Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургские правозащитники обеспокоены возрождением карательной психиатрии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Александр Гостев: Петербургские правозащитники обеспокоены тем, что в России, по их мнению, возобновляется карательная психиатрия. Факты, подтверждающие это опасение, только что собрало петербургское отделение правозащитной организации Гражданская комиссия по правам человека.



Татьяна Вольтская: В свободной энциклопедии "Википедия" определяют карательную психиатрию, как форму борьбы с политическими противниками. Среди тысяч жертв карательной психиатрии в СССР генерал Петр Григоренко, поэт Наталья Горбаневская, поэт Иосиф Бродский, ученый, диссидент Жорес Медведев, писатель, правозащитник Владимир Буковский и многие другие. О недавних случаях, по мнению правозащитников, говорящих о возвращении к карательной психиатрии, говорит исполнительный директор петербургской Гражданской комиссии по правам человека Роман Чорный.



Роман Чорный: Состоялся суд в отношении Ольги Никифоровой, которая обвинялась в том, что она присвоила заработную плату нескольких так называемых мертвых душ в центре восстановительного лечения "Детская психиатрия". Ее защита убеждена в том, что она абсолютно невиновна и что уголовное дело - просто месть за то, что Ольга Никифорова возмущалась в первую очередь финансовыми нарушениями в центре восстановительного лечения "Детская психиатрия", давала многочисленные интервью о нарушениях прав детей. Ей вынесли приговор 3 года условно, она будет приговор этот обжаловать.



Татьяна Вольтская: О нарушении прав детей в ЦВЛ "Детская психиатрия" говорят и другие, например, бывшая воспитательница с пятого отделения Светлана замечает, что детей часто держат только ради наполнения койко-мест, выгодного начальству.



Светлана: Если нам психодиспансер не поставляет нужное количество детей, соответственно, они этого ребенка держат до последнего: два месяца, три месяца, полгода. Вот у нас один мальчик уже второй год лежит. Тетя, опекун, она работает в больнице Ленина. Может быть там взятки, может быть что, не знаю, но она его летом брала то ли на неделю, то ли на две, и он опять сюда к нам. То есть они его выписывают и тут же он сразу поступает и вот так бывает со многими.



Татьяна Вольтская: Здесь виновата опекун. Но бывает, что мама не может получить полную информацию о состоянии ребенка и даже спросить нянечку или медсестру. Говорит медсестра пятого отделения Надежда Сергеевна.



Надежда Сергеевна: Нам с мамами разговаривать строго-настрого запрещено.



Татьяна Вольтская: О публикациях, появившихся после суда над Ольгой Никифоровой, говорит Роман Черный.



Роман Чорный: Появилась публикация по материалам агентства журналистских расследований "Фонтанки.ру", затем уже и в печатном "Ваш тайный советник" о возможных случаях педофилии в центре восстановительного лечения "Детская психиатрия", называлась фамилия человека, которого агентство журналистских расследований подозревает, - Андрей Лапов. АЖУР подозревал, что господин Лапов является педофилом еще и в прошлом, и особо обратил внимание в последней публикации на то, что господин Лапов назначил свидание журналисту рядом с ГУВД Санкт-Петербурга, вышел не Лапов, а некий человек, представился сотрудником ГУВД и предложил побеседовать журналисту в здании ГУВД. Журналист из соображения безопасности отказался. Вот эти факты вызывают у нас подозрение, что в отношении Ольги Никифоровой уголовное дело было возбуждено из мести за ее разоблачение в отношении нарушений прав человека, которые имеют место в центре восстановительного лечения "Детская психиатрия".



Татьяна Вольтская: Другой случай - Сергея Сотника, который на улице заступился за избиваемого человека. Оказалось, что избивавший - милиционер в штатском, в результате против Сотника было возбуждено уголовное дело, его обвинили в жестком сопротивлении милиции.



Роман Чорный: В рамках этого уголовного дела он был направлен на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в Городскую психиатрическую больницу номер 6, уже психбольница обратилась в суд с заявлением о необходимости его недобровольного психиатрического лечения. Сама вина Сотника пока в суде не доказана. По нашему убеждению, по убеждению наших консультантов-юристов, сначала нужно доказать вину человека, а уже затем задавать вопросы экспертизе.



Татьяна Вольтская: Еще один случай - правозащитника Олега Хаймина, написавшего в прокуратуру жалобу на судью.



Роман Чорный: Судья в ответ потребовала возбудить уголовное дело в отношении Хаймина, и Хаймин был направлен на принудительную стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в ту же психиатрическую больницу номер 6, где он сейчас и находится. Его родственники считают это очень серьезным нарушением его прав. Особо следует отметить, что судья указала, что направление господина Хаймина принудительно на судебно-психиатрическую экспертизу не нарушит его прав. Очень интересная формулировка. Направление человека на принудительную судебно-психиатрическую экспертизу - это по сути своей лишение человека свободы.



Татьяна Вольтская: Правозащитники считают, что Генеральная прокуратура России должна рассмотреть вопрос об исполнении закона о психиатрической помощи, что Верховный суд должен рассмотреть вопрос об исполнении закона судами, а МВД России - вопрос об исполнении сотрудниками МВД российского законодательства и норм международного права при оказании гражданам психиатрической помощи. Иначе карательная психиатрия может возродиться в России.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG