправомочных действий сотрудников милиции, так как считают все произошедшее произволом силовиков в целях удаления с избирательных участков внештатных корреспондентов Самарского правозащитного информагентства и независимых наблюдателей.



В эфире Тамбов, Екатерина Жмырова:



Тамбовщина оказалась одной из немногих областей, в которых почти каждый пятый на выборах в Госдуму проголосовал за коммунистов. Всего по предварительным данным в парламент от Тамбовской области пройдут три партии. Как и в других регионах с большим отрывом лидирует «Единая Россия», на втором месте – КПРФ, третья – ЛДПР. Остальным партиям не удалось преодолеть 7-процентный барьер. Свою победу на выборах «единороссы» отметили на митинге 3 декабря. По словам замруководителя регионального исполкома партии Алексея Банникова, главное – это победа, а сравнивать результаты с другими областями не стоит.



Алексей Банников : Без малого 60 процентов. Это серьезный результат. Мы полагаем, что здесь какой-то контекст сравнительный может быть и не совсем уместен. Мы считаем, что 60 процентов жителей нашей области дали нам кредит доверия.



Екатерина Жмырова : Тамбовские коммунисты и либерал-демократы митингов не устраивали, но отметили, что в целом результатами выборов удовлетворены. Но все же, по словам секретаря областного комитета КПРФ Виктора Полежаева, ожидали большего.



Виктор Полежаев : Результат посредственный. Мы думали получить, конечно же, голосов несколько больше. Но в условиях тотального давления, тотального административного ресурса получить большее количество голосов почти невозможно было.



Екатерина Жмырова : Как отметил Полежаев, давление они ощущали, прежде всего, во время предвыборной гонки.



Виктор Полежаев : Когда наши кандидаты в депутаты приезжали на встречу с избирателями, вдруг оказывалась табличка, что сегодня карантин или сегодня пожарники закрыли здание, или объявлялся в Доме культуры очередной ремонт. Нам палки в колеса ставили буквально на каждом шагу.



Екатерина Жмырова : По словам сотрудника центрального аппарата ЛДПР Геннадия Тарасова, у него тоже есть претензии к тому, как проходила агитация.



Геннадий Тарасов : Конечно, у нас гораздо больше было бы голосов, если бы выборы проходили, скажем так, в равной борьбе. Например, мы в курсе, что из Москвы пришло 184 тысячи экземпляров нашей партийной газеты. Практически распространена лишь малая доля, хотя все это проплачено. Там не успели, там не довезли, там машина сломалась. Сам день проведения выборов, на наше день, прошел в целом в соответствии с законодательством. Грубых нарушений не было.



Екатерина Жмырова : А вот коммунисты нарушения зафиксировали. По их подсчетам, на начало дня голосования в списках избирателей значились около 854 тысяч человек, а в конце дня их стало 885 тысяч.



Виктор Полежаев : Откуда-то появились порядка 30 тысяч избирателей – то ли это были пропущенные лица, то ли это были двойники, то ли это были студенты, которых в массовом количестве загоняли на участки, заставляли брать открепительные. Вполне допускается такая возможность (во всяком случае, мне это никто не смог опровергнуть), когда один человек мог проголосовать дважды – по месту постоянного проживания и по месту временной регистрации.



Екатерина Жмырова : По словам председателя избирательной комиссии Тамбовской области Алексея Пучнина, количество избирателей действительно увеличилось. В день голосования списки уточнялись, но серьезных нарушений не было, и никто по два раза не голосовал.



Алексей Пучнин : Выборы состоялись по новым правилам. Эти новые правила пришлись по душе и игрокам, практически всем, особенно тем, кто все-таки победил и прошел в Думу, и, я думаю, и избиратель тоже остался доволен, поскольку количество грязи из выборного агитационного пространства было устранено по сравнению с тем, что было на предыдущих выборах.



Екатерина Жмырова : В выборах приняли участие более 61 процента избирателей, что на 8 процентов больше, чем на выборах в 2003 году.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



Пустить под откос грузовой состав и остаться при этом на свободе. В Белогорском районе Амурской области расхитители металла напрямую угрожают безопасности на железной дороге. Рассказывает заместитель начальника стрелковой команды станции Белогорск Анатолий Данюк:



Анатолий Данюк : Первый случай был между парком станции Белогорск-2 при сбросе лома металлов на ходу. Также посторонние лица запрыгнули на полувагон. Начали сбрасывать (полувагон находился где-то в середине состава). Попала болванка под тележку, железная болванка. В результате чего произошел подъем тележки, и вывернуло колесные пары, и сход четырех вагонов произошел. Второй случай произошел у нас по станции Украина. То же самое шел поезд на малой скорости. Жители станции Украина, рядом Красная Поляна, в основном, там безработные живут практически. Раньше в Красной Поляне, «химией» называли, химики там жили, когда свинокомплекс существовал. Сейчас от свинокомплекса ничего не осталось практически. Некоторые там осели из бывших, и занимались хищением грузового подвижного состава. То же самое при сбросе лома металлов произошло попадание под колесную пару, и сход вагонов. Только просто по счастливой случайности никто не погиб.



Антон Лузгин : Интересно, что никто из виновных в сходе вагонов не понес никакого наказания. Под статью «диверсия» проделки металлоискателей подвести не удалось. Чтобы привлечь к ответственности по этой статье ущерб предприятию должен составить не менее 15 процентов от стоимости его имущества. Понятно, что для железнодорожников крушение нескольких вагонов не смертельный ущерб. Благодаря такому законодательству преступники чувствуют себя почти безнаказанными на железнодорожных путях. Нападения на машинистов и охрану стали обыденным явлением.


Из окрестных сел население ходит на металлический промысел как на работу. Составы останавливают с помощью ложных сигналов семафора, и пока машинисты выясняют - в чем дело, воры успевают разгрузить несколько вагонов. Говорит главный инженер Белогорской дистанции путей Сергей Мищенко:



Сергей Мищенко : У них уже тут технология налажена. Если они, допустим, уже конкретно какие-то данные есть, не знаю, откуда они берутся, в каком вагоне… Потому что я лично за период этого года проводил работу. Я подбирал все случаи, где у нас останавливали поезда по запрещающим сигналам, перекрытия были сигналов, именно зафиксировано в линейных отделениях милиции, есть фотографии, где они перемыкают именно уже профессионально рельсы. Не просто кинули какую-то проволоку, а берут на соединители, наматывают, пропускают их через стыки. Для того чтобы остановить этот поезд, чтобы он эти проволоку не перерезал, с целью, чтобы остановить его. Естественно, если они знаю, где находится металл, этот металл выгрузить, чтобы потом его уже на своих каких-то автомобилях… Пока доезжает сюда военизированная охрана, там уже ничего не остается.



Антон Лузгин : Со сбытом металла проблем нет. От железнодорожных путей идет тропинка к нелегальному пункту приема. Как шутят железнодорожники, ворам созданы все условия для работы. Милиция на эти вещи здесь не обращает внимания, а у охраны путей нет полномочий, чтобы разобраться с нелегальными приемщиками. Только когда дело заходит слишком далеко, правоохранительные органы дают о себе знать. В этом году предстала перед судом целая группировка металлоискателей, которая умудрялась за один раз похищать из вагонов до восьми тонн чугуна.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Хотя до начала следующего огородного сезона еще далеко, ижевские садоводы уже обсуждают предстоящие «узкие места» коллективного быта своих товариществ. На состоявшемся недавно собрании председателей садово-огородных товариществ (СНТ), входящих в Союз садоводов Удмуртии, речь шла не об овощах и фруктах, а о заключении договоров с энергетиками и лицензировании скважин. Как оказалось, по двум этим статьям садовый кооператив легко можно разорить, если коллективное товарищество не позаботится о правильном ведении дел.


Говорит председатель СНТ «Прогресс-1» Валентина Рыкова (кстати, полковник милиции в отставке).



Валентина Рыкова : В этих договорах, которые отправляют в Удмуртэнергосбыт, есть 33 подводных камня. Если вы подпишите, и не будете эти пункты оспаривать, то огород надо будет продать, чтобы уплатить долги. Не подписывайте с кондачка ничего. Посмотрите штрафные санкции. У каждого из вас есть, наверное, где-то юристы, кто-то из своих, почитайте этот договор, десять раз почитайте. Не нравится вам что-то, вы им пишите. Это называется протоколом разногласий. И пусть они прыгают вокруг этого протокола. Они уже к этому готовы. Я, честно сказать, нанимала адвоката. Потому что я поняла, что я просто одна не справлюсь с ними, и протолкнула свой договор.



Надежда Гладыш : Еще более «темный лес», по словам Валентины Рыковой, представляет собой процедура паспортизации и лицензирования пробуренных много лет назад скважин для снабжения массивов водой. Председатель Союза садоводов Удмуртии Юрий Попов так описывает обстоятельства возникновения этих скважин.



Юрий Попов : Строили скважины лет 20 и больше. Приглашали шабашников, везли ящик водки. И водка протыкала скважину, не давая ничего. Естественно, что сегодня у владельцев скважины нет никаких документов. Она построена бандитским способом.



Надежда Гладыш : Кроме оформления технического паспорта на скважину, нужен еще целый ряд документов, о которых говорит Валентина Рыкова, сама уже прошедшая путь сбора бумаг и ожидающая выдачи геологического заключения. Вся процедура обошлась ей (а, точнее, товариществу) в сумму порядка 36 тысяч рублей.



Валентина Рыкова : Первое, что я сделала – это восстановила документы на скважины. Самое противное дело. Документы на скважины должны быть восстановлены. Деваться от этого некуда. Стоимость одного паспорта в прошлом году была 2500, в этом – 3500. В обязательном порядке нужно сделать анализ воды. Самый дешевый – за две скважины я заплатила 5600. Все документы по земле, ИНН, анализы по воде я отнесла Рязановой. Сейчас Рязанова пишет мне геологическое заключение. Стоит это 9500!



Надежда Гладыш : Между тем, штрафы уже начали снимать с председателей. Об этом говорит Юрий Попов.



Юрий Попов : Сегодня служба экологического прокурора, которая выламывает руки, снимает с расчетного счета деньги, не моргнув. Председатель садово-огородной «Восточный-1» Денисов. Его 3200 рублей сдернули, не моргнув.



Надежда Гладыш : Упомянутый Поповым случай – не единственный в Удмуртии. При этом деньги снимают со сберкнижки, куда поступает пенсия председателя массива, то есть получается, что наложенный на СНТ штраф вычитают из личных средств руководителя товарищества. Попов обещал, что это варварство будет приостановлено хотя бы до Нового года.


Серьезной проблемой для садоводов в разгар сезона становится прописка. Многие из них, особенно пожилые люди, месяцами живут в садовых домиках. Чтобы не платить за жилищно-коммунальные услуги в Ижевске, им нужна временная регистрация в Завьяловском районе. Этой процедуры нет. Но есть и возражения против любой прописки в СНТ.



Участник собрания : Прописывать или не прописывать. Даже здесь нет у нас единства. Оставляем это или нет?



Участник собрания : Подписка совершенно не нужна. Пропишем, сразу же ниточка потянется.



Надежда Гладыш : Горячность участника собрания понятна. Но есть полтора десятка массивов, находящихся в городской черте. Это тысячи людей, среди них немало тех, кто постоянно проживает на огороде и не имеет другого жилья в Ижевске. Так что, вопросов у ижевских садоводов пока больше, чем ответов.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



В один из дней накануне выборов жильцы общежития на проспекте 70 лет Октября, возвращавшиеся домой после работы, увидели, что подъезд их дома обклеен листовками. Сначала люди подумали, что поработали представители какой-то из партий, развешавшие здесь политическую рекламу. Даже поругаться хотели. Но когда люди прочитали содержание этих листовок, их боевитое настроение сменилось глубоким унынием. Содержание же листовок было таково, привожу его полностью: "В связи с проведением капитального ремонта здания общежития, расположенного по адресу: Республика Мордовия, город Саранск, проспект им. 70 лет Октября, 163-Б, просим вас покинуть вышеуказанное здание до 12 декабря 2007 года. Собственники здания".



Наталья Майрова : А после этого капитального ремонта мы сюда вернемся? Мне кажется, что они для того нас и выселяют отсюда на капитальный ремонт, чтобы мы потом сюда вселились. Нас потом уже никто сюда не вселит.



Игорь Телин : Наталья Майрова живет в общежитии на проспекте 70 лет Октября уже больше 20 лет. Родилась она в селе, после окончания школы сразу же уехала в Саранск, устроилась на работу. Познакомилась с парнем, вышла замуж. Супруг ее тоже сельский уроженец, работал в ПМК, имел комнату в общежитии. Там и поселились молодые. Работали, копили деньги на кооператив, однако события начала 90-х уничтожили все их накопления. Стало ясно, что купить квартиру не удастся, так и остались жить они на семнадцати квадратных метрах. Между тем, предприятие, где работал муж Майровой обанкротилось, и его имущество было продано за долги, в том числе и ведомственное жилье. О факте продажи кому-то общежития его обитателей даже не проинформировали.



Наталья Майрова : Никто нам ничего не говорил, никого мы не видели. Нам что из Москвы бумаги прислали, мы знаем, что какие-то три женщины и все.



Игорь Телин : Тем не менее, даже после продажи общежитие фактически оставалось без хозяина. Домоуправление их дом не обслуживало, поэтому у жильцов возникала масса бытовых проблем, говорит Татьяна Малеева.



Татьяна Малеева : Общежитие никому не нужно. Мы не знаем, к кому обращаться, куда сейчас идти. Почему-то считают, что если общежитие, значит, там живут не люди, а третьесортный народ. Извините, господа, мы тоже такие же люди. Мы хотим жить в нормальных условиях.



Игорь Телин : А нормальных условий как раз и нет. Для того чтобы вовремя включили отопление, жильцам приходилось не раз в этом году обходить с заявлениями всевозможные инстанции – от местного домоуправления до приемной губернатора.



Татьяна Малеева : Нас не воспринимают нигде и никто. Только отписка на бумаге. А бумага выдержит все!



Игорь Телин : Татьяна вспоминает, что в прошлом году отопление включили с большой задержкой, и несколько недель местные жители просто мерзли в своих комнатах. Также в прошлом году в общежитии целых семь месяцев не было электричества. Питались где придется, дома даже чай погреть возможности не было. Сейчас тепло есть, а вот с водой проблема так и не решена, не решается она уже несколько лет. В каждой комнате стоит старого образца рукомойник, воду в который приносят ведрами и флягами из колонки. Естественно, что ни ванну, ни душ принять здесь невозможно, нет и прочих удобств.



Татьяна Малеева : Мыться я хожу к людям, хожу и прошусь к знакомым, друзьям.



Жительница : Люди… Все мы тут живем так. Туалет - на ночь ведро, а утром выносим.



Игорь Телин : Каждые выходные местные жители стараются уехать отсюда в те села, откуда они родом. Берут с собой охапки белья, везут к родственникам, где можно его и постирать, и погладить. Условия для жизни тяжелые, но у обитателей общежития, собственно, и выбора нет. Возвращаться в село – смысла нет, их там никто не ждет, и даже такого жилья там нет. Купить квартиру в Саранске – тоже нереально. Всем жильцам за 40 лет, ни под одну льготную ипотечную программу они не попадают. Все работают на заводах города, некоторым из них только недавно стали более-менее регулярно выплачивать зарплату. Так что, купить квартиру, если даже взять кредит, они не могут. Вот и получается, что деваться из общежития им некуда. Налаживают быт самостоятельно, живут дружно, помогают друг другу, все решения принимают сообща.


Заключены прямые договоры на поставку коммунальных услуг с непосредственными поставщиками. Долгов за общежитием нет вообще никаких, жильцы исправно вносят все платежи. За все платят по отдельным квитанциям – за тепло, электричество, пытаются договориться о подключении холодной воды. Жильцы могли бы также заключить договор с муниципальным предприятием "Горводоканал" на поставку услуг. Но дело в том, что водопровод к дому сейчас не подключен, трубы давно уже отрезали – неизвестно кем и по какой причине. Чтобы снова подключить воду, требуется заплатить большую сумму денег. И жильцы совсем вроде бы решились на это, но тут объявление о выселении. Новые собственники долгое время никак себя не проявляли. И вот, наконец, это случилось. Времени на выселение – десять дней, 12 числа помещения надо освободить.



Жительница : Куда это я выселюсь? Куда я поеду? Я здесь 20 лет прожила. Я не то, что взяла свой ридикюль и пошла.



Игорь Телин : Местные жители полагают, что проведение капитального ремонта – только повод для того, чтобы выселить их из общежития. Как оказалось, собственники здания имеют на это право, по крайней мере, об этом им сказал знакомый юрист. Плюс к тому жильцам никто не сказал, какой ремонт будет проводиться и для чего. Люди полагают, что этот ремонт – тем более капитальный - лишь механизм, с помощью которого их заставят и выехать самим, и вывезти и свои вещи, и мебель, то есть, полностью освободить помещение. После чего путь обратно прожившим здесь более двадцати лет и не имеющим иной крыши над головой людям будет заказан. Иное объяснение действиям новых собственников здания, которых они до сих пор и в глаза не видели, жители общежития найти не могут.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG