Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коррупция как эффективный механизм государства: исследование Северного Кавказа


Ирина Лагунина: Межрегиональная общественная организация «Антикоррупционный комитет Северного Кавказа» провела социологические исследования в регионах Южного Федерального округа. Среди наиболее неожиданных выводов инициаторы исследования назвали заинтересованность большинства опрошенного населения в коррупционных отношениях с государством. По мнению экспертов, к такому мнению жители Северного Кавказа пришли большей частью от безысходности своего положения.


Рассказывает Олег Кусов.



Олег Кусов: Большинство респондентов отметили, что коррупция на Юге России повышает эффективность работы государственных органов. К такому необычному выводу пришли организаторы социологического исследования. С некоторыми его результатами нас знакомит председатель президиума межрегиональной общественной организации «Антикоррупционный комитет Северного Кавказа» Муса Садаев.



Муса Садаев: Как часто вам приходится давать взятки? Каждый день – 11%, раз в неделю – 38%, раз в месяц – 27%. Второй вопрос: стала бы государственная система работать эффективнее, если бы коррупции не было? 16% ответило «да», 67 – «нет», затруднилось с ответом 17. Где-то как-то коррупция устраивает. Следующее: считаете ли вы взятку аморальным или незаконным явлением или взятка, на ваш взгляд, экономит время и повышает эффективность ваших действий? Аморально, незаконно – 28%, повышает эффективность 57%. Следующее: что бы вы предпочли – удвоить количество инспекторов ДПС на дорогах или ввести западную систему с камерами и высокими штрафами? Посмотрите, удивительно: удвоить количество ДПС 80,3%, ввести западную систему 2%. То есть народ готов к коррупции, они считают, лучше заплатить, это оперативнее, быстрее поможет, инспектору дали взятку и уехали. Иначе надо идти в сбербанк, а то еще в суд за более серьезные нарушения, платить квитанции, уходит у людей время. Чтобы этого не было, люди готовы заплатить даже при той системе. Рассматриваете ли дачу взятки или покупку должности как возможный вариант карьерного роста? «Да» - 52%, «нет» - 18%, затруднились с ответом 30%. Что вы испытываете, наблюдая, как коррупционеры открыто зарабатывают и тратят миллионы? Возмущение и осуждение 16%, равнодушие 29% зависть 13%, желание пополнить их ряды 32%. Считаете ли вы, что стоимость взяток за последние 10 лет возросла по отношению к доходам населения? «Да» - 91%, «нет» - 3%, затруднились с ответом 6%.



Олег Кусов: Коррупция в России – это следствие советского образа жизни, и борьба с коррупционерами сильно напоминает формальный подход к борьбе с расхитителями социалистической собственности, убеждён Муса Садаев.



Муса Садаев: В какой-то мере они считают, что она приемлема для них. Почему-то, как ни странно, поддерживают эту систему. Тут многое связывает. Все-таки государство российское молодое, в советские года у нас были другие принципы. Все, наверное, подходит к тому, что нет гражданского общества, которое заинтересовано защищать свои права. Очень интересный факт, нам иногда показывают по телевизору, по прессе какого-то коррупционера поймали раз в полгода, но в реальности ситуация, на мой взгляд, немножко иная. Я считаю, что сегодня силовые структуры и чиновничество слились вместе, воедино и поэтому нет серьезных дел, есть только непонятная внутренняя борьба. Поэтому реальной борьбы с коррупцией нет именно по той причине, что чиновничество и силовые структуры начали работать совместно.



Олег Кусов: Это уже не первое подобное исследование антикоррупционного комитета на Юге России. Но его результаты заставили по-новому посмотреть на проблему. Говорит заместитель председателя президиума межрегиональной общественной организации «Антикоррупционный комитет Северного Кавказа» Юрий Богословский.



Юрий Богословский: Результаты нас удивили, хотя мы хотели этим исследованием сбалансировать наши предыдущие исследования. Потому что предыдущие два исследования, мы все-таки изучали чиновников, теперь мы решили изучить население и выяснили, что степень восприятия коррупции, отношения к самой коррупции, в том числе как к инструменту решения своих проблем, в том числе личного карьерного роста, чиновники и население стоят друг друга в этом плане. Для комитета повод пересмотреть несколько нашу программу действий, наши задачи. Потому следует, на наш взгляд, заниматься не только законодательством, не только работой с чиновниками, но какие-то шаги следует принимать и по работе с более широкими массами населения.



Олег Кусов: Южный Федеральный округ не однороден. Ситуация в национальных республиках подчас сильно отличается от ситуации в областях и краях округа. Исследования антикоррупционного комитета показали это лишний раз. Слово Мусе Садаеву.



Муса Садаев: В республиках Северного Кавказа немножко иная ситуация, чем возьмем Волгоградскую, Ставропольскую, Ростовскую, Астраханскую, Краснодар. Если взять даже из республик Северного Кавказа, более благоприятные условия – Адыгея, можно отделить от семи республик Северного Кавказа. Республику Адыгея можно отнести к тем республикам, краям и областям Северного Кавказа, где более спокойная ситуация. Здесь в республиках Северного Кавказа, вы сами понимаете, стоят руководители, они имеют безграничную власть, если сравнить с регионами Ростова, Краснодара или других краев и областей. Аренда земли. Три гектара земли человек арендовал, ему говорят: 10 тысяч долларов гектар, если хочешь на 49 лет. Человек заплатил по 10 тысяч долларов, это еще хорошо считается, если на 49 лет. Далее, что происходит? С этим документом он едет в Министерство имущественных отношений, где человек открыто говорит, большой чиновник министерства имущественных отношений, что мне дана команда моим шефом снять с вас еще по две тысячи долларов за каждый гектар, что мы заключим с вами договор на 49 лет. Хорошо, заплатил еще по две тысячи долларов с гектара. Вы спустились вниз, далее Федеральная регистрационная служба, вам нужно зарегистрировать договор, который заключен. То же самое говорят – за каждый гектар аренды на 49 лет, будьте добры, еще по тысячи долларов. Поборы огромные. И того 27 тысяч долларов обошлось три гектара земли аренда на 49 лет.


Если перейти в регионы Ростовской области, Краснодарской, конечно, таких цен нет. Я Краснодар не буду брать, побережье, там даже покруче, чем в любой республике, а на остальных территориях такого нет.



Олег Кусов: Победить коррупцию на Северном Кавказе, как и во всей России, сегодня практически невозможно. Исследователи из антикоррупционного комитета в очередной раз пришли к этой мысли. Говорит Муса Садаев.



Муса Садаев: На мой взгляд, в ближайшее время коррупция будет расти. Никто не заинтересован, чтобы что-то развивалось в России, все заинтересованы в наполнении карманов. Очень хороший товарищ один есть, я не хотел бы называть его фамилию, он пятикратный чемпион мира, призер Олимпийских игр. Человек попросил дать ему 25 соток для того, чтобы построить спортивный зал борьбы. Он из региона Северного Кавказа. Так ему не дают, вы можете себе представить? Требуют деньги. Что он России сделал – пять золотых медалей, пятикратный чемпион мира. На мой взгляд, будет расти и расти. До каких пределов – сложно сказать.



Олег Кусов: В связи с этим члены антикоррупционного комитета особо обратили внимание на проблему возможной легализации коррупции, о которой сегодня часто говорят некоторые политики и общественные деятели. Слово Юрию Богословскому.



Юрий Богословский: Вы знаете, это скорее всего немного другая проблема, это более философская проблема, стоит ли вообще легализовывать коррупцию в России, в том числе в Южном федеральном округе или не стоит этого делать. То есть если посмотреть на данные этого опроса, то чиновники и население живут в некоем виртуальном мире и взаимодействуют в этом мире, который не измеряется ни российскими законами, ни российскими средствами информации. Чиновники и население в сфере коррупционных отношений прекрасно взаимодействуют. Это говорят и наши предыдущие опросы по чиновникам и текущий опрос по восприятию коррупции населением. Поэтому, если иметь прагматичный подход к этому делу, нужно задумываться о том, как частично, я не говорю полностью, частично легализовывать какие-то сферы коррупционной деятельности. То есть если люди все равно платят за какие-то услуги чиновникам, то они могли бы платить официально эти деньги государству и быстро решать свои проблемы. Те же самые штрафы за нарушение правил дорожного движения, мы специально поставили этот вопрос в свете принятия Госдумой новых правил дорожного движения, новой системы с камерами, с квитанциями по почте, которые планируют ввести, по-моему, с июля следующего года, мы специально задали этот вопрос, чтобы посмотреть, что действительно думает население. Потому что во многих случаях многие средства информации говорят о том, что водители недовольны тем, как организовано движение и как работает система сбора штрафов. На самом деле получается, что население Южного федерального округа очень довольно, если сравнить текущую ситуацию с тем, что предлагают нам депутаты Государственной думы. Поэтому те же водители могли бы связываться не с инспекторами, не с камерами, а просто оплачивать эти штрафы, как мы оплачиваем сотовые телефоны в аппаратах. То есть чтобы эта система, грубо говоря, миновала инспекторов на трассе, и те отделы, которые формируют и рассылают квитанции. Потому что даже при новой системе, я думаю, возможна коррупция.



Олег Кусов: Пока антикоррупционный комитет борется с проблемой доступными способами.



Муса Садаев: Мы считаем, что все-таки надо доносить реальную информацию до населения. Мы сейчас планируем выпустить небольшую газету «Вести коррупции». Но мы так же работаем на самом деле с рядом парламентов регионов, хотим разработать законопроект земельных отношений. Самая больная точка на Северном Кавказе – это малоземелье, поэтому в этом направлении тоже будем работать.



Олег Кусов: Говорил председатель президиума межрегиональной общественной организации «Антикоррупционный комитет Северного Кавказа» Муса Садаев.


Продолжает Юрий Богословский.



Юрий Богословский: Сама по себе коррупция, конечно, от работы Антикоррупционного комитета Северного Кавказа, даже если в каждом регионе будет создано по десять комитетов, она никуда не денется. Потому что есть спрос и есть предложение. Есть нерешенные проблемы в законодательстве, во взаимоотношениях людей и чиновников, которые будут порождать коррупцию. Мы смотрим в будущее оптимистично. Объясню, почему. Потому что сейчас российское государство, несмотря на негативные обстоятельства, о которых мы говорили, оно развивается, появляются новые люди, которые немножко по-новому смотрят на этот процесс коррупции. Все-таки, я думаю, от феодального государства мы движемся к некоей более прогрессивной модели, в которой коррупция приобретает более приличные формы и все происходит не так откровенно и не так плохо выглядит в глазах, скажем, старшего поколения. С одной стороны, развитие экономики, развитие государства будет на всю эту ситуацию с коррупцией будет давить в плане того, чтобы это все входило в какие-то законные рамки, а с другой стороны, деятельность таких общественных организаций, как Антикоррупционный комитет, особенно если они будут сотрудничать с парламентами в регионах, не говорю уже на федеральном уровне, хотя бы ограничимся регионами, если мы как сейчас, как наше региональное отделение, то все это вместе, я думаю, приведет к определенным результатам. То есть, с одной стороны, уровень коррупции будет уменьшаться, но с другой стороны, те услуги, скажем, по земле будут расти в стоимости. Люди будут платить кроме 30 тысяч долларов, очевидно, человек, о котором говорил Муса, заплатил три рубля какой-нибудь госпошлин или сто рублей, неважно. То есть я думаю, что эта госпошлина будет расти, а объем взятки будет падать. Прогноз такой.



Олег Кусов: Говорил заместитель председателя президиума межрегиональной общественной организации «Антикоррупционный комитет Северного Кавказа» Юрий Богословский. Он надеется на эволюционные положительные изменения в современном российском обществе.


XS
SM
MD
LG