Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Дело» Мананы Асламазян: администрация президента взысканий не боится


Авторитет Мананы Асламазян неудобен власти настолько, что она нарушает собственные законы

Авторитет Мананы Асламазян неудобен власти настолько, что она нарушает собственные законы



Более полугода назад журналисты направили в администрацию президента письмо с просьбой разобраться в деле бывшего руководителя неправительственной организации «Интерньюс» Мананы Асламазян. Официального ответа не последовало до сих пор, хотя по закону чиновники должны были отреагировать на него в течение 30 дней.

В ноябре прошлого года СМИ широко рекламировали новый закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» . Речь в нем идет об обязанности чиновников внимательно относиться к заявлениям, поступающим от простых людей, и принимать соответствующие случаю меры. Если же этого не происходит или рассмотрение жалобы, к примеру, затягивается, то чиновник может подвергнуться серьезным взысканиям, включая штраф и даже увольнение. Впрочем, в самом законе ничего конкретно о взысканиях не написано, и, как показала практика, чиновники по-прежнему не спешат отвечать на запросы граждан.


Уже больше полугода в администрации президента России гуляет письмо, подписанное почти двумя тысячами журналистов. Обращение на имя Владимира Путина в поддержку бывшего руководителя фонда «Образованные медиа» Мананы Асламазян и общественной организации «Интерньюс» (так раньше назывались «Образованные медиа») сначала было размещено в интернете, а в конце апреля обозреватель ИД «Коммерсант» Арина Бородина официально зарегистрировала его в администрации президента.


«На самом деле подписей было гораздо больше, - поясняет она. - Больше двух с половиной тысяч подписались в интернете. Но чтобы распечатать эти подписи и физически отвезти, на каком-то этапе мы вынуждены были [сбор] ограничить, и все-таки доставить письмо адресату. Это было в конце апреля этого года. В течение этих более чем полугода я отслеживала ход этого письма, точнее, ход событий, связанных с письмом. Они меня уже довели до такого исступления, что мне казалось, что все-таки об этом надо писать. То, как меня отфутболивали по телефону в разных канцеляриях и справочных администрации президента, говоря, что они не знают, где наше письмо и вообще они о нем ничего не знают, меня возмущало до глубины души».


Теперь г-жа Бородина, по ее собственному признанию, может давать консультации - как регистрировать письма граждан, и главное - как пытаться найти их следы. В течение шести месяцев письмо журналистов кочевало из одного отдела в другой, пока наконец не осело в управлении по кадровым вопросам и государственным наградам. Во всяком случае, именно там Арине Бородиной удалось его найти: «Оно лежит в администрации президента; все официальные и формальные сроки, процедуры давно прошли. Очень надеюсь, что все-таки рано или поздно реакция будет, тем более что об этом письме знает лично президент. Мы знаем это из неофициальных разговоров людей, которые были в конце августа в Сочи в резиденции Владимира Путина на встрече с ним, традиционной для журналистов государственных телеканалов. Там ему об этом письме и о просьбе как-то повлиять на дело Мананы было сказано. Путин на этой встрече, как рассказывали очевидцы, сказал, что «Интерньюс» - организация вражеская, но она (Манана Асламазян) – РС может возвращаться».


Обо всей этой истории Арина Бородина написала в журнале «Коммерсант-Власть» . Однако практических шагов не последовало, говорит журналистка: «Вчера мне позвонили из той самой организации, в коридорах которой потеряно наше письмо, и сказали, что заметка была прочитана прямо утром, несмотря на все эти события, связанные с Медведевым и так далее. То есть она попала в мониторинг (обзор свежих публикаций прессы, подготавливаемый для президента – РС), чего, честно говоря, я добивалась, и сказали, что заметка хорошая. Появилась хотя бы надежда на то, что как-то сдвинется ход вещей. Может быть, нам ответят как-то формально. Но молчать все равно об этом нельзя, потому что человек (Манана Асламазян – РС) находится в подвешенном состоянии».


Нежелательной для властей персоной Манана Асламазян стала в январе, после того, как была задержана на таможне в аэропорту Шереметьево-2 с наличной валютой, сумма которая превышала размеры денежных средств, допустимых для ввоза без декларирования. Спустя 10 дней по этому факту было возбуждено уголовное дело о контрабанде. 12 апреля в фонде «Образованные медиа» по постановлению транспортной прокуратуры был проведен обыск. Теперь эта организация фактически ликвидирована. Манана Асламязян остается в Париже. А тысячи журналистов так и не могут дождаться ответа на свое обращение к президенту Путину.


На днях Совет судей подвел итоги всероссийского конкурса на лучшие телевизионные материалы о деятельности судов. Второе место Совет отдал Гильдии судебных репортеров за мультипликационный сериал «Встретимся в суде!». Вторым партнером этого проекта была как раз организация «Интерньюс». Как считает старшина Гильдии судебных репортеров обозреватель «Новой газеты» Леонид Никитинский, Совет судей просто не обратил вовремя внимания на этот факт.


«Тут есть и чья-то глупость, но при этом и не имеющее лица осознание тенденции все закрыть, все выровнять, убить талантливое, - отмечает обозреватель «Новой газеты» Леонид Никитинский: - Кому-то оказалось очень выгодно доложить, что вот, вы знаете, поймали Манану, которая получает зарубежные гранты. Эту песню мы уже много раз слышали. А дальше вступает другая логика. Ведь присутствие Мананы - это как заноза для тех, кто делает из телевидения попсу: если нет Мананы - некому говорить о том, что сделали с телевидением. А это хорошо - ну хотя бы для руководителей трех федеральных каналов: она им не досаждает».


XS
SM
MD
LG