Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналистку Морарь не пустили в Россию по устному распоряжению с Лубянки


Пребывание журналистки в Домодедове оказалось непродолжительным: прилетев из Тель-Авива, она была вынуждена улететь в Кишинев

Пребывание журналистки в Домодедове оказалось непродолжительным: прилетев из Тель-Авива, она была вынуждена улететь в Кишинев

Воскресным утром в московском аэропорту Домодедово была задержана корреспондент журнала «Нью Таймс» Наталья Морарь, которая вместе с другими журналистами возвращалась из командировки в Израиль. Ее задержали на паспортном контроле, и пограничники пояснили, что из ФСБ пришло указание не пропускать журналистку на территорию России.


Наталья Морарь - гражданка Молдавии, с которой у России заключено соглашение о безвизовом режиме, и ранее у журналистки не возникало проблем при пересечении российской границы. Теперь же она была вынуждена вылететь на родину, в Кишинев.


Вот что сообщил Радио Свобода корреспондент «Нью Таймс» Илья Барабанов, который находился в аэропорту вместе с Натальей Морарь: «Мы возвращались из командировки в Иерусалим, куда ездили по приглашению фонда «Холокост» вместе с группой российских журналистов. Когда наш самолет приземлился в Москве (примерно в половине второго ночи), на паспортном контроле на границе пропустили всю нашу группу, кроме Наташи Морарь. Сначала ей предложили пройти более тщательный досмотр, а спустя минут 10-15 сообщили о том, что она не имеет права въезжать на территорию страны, сославшись на некий документ, поступивший от управления Федеральной службы безопасности. Предъявлять этот документ нам отказались.


Когда чуть позже мы обратились к руководству погранслужбы аэропорта, нам сказали, что никак не могут прокомментировать случившееся, что это не их решение, что оно принято в центральном аппарате ФСБ и, соответственно, порекомендовали нам обратиться на Лубянку.


Сначала журналистку хотели выслать обратно в Тель-Авив, и нам стоило большого труда объяснить этим людям, что в Тель-Авиве ее никто не примет просто потому, что у нее нет визы, так как нам делали единую коллективную визу для всей группы. Поэтому в итоге удалось купить билет на Кишинев, и Наташа вылетела на родину. Когда она сможет, наконец, вернуться в Россию, пока неизвестно.


Журнал будет прилагать всевозможные усилия, чтобы это случилось как можно скорее. Потому что все происходящее иначе как правовым беспределом назвать нельзя. У нее в порядке все документы, у нас с Молдавией, как известно, безвизовый въезд, у нее есть разрешение на работу, выданное Федеральной миграционной службой, есть регистрация, которая заканчивается только в конце года. С юридической точки зрения это событие никак не обосновано.


Единственное, как я могу обосновать это событие – в последнее время из-под пера Натальи Морарь вышел ряд очень острых материалов, и последний из них, который появился в прошлый понедельник, касался того, как президентская администрация спонсировала прошедшую предвыборную кампанию.


Материал назывался «Черная касса Кремля». И там рассказывалось о том, как чиновники президентской администрации банально «кидают» своих политических оппонентов, банально кладут себе деньги в карман. Наташа подробно описывала всю эту технологию. А, учитывая, что буквально три недели назад она ездила в Брюссель по приглашению фонда и вернулась в Москву беспрепятственно, мы можем сделать вывод, что сегодняшнее событие как-то связано с тем, что случилось за последние три недели.


Я думаю, что это может быть напрямую связано с последним ее материалом. Мы непременно будем обжаловать это решение, не исключаю, что если понадобится, обратимся в судебные инстанции. Я уверен, что наш журнал сделает все возможное, чтобы журналистка Наталья Морарь смогла как можно скорее вернуться сюда, въехать на территорию России и продолжать заниматься тем, чем она занималась до сих пор, то есть политической журналистикой.


Обозреватель «Нью Таймс» Евгения Альбац считает решение в отношении Морарь политическим. Она так же убеждена, что запрет связан с профессиональной деятельностью Натальи, в частности, ее последней статьей «Черная касса Кремля».


«Мне было сказано, что решение принято на основании статей 27 и 28 закона Российской Федерации о въезде и выезде, - рассказывает Альбац. - Я внимательно познакомилась с этими статьями и не могу понять, какое отношение они имеют к Наталье Морарь. Единственное, на что мы обратили внимание с моим коллегой Ильей Барабановым, там есть пункт о нежелательности въезда.


Я рассматриваю это исключительно как политическое решение, которое связано прежде всего с расследованиями Наташи Морарь и с последней публикацией – «Черная касса Кремля». Это ответ. Наташа расследовала и дело ВЦИОМ, о том, как эта государственная организация работает через дивидендные схемы и всяческие оффшоры. При этом, как мы видим, вместо того, чтобы разбираться с теми, кто нарушает закон, начали разбираться с журналистом.


У нас нет ни единого документа, который бы указывал, на основании чего она не допущена на территорию Российской Федерации и выдворена из страны. Ни одной бумаги нет, только абсолютно голая ссылка на закон. Подполковник пограничной службы сказал, что они получили указание от центрального аппарата ФСБ, с Лубянки. Когда я спросила: «Не должны ли вы предъявить хоть какие-то легальные документы, ведь депортировать у нас можно только по решению суда?», он ответил: «Нет, обращайтесь в центральный аппарат ФСБ».


Безусловно, как только мы узнаем, что произошло, и получим какую-то бумагу (мы будем добиваться ее в понедельник), будем подавать жалобу, протестовать. Все возможные легальные способы будут нами, безусловно, использованы. Я также думаю, что нам придется привлечь к этому внимание журналистов мира, потому что это абсолютно беспрецедентный случай. Тем более, что Россия вступила, по сути, в президентскую кампанию, и это выглядит как такая большая и очень некрасивая провокация накануне президентских выборов.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG