Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 лет институту омбундсмена в Свердловской области


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Евгения Назарец.



Андрей Шароградский: Институту уполномоченного по правам человека в Свердловской области исполнилось 10 лет. Свердловская область - это первый регион в России, где была введена должность государственного правозащитника. Семь из десяти лет на этом посту Татьяна Мерзлякова. Накануне, в День защиты прав человека, состоялся торжественный прием по случаю десятилетия той службы, которую она возглавляет. С уполномоченным по правам человека в Свердловской области Татьяной Мерзляковой побеседовала корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец.



Евгения Назарец: Запись интервью с Татьяной Мерзляковой задержалась на полчаса. Незадолго до прихода корреспондента в приемной появилась женщина с ребенком. Она - гражданка Казахстана, приехала в Свердловскую область с мужем, который здесь ее оставил. В активе переселенки только образование педагога-эколога. На то, чтобы найти женщине шанс на трудоустройство с ведомственным жильем, ушло полчаса времени, уйма личного обаяния Мерзляковой и ее же многочисленные личные связи. Только после этого она повернулась к микрофону.



Татьяна Мерзлякова: И сейчас до сих пор мы работаем с каждым человеком в отдельности, тратим на него уйму сил душевных. И, наверное, к десятилетию мы пришли таким, очень-очень хорошим коллективом. Я была в такой путанице, меня пригласили сами, по своей инициативе, омбундсмены Швеции. И вот я увидела там этот зонтик с национальным омбундсменом и направление деятельности. Другое дело, что в Швеции одно направление, у нас другое направление - защита жилищных прав граждан, которое перегружено.



Евгения Назарец: Одно время в районе пятилетия примерно существования проекта уполномоченного вы как будто бы вынуждены были объяснять общественности, что вам приходиться заниматься проблемами ЖКХ и даже специально выделить направление, специального человека, кто бы на эти вопросы отвечал. Сейчас?



Татьяна Мерзлякова: Мы просто уже не объясняемся, мы просто по-прежнему несем на себе огромнейшую нагрузку жилищно-коммунальных прав граждан. Вы знаете, плакать хочется, когда читаешь положительный ответ, естественно, что "выгребная яма по вашему обращению очищена", подпись - глава администрации. Ну что делать? Я другого такого института повышения доверия к власти, как аппарата уполномоченного по правам человека, в России не вижу.



Евгения Назарец: Скажите, а кто может вам сказать, Татьяна Георгиевна, вам лучше вот этим заняться, а не на это внимание обращать?



Татьяна Мерзлякова: Из уст любого авторитетного для меня человека. В нашей-то области их достаточно.


Трудно сказать, что во власти они есть, потому что во власти тоже есть авторитеты, ну, скажут, вот она там подчиняется кому-то. Но я могу назвать такие авторитеты, как Сергей Сергеевич Алексеев, который понял мое отношение к социальным правам, уже когда я начала работать, потому что Сергей Сергеевич изначально более нацелен на гражданские права, на естественные права человека. И потом уже мне сказал, спустя годы, что как хорошо, что наш уполномоченный начала заниматься социальными правами, это каждодневная материя для каждого человека. Это для меня авторитет.



Евгения Назарец: Ощущаете ли вы некое расстройство или боль оттого, что некоторые правозащитники в силу своего мировоззрения или методов работы противопоставляют в себя, как правозащитника, и вас, как правозащитника?



Татьяна Мерзлякова: Самое важное, по-моему, 99 процентов правозащитников поняли: если нужно решить проблему ради человека, то обязательно надо прийти к Мерзляковой, и мы вместе найдем правильный путь, вместе куда-то позвоним, напишем, вместе решим проблему. Пока еще такова Россия, что общественным организациям не по силам многие проблемы.



Евгения Назарец: Вы - журналист. Большинство уполномоченных, так или иначе, связаны с юриспруденцией либо с работой предыдущей в органах власти. Как вы полагаете, какие преимущества вам дает ваше базовое образование?



Татьяна Мерзлякова: Уметь слышать человека, это дает журналистика. И главное - убедить еще и руководителя какого-то, чиновника какого-то уже не сухим юридическим текстом, к которому они, опять же, тексты из другого кодекса добавляют и отвечают, это просто футбол какой-то, а русским языком. Вот как раз по большинству писем, где не требуются юридические закавыки, мы получаем только положительный ответ.



Евгения Назарец: Накануне прошел торжественный прием по случаю десятилетия института регионального уполномоченного по правам человека в Свердловской области. В качестве торжества аппарат уполномоченного и сама Татьяна Мерзлякова получили чрезвычайно напряженный рабочий день: поздравляющие желали омбудсмену успехов и, не выпуская букетов из рук, «поясняли», в чем именно - в решении их собственных проблем.



XS
SM
MD
LG