Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Томский «Мемориал» публикует списки жертв политических репрессий


В деревнях, где раньше жили ссыльные, в школах открыли музеи, а на местах массовой казни установили поклонные кресты

В деревнях, где раньше жили ссыльные, в школах открыли музеи, а на местах массовой казни установили поклонные кресты

Общество «Мемориал» презентует сегодня в Томске проект «Жертвы политического террора в СССР». Важная его составная часть - списки жертв репрессий, составленные с помощью органов государственной власти и общественных организаций, в частности Фонда Лихачева. Почти три миллиона имен репрессированных опубликованы в сборнике проекта - но это, как говорят правозащитники, лишь малая часть от реального числа пострадавших.


«Жертвы политического террора. 2 миллиона 600 тысяч имен» - называется проект, который представляет общество «Мемориал».


Эта цифра - только маленькая часть списка репрессированных в советские годы - рассказывает председатель томского отделения «Мемориала» Борис Тренин: «У нас самые большие цифры - это ссыльные, спецпереселенцы. Не менее 500 тысяч в нашу Томскую область в разные годы было выслано и раскулаченных крестьян, и представителей депортированных народов, и административная ссылка, и по судебным приговорам, и так далее. Потихонечку собирается материал со всего бывшего Советского Союза. Источники - это прежде всего Книги памяти. Я думаю, еще много лет нужно. Тут три с небольшим миллиона, а вообще список уже порядка 12 миллионов. Прошло 20 лет - 3,5 миллиона опубликовано. Сколько еще надо лет, чтобы хотя бы эти 12 миллионов было?»


Томская область долгие годы была местом ссылки. Здесь до сих живут сотни тысяч детей репрессированных. Для многих проект «Мемориала» - это возможность найти в миллионных списках имена близких людей и узнать, что с ними произошло. На презентацию пришли многие из семей жертв политрепрессий.


Светлана Ольгович-Доменко многие годы просто не знала, что случилось с ее отцом: «Летом 1937 года, в августе, когда мы вернулись из отпуска, его забрали прямо на пристани, и все. Мы не знали тогда, что 10 лет без права переписки - это расстрел, мы его ждали, все время ждали. Реабилитировали его сразу же, в 1956 году, в документах, но документы о реабилитации я сумела получить только в 1962 году. И когда разрешили смотреть дела, в 1992 году, я посмотрела дело и увидела вот такой кусочек бумажки, на котором было написано: "Приговор приведен в исполнение 4-5 ноября 1937 года". Когда я у следователя еще смотрела дело, спросила: "Как же так, почему два числа стоят?" - он на меня так посмотрел горько и говорит: "Знаете, они, перед праздником революции чтобы отрапортовать, столько расстреливали, что не помнили, когда кого».


Восстановить правду о жизни и смерти миллионов репрессированных «Мемориалу» помогают многие: и общественные организации, и политические деятели, и ФСБ России.


Хотя, говорит сопредседатель международного общества «Мемориал» Ян Рачинский, в последние годы становится все труднее работать. Настораживает и позиция государственной власти: «Как раз на днях государство будет отмечать странный праздник - День чекиста, 90 лет со дня создания ВЧК, то есть самой кровавой, по крайней мере, в истории Европы из тайных полиций. К сожалению, если поговорить с большинством, многие не знают даже, как звали дедов, не говоря уже о прадедах, и что было с семьей каждого человека при советской власти. И это проблема не только для людей, это проблема для государства в целом. Если люди не знают своих корней, то, в общем, им не на чем строить будущее».


Тема репрессий - почти запрещенная - замечает Борис Тренин - руководитель томского «Мемориала»: «То, что называется историей репрессий, она как-то так по-прежнему остается маргинальной темой. И новый учебник готовится, единый опять для всех, один такой вот хороший. Сейчас мощная кампания проходит по работе с учителями, это новое пособие изготовлено. Происходит то, что в нынешнее достаточно циничное время устами своих златоустов они вновь, что называется, вытаптывают память».


2007 годы был объявлен годом памяти жертв политических репрессий. В Томской области, куда были сосланы миллионы и расстреляны десятки тысяч человек, особых мероприятий не проводилось. В День памяти жертв политрепрессий к камню скорби не пришел никто из нынешнего руководства города и области. Но в местном отделении «Мемориала» говорят: это не так важно, намного важнее то, что начали проявлять интерес и помогать в работе школьники. Осенью этого года в деревне Итатка Томского района они открыли памятник расстрелянному здесь писателю Виктору Савину. В других деревнях, где раньше жили ссыльные, в школах открыли музеи, а на местах массовой казни установили поклонные кресты.


XS
SM
MD
LG