Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активист НБП пострадал из-за попытки организовать Марш несогласных в Йошкар-Оле


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Андрей Шароградский : Правозащитники и члены коалиции «Другая Россия» потребовали освободить из психиатрической больницы активиста запрещенной Национал-большевистской партии Артема Басырова. Басыров был задержан 23 ноября этого года в Йошкар-Оле во время подготовки Марша несогласных в столице Марий-Эл. По версии милиции, молодой активист НБП приставал к женщинам на улице и, тем самым, представлял опасность для окружающих. Тему продолжит Мумин Шакиров.



Мумин Шакиров : Местные правозащитники убеждены, что Артем Басыров пострадал из-за попытки организовать Марш несогласных в Йошкар-Оле. Он и его единомышленник Михаил Клюжев подали заявку в городскую администрацию на проведение акции протеста 24 ноября этого года. Но активистам запрещенной Национал-большевистской партии отказали.


Первым был задержан Михаил Клюжев, которого обвинили в нарушении общественного порядка и подвергли административному аресту на трое суток. Затем наступила очередь Басырова. Рассказывает сопредседатель общественной организации "Человек и закон" города Йоршкар-Олы Сергей Подузов.



Сергей Подузов : Он был задержан 23 ноября 2007 года. В 12:45 был доставлен сотрудниками правоохранительных органов в республиканскую психиатрическую больницу на том основании, что он около церкви в поселке Семеновка вел себя неадекватно - приставал к девушкам и женщинам на улице, тем самым, обуславливал непосредственную опасность для себя и для окружающих. Я сейчас просто цитирую решение городского суда, на основании которого он находится сейчас в психиатрической больнице.



Мумин Шакиров : У правозащитников и журналистов нет возможности контактировать с Артемом Басыровым, так как психоневрологическая больница является закрытым учреждением. Доступ к сыну могли бы иметь его родители, но они в настоящий момент находятся за пределами республики Марий-Эл. По словам Сергея Подузова, Басырову наняли адвоката, который направил кассационную жалобу на решение городского суда в Верховный суд республики.



Сергей Подузов : Те основания, которые привел суд, в связи с тем, что он вел себя неадекватно - приставал к девушкам и женщинам на улице, тем самым, обуславливал непосредственную опасность для себя и для окружающих, мы считаем, что пока это не является законным основанием для помещения его в психиатрическую больницу. Это, во-первых. Во-вторых, в самом решении суда не опрашивались девушки и женщины, к которым непосредственно он приставал. Были ли эти девушки, не были ли эти девушки.



Мумин Шакиров : Руководство Объединенного гражданского фронта направило уполномоченному по правам человека в России Владимиру Лукину официальное письмо с просьбой вмешаться в ситуацию с активистом оппозиционной коалиции "Другая Россия" в республике Марий-Эл -Артемом Басыровым. Говорит член исполкома коалиции «Другая Россия» Александр Аверин:



Александр Аверин : В свое время он помог нам в случае с Ларисой Арап. Также уже выступила в защиту Басырова. Безусловно, будем подавать иск в прокуратуру. Мы Артема не оставим. Надеюсь, что в ближайшее время вытащим его из клиники.



Мумин Шакиров : Упомянутая Авериным активистка мурманского отделения Объединенного гражданского фронта Лариса Арап в июле этого года также была помещена в психиатрическую больницу. Лариса пришла за медицинской справкой, необходимой для получения водительских прав. Документ ей не вручили и направили на принудительное лечение в клинику. Она вышла на свободу благодаря правозащитникам и журналистам, которые подробно рассказывали о ее деле. Ларису перевели на амбулаторное лечение.


Ей не удалось опротестовать решение судов, которые вынесли вердикт о принудительной госпитализации. Но опыт борьбы с карательной медициной в клинике, как утверждает Арап, она приобрела.



Лариса Арап : В психиатрических больницах работают, в принципе, преступники. Я же была избита. По-другому назвать этих людей нельзя. Несмотря на то, что даже меня и пытали, и кололи сильные уколы, я все равно, когда приходила в сознание, я пыталась как-то держаться, не поддаваться на их провокации. Хотя мне там и угрожали, и шантажировали. А как там держаться? Ну, как? Попытаться все-таки писать записки, подключать знакомых, поднимать корреспондентов. Не сидеть просто так и ждать своей смерти или всего этого.



Мумин Шакиров : Когда вы там находились, у вас была возможность контактировать с внешним миром?



Лариса Арап : Я мужу через форточку бросала записки. Когда ко мне приходили, я пыталась, несмотря на то, что не всегда была в нормальном сознании, со мной там делали ужасные вещи, я пыталась объяснять. Мне пытались мои родные помочь.



Мумин Шакиров : Вы знаете, мы же не можем говорить, что все врачи такие.



Лариса Арап : Вот с кем я столкнулась. Я даже писала на имя главврача заявление о том, что я объявляю голодовку, потому что в отделении нарушаются права людей, видя, что делают там с людьми, понимаете! Там неделями держали людей, кололи. Человеческого там я ничего не видела. Они проявляли постоянно свою власть над людьми.



Мумин Шакиров : Британская газета The Daily Telegraph в августе этого года писала о "десятках случаев, которые подтверждают, что российская система психиатрического лечения быстро становится столь же неприглядной, какой она была в советские времена".



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG