Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Дети революции». Нулевая степень письма как крик


Роман Динау Менгисту «Дети революции» поразил жюри не столько искусно и экономно выстроенным сюжетом, сколько зрелостью стиля

Роман Динау Менгисту «Дети революции» поразил жюри не столько искусно и экономно выстроенным сюжетом, сколько зрелостью стиля

Американскому писателю Динау Менгисту (Dinaw Mengestu) вручена первая книжная премия газета Guardian, присуждаемая за лучший дебютный роман. Динау Менгисту родился в Аддис-Абебе в 1978 году, в возрасте двух лет вместе с семьей переехал в Соединенные Штаты, учился в Джорджтаунском и Колумбийском университетах. Сейчас живет в Париже. Премию газеты Guardian он получил за роман «Дети революции» (Children of the Revolution).


У романа «Дети революции» есть многозначительный подзаголовок: «Краса небес в зияющий просвет». Это — цитата из последний терцины дантовского «Ада». Поднимавшемуся из преисподней поэту довелось увидеть, точнее — взглянуть на рай. Сюжет книги разворачивает эту метафору. Сефа Стефанос — эфиопский эмигрант, бежавший в Вашингтон от революционного террора в родной Аддис-Абебе. Он семнадцать лет живет в Америке, держит в бедном афро-американском квартале столицы крохотную бакалейную лавку, которая худо-бедно кормит хозяина, но ни на шаг не отпускает от себя. И вот в тупиковой жизни появляется обещанный подзаголовком «просвет». Эта часть города переживает приступ джентрификации [gentrification; — РС], которая приводит сюда новых соседей. В том числе — привлекательную женщину-профессора. С ней герой книги может обсудить своего кумира — Алексиса де Токвиля, с ее дочкой — свой любимый роман: «Братья Карамазовы». Однако просвет быстро затянулся тучами, когда расовые волнения в этом районе (дело происходит в 1970-е годы), завершают идиллический эпизод.


Дебют молодого писателя поразил жюри не столько искусно и экономно выстроенным сюжетом, сколько зрелостью стиля. Со времен «Постороннего» Камю такая скудная, прозрачная проза, исключающая эмоциональную вовлеченность рассказчика, безотказно воссоздает картину отчуждения, экзистенциального одиночества, холодного отчаяния. Нулевой градус письма заменяет крик, делая его еще громче.


Тем не менее, в книге есть «хэппи-энд», но им награжден не герой романа, а его автор. Сделав своим протагонистом африканского эмигранта, отдав ему своих родственников и детские воспоминания, Динау Менгисту не поделился главным — талантом, усердием, настойчивостью. То есть, теми чертами, что вынесли автора в другую часть Америки. Ту, где он закончил престижный Джорджтаунский университет и стал писателем, за карьерой которого, как сразу сказали рецензенты его первого романа, нужно пристально следить, чтобы не пропустить восходящую звезду американской прозы.


XS
SM
MD
LG