Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые иммиграционные правила в Великобритании: интеллектуалы подают в суд


Ирина Лагунина: Правительство Великобритании пытается регулировать миграцию в страну, как из государств Евросоюза, так и из других стран. Не так давно была одобрена новая система для привлечения квалифицированных работников и ученых. После вступления в силу новая система заменит несколько разных программ и будет оценивать заявителей по системе очков, как это делается в некоторых других странах. Однако еще до ввода новой системы, правительство лейбористов ввело ряд изменений в существующие программы. И более того, эти изменения закона имеют обратную силу. Подробнее о новых правилах рассказывает наш корреспондент в Лондоне – Елена Воронцова.



Елена Воронцова: Иммиграция и контроль над ней - это всегда было в Великобритании темой горячих дебатов. С одной стороны, страна пытается решить, что делать с иностранцами, попавшимися на нарушении закона, а с другой – нельзя не признать существенный вклад иммигрантов в британскую науку, экономику, и систему здравоохранения. А недавно выяснилось, что правительство имеет очень слабое представление о количестве иммигрантов, легально работающих в Британии. Оказалось, что больше половины рабочих мест, созданных за последние десять лет, были заняты иностранцами.


Очевидно, что на эти цифры существенно повлияло включение новых стран в Европейский Союз. Но на данный момент, любая партия, желающая понравиться избирателям, должна показать готовность к самым решительным мерам по ограничению притока иммигрантов. Помощник министра по делам иммиграции Мэг Хиллиар заявила:



Мэг Хиллиар: Наши границы не открыты настежь. Люди не из стран Евросоюза не могут просто так приехать в СК, они должны либо иметь определённую работу, либо соответствовать ряду требований. И эти требования станут намного более жесткими в следующем году. Мы принимаем жесткие меры по отношению к тем, кто находится в стране нелегально. Мы твердо защищаем права британских граждан и ужесточаем контроль над миграцией. В качестве одной из мер мы вводим в следующем году специальные удостоверения личности для иностранных граждан



Елена Воронцова: Этот процесс запущен давно. Правительство лейбористов еще под руководством Тони Блэра в 2006-м году ввело ряд изменений в иммиграционное законодательство, согласно которым, в частности, для нескольких категорий иммигрантов вырастал срок до получения постоянного места жительства и менялись условия продления рабочей визы. Что было необычным на этот раз – изменение закона не прошло через обсуждение в Парламенте. И что совершенно отличалось от нормальной практики – новому закону была дана обратная сила. Это означало, что люди, приехавшие в Британию не из стран Евросоюза по программе привлечения высококвалифицированных специалистов, и при въезде заключившие с государством, так сказать, договор, оказались в ситуации, где правила игры менялись по ходу дела. В проигрыше оказалась огромная группа экономически активных иммигрантов – от китайских рестораторов до индийских врачей. Михаил Спиваков – биолог из России. Он является координатором общественного объединения «Голос британских квалифицированных иммигрантов».



Михаил Спиваков: Я приехал сюда по рабочей визе как ученый, моя сфера называется эпигенетика, это связано с попыткой ответить на вопрос каким образом клетки в организме выглядят так, как они выглядят и при этом не забывают кто они такие, хотя у всех клеток организма одинаковое ДНК.


Учитывая особенности финансирования я приехал как сотрудник, плачу налоги и имею статус работника, а не студента. Это принципиально для английских иммиграционных властей, потому что докторанты приехали сюда работать, вносить вклад в английскую науку. Докторанты - это одна из самых низкооплачиваемых и в то же время тяжелоработающих категорий ученых.


Случилось то, что, четыре года подходили к концу и мы думали о том, что надо подавать на постоянную визу. Тут выяснилось, что государство вводит новый свод иммиграционных правил. Мы не очень внимательно на это смотрели, потому что знали, что Англия - приличная цивилизованная страна и все новые правила, которые раньше вводились они касались тех людей, которые въезжают в страну после момента их вступления в силу. И тут случайным образом, где-то через интернет я выяснил, что нет, эти правила выбиваются из сложившейся традиции и распространяются на всех людей, даже если им надо подавать на вид на жительства завтра.


И правила говорят, что те, кто собирался подавать на вид на жительство после 4-х лет пребывания в стране, будут вынуждены ждать еще год. Год - это не так мало. У людей есть планы, и эти планы неразрывно связаны с изменением статуса, то есть с обретением большей свободы. Планы на смену работы, планы на покупку жилья, на получение дополнительного образования. Всё это практически невозможно сделать если ты сидишь на краткосрочной рабочей визе.


Но этого было мало. В том же году вступили в силу еще 2 постановления правительства, которые опять вводили дополнительные изменения в иммиграционные правила и вводили их опять таким же образом ретроспективно. Так, что они не только действуют для тех, кто въедет в страну после и вступления в силу, но и на тех, кто уже находится в стране.



Елена Воронцова: Таким образом, изменение закона произошло неожиданно. Те, кого он касался напрямую, узнали о нем случайно и многие – в последний момент. Согласно новым правилам оказалось, что для продления виз нужно быть не старше определённого возраста и зарабатывать не меньше определённой суммы. Когда к тем, кто, въезжая по действовавшим «старым» правилам, спланировал свою жизнь в соответствии с действовавшим тогда иммиграционным законодательством, применили новый закон, многие потеряли право оставаться в Великобритании.


Британская Ассоциация врачей индийского происхождения – а один из пунктов в изменённом законодательстве запретил трудоустройство в стране этой категории работников – подала жалобу в апелляционный суд. В Британии около 30 процентов врачей составляют выходцы из Индии. Их, как и многих других квалифицированных работников, начали приглашать после Второй Мировой войны для восстановления инфраструктуры. К слову, и среди младшего медперсонала не меньше половины служащих тоже родились за пределами Британии.


Считается, что британская юридическая система существует независимо от законодательной. Говоря простыми словами, с правительством, или с тем, как к вам был применён какой-либо закон, здесь можно судиться. И вот, 9-го ноября, верховный суд вынес решение в пользу иска британской Ассоциации врачей индийского происхождения. Суд признал незаконным распоряжение правительства, направленное работодателям в британском здравоохранении не принимать на работу иммигрантов, въехавших в страну по Highly Skilled Migrants Programme – программе по привлечению высококвалифицированных специалистов.


Однако сражение продолжается. Министерство здравоохранения на данный момент ищет пути подать апелляцию в Палату лордов.


Согласно опросам населения, три четверти британцев считают, что правительство лейбористов не принимает эффективных мер для регулирования иммиграции. Начиная с 1997-го года, по приблизительным оценкам, полтора миллиона больше иностранцев въехали в страну, чем выехали из неё. В принципе, сложно говорить об определённых мерах, когда цифры по разным категориям мигрантов разнятся от источника к источнику, и само правительство неоднократно продемонстрировало слабое знакомство с точной статистикой по таким категориям, как, например, число квалифицированных иностранных работников и число беженцев. Впрочем, в публичных дебатах редко делают различия между разными категориями иммигрантов. Представители партии Либеральных демократов, порой употреблявшие в адрес сторонников демонстрации жестких мер слово «ксенофобия», предлагают, напротив, амнистию для тех, кто пробыл в Англии нелегально больше десяти лет и может доказать чистоту перед законом и экономическую активность. Говорит Ник Клегг из партии Либеральных демократов



Ник Клегг: Британцев, живущих вне Британии, больше, чем иностранцев живущих здесь. Примерно на десять процентов больше британцев живут временно или постоянно в других странах. Это - двухсторонний процесс. Нам нужно отказаться от этой идеи, что мы - жертва передвижения народов. Мы в равной мере получаем от этого пользу.



Елена Воронцова: 37 процентов опрошенных также ответили, что считают иммиграцию полезной для экономики. Очевидно, что искать счастья с другой стране едут чаще всего молодые и энергичные люди, они заняты работой или своим бизнесом и редко обращаются за дотациями и пособиями – а многие и не имеют на это права. В случае с программой для высококвалифицированных специалистов, она в самой формулировке содержала то, что можно без натяжки истолковать как обещание правительства:



Михаил Спиваков: Надо сказать, что эти люди, въезжая в стану, давали обещание английскому правительству, что они будут считать Англию своим основным местом жительства. Люди продали дома, оставили карьеры, приехали сюда и впоследствии выясняют, что им нужно ехать обратно.


Государство, безусловно, имеет право менять законодательство. Но оно не имеет права вводить нечестные законы. Нечестный закон - это расплывчатое понятие, но в английской юриспруденции есть определённые критерии, по которым закон считается нечестным. Это - во-первых, если он противоречит правам человека. Закон не может самой природой нарушать права человека, а тут получилось так, что именно ретроспективное применение этого закона поставило людей в такое положение, что их права оказались коренным образом нарушены. Закон не может иметь обратной силы, особенно когда это играет против граждан.



Елена Воронцова: Несколько человек, которым было отказано в продлении визы из-за ретроспективного действия закона, обратились в иммиграционный суд с индивидуальными исками. И до сих пор в случаях с квалифицированными специалистами не было ни одного проигранного дела. Но проблема в том, что иммиграционный суд не может решать вопросы справедливости применения закона к гражданам или резидентам страны или правомочность их ожиданий. Этот орган выдал пострадавшим визы другого типа, по которым права и свободы квалифицированных иммигрантов оказались существенно урезаны. Поэтому общественные организации прилагают усилия для того, чтобы добиться отмены ретроспективного действия новых иммиграционных правил. Летом прошлого года несколько сотен человек собрались на демонстрацию перед зданием британского Парламента. По их утверждению, присвоение обратной силы закону является нечестным. Организации, такие как «Голос британских квалифицированных иммигрантов», организовывали сбор петиций, обращались к парламентариям и добились встречи с представителем министерства внутренних дел, занимающимся вопросами иммиграции Лайамом Бирном. Говорит координатор организации Михаил Спиваков:



Михаил Спиваков: Позицию министра было трудно понять и еще труднее отделить от позиции министерства. Министр притворился, что он в шоке от определённых аспектов изменения закона. Потому что мы показывали письма, в которых Хоум Оффис, его министерство, еще несколько месяцев назад обещал людям, что новые правила по той конкретной схеме, которая изменилась, их не коснутся. И вдруг они стали их касаться, министр изображал, что он шокирован таким положением дел. Но через несколько недель он сказал, что делать ничего не будет.


Наша попытка оспорить закон в целом важна именно потому, что мы не можем заставлять каждого человека идти и вести эту очень тяжелую борьбу в суде - и часто недешевую. И потом получать некий половинчатый статус.


Мы не шли в суд до тех пор, пока у нас была надежда, что будет какой-то конструктивный диалог. Они готовы к диалогу, но исключительно чтобы потянуть время. Нет никакого намека, что они готовы добровольно, потому что мы приносим 6000 петиций, устраиваем демонстрации пойти нам навстречу. Поэтому нам пришлось идти в суд, это долгий и тяжелый процесс и оспорить закон – это нелёгкая задача.



Елена Воронцова: Дата рассмотрения апелляции по этому вопросу назначена на 17-е декабря. Независимая парламентская комиссия выпустила доклад, содержащий разбор и критику принятого правительственным кабинетом решения о ретроспективном применении закона.



Михаил Спиваков: Мы исходим из предположения, что судья будет независим от правительства. Мы должны в суде доказать, что закон был нечестным, а честность - может быть расплывчатым понятием. Судья, даже если будет чувствовать, что закон был применён нечестно по отношению к иммигрантам, он не всегда сможет сделать достаточно обоснованное заключение. Поэтому этот процесс представляет сложность и для судьи в том числе. При том, что мы уверены в том, что правосудие не будет находиться под давлением правительства, мы не совсем уверены в исходе процесса.


В тот момент, когда мы вступили на судебный путь решения проблемы, мы автоматически признали, что если суд самой высшей инстанции решит, что мы были не правы, то мы ничего с этим сделать не сможем. Можно пытаться апеллировать, скажем, в Страсбургский суд. Лоббированием вряд ли мы сможем что либо сделать после этого, если мы проиграем это дело.



Елена Воронцова: Говорил Михаил Спиваков, биолог и координатор организации «Голос британских квалифицированных иммигрантов». Квалифицированные работники, приехавшие в Британию, прошли через достаточно сложностей, связанных со сменой места жительства, и многие считают, что правительство, не слишком успешно справляющееся с нелегальной иммиграцией, нашло в них легкую мишень для улучшения показателей по числу выехавших из страны. Обе стороны конфликта могут приводить множество аргументов, но суть этого дела становится все более очевидной: закон не может иметь обратной силы. Иначе как быть с теми, кто недавно курил в общественных местах?


XS
SM
MD
LG