Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Генеральный секретарь Совета Европы говорит в эксклюзивном интервью о прошедших и грядущих выборах в России. Допинговые разоблачения потрясают любимый спорт американцев


Юрий Жигалкин: Генеральный секретарь Совета Европы говорит в эксклюзивном интервью о прошедших и грядущих выборах в России. Допинговые разоблачения потрясают любимый спорт американцев. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


В конце прошлой недели Терри Дэвис, генеральный секретарь Совета Европы выступил перед членами Генеральной ассамблеи ООН с речью в поддержку всемирного моратория на смертную казнь. После выступления он дал эксклюзивное интервью Радио Свобода. стественно, темой нашего разговора стали выборы в Российскую Думу и подготовка к выборам президента. Вот как Терри Дэвис оценивает ситуацию.



Терри Дэвис: На мой взгляд, суть заключается в следующем. Более важен не тот факт, были или не были допущены нарушения в день выборов, во время самого процесса голосования и подсчета голосов, демократия – это в действительности культура, в которой исключительно многое зиждется на том, что происходит до выборов. И именно на этом, я считаю, должна быть сконцентрирована критика. В российском случае главная проблема – ангажированность прессы, откровенная поддержка ею президента Путина и его сторонников и при этом нескрываемая предубежденность и негативизм в освещении критиков и оппонентов Путина. Такое неприемлемо в демократическом обществе.



Юрий Жигалкин: Господин Дэвис, многие комментаторы задаются вопросом, совместима ли такая практика с членством России в Совете Европы, клубе демократий, специально созданном для тех, кто готов следовать демократическим нормам?



Терри Дэвис: Я думаю, членство России уместно, потому что мы верим в то, что Россия готова двигаться в направлении укрепления демократии, и мы хотим, чтобы это произошло. При этом не будем забывать, что россияне достигли определенного уровня в развитии демократии, в противном случае страны – члены Совета не согласились бы на вступление России в Совет Европы десять лет назад и продолжение ее членства в организации.



Юрий Жигалкин: Я подозреваю, что многие из европейских стран, публично критиковавших Россию за нарушения, допущенные во время выборов, высказали свои претензии к ней и в, так сказать, интимной атмосфере, стенах Совета. Чем отвечает Москва своим коллегам по Совету на критику, претензии, сетования?



Терри Дэвис: Несколько дней назад я присутствовал на важном заседании в Страсбурге, где представители многих стран-членов резко критиковали России. Российский посол был в явно незавидном положении, ему пришлось защищать тяжелую позицию, но, как мне показалось, он сумел выйти из него без особых потерь. Его тезис заключался в том, что нынешние выборы прошли лучше, чем предыдущие, и он верит в то, что каждый россиянин согласится с тем, что следующие выборы пройдут лучше.



Юрий Жигалкин: Говоря о следующих российских выборах, президентских, что у вас вызывает наибольшее беспокойство?



Терри Дэвис: Поведение средств информации. Мне бы хотелось, чтобы они продемонстрировали большую независимость от власти.



Юрий Жигалкин: А вы верите в то, что президентские выборы в России будут соответствовать демократическим нормам, будут честными?



Терри Дэвис: Я думаю, любые выводы делать преждевременно. Эти выборы могут быть проведены честно, будет ли это так - я не знаю.



Юрий Жигалкин: А как вы относитесь к тому, что, по словам критиков, Владимир Путин, объявляя о поддержке Дмитрия Медведева, по сути, назначил нового президента?



Терри Дэвис: Это преувеличение, на мой взгляд. Президент Путин, высказавшись в поддержку кандидата, действовал в соответствии с законами. Он имеет полное право объявить россиянам о том, кого бы он хотел видеть в роли президента. Я уверен, что президент Буш тоже заявит перед выборами о своей поддержке республиканского кандидата в президенты. И президент Путин действует, на мой взгляд, оправданно говоря о своей поддержке кандидата, претендующего на роль преемника.



Юрий Жигалкин: Известно, что российские правозащитники обращались в Совет Европы с жалобами на разгон предвыборных демонстраций, применение грубой силы по отношению к мирным демонстрантам. Стоит ли им ожидать реакции Совета Европы? И какой она может быть?



Терри Дэвис: До нас действительно дошли жалобы на то, что в довыборный период к демонстрантам применялась сила, у кандидатов не было возможности нормально проводить предвыборные мероприятия. Это так. Все эти сообщения будут проанализированы и представлены в специальном докладе Совета Европы через несколько недель.



Юрий Жигалкин: Говоря о другой важной теме для России и многих-многих россиян, - реорганизации Европейского суда по правам человека, которая поможет ему рассматривать больше исков, в том числе, россиян, - на пути этой реорганизации стоит одна из сорока семи стран-членов, Россия. В таком контексте не избежать мысли о том, что кто-то в России не хочет, чтобы Европейский суд по правам человека был более эффективным. Как вы объясняете это несогласие Москвы?



Терри Дэвис: Мы ожидаем, что Государственная Дума выполнит обещание, данное Кремлем, и ратифицирует так называемый «протокол 14». Я знаю, что видные члены Совета Федерации заявили, что они одобрят этот документ. О том, почему Дума отказывается это сделать, можно только догадываться. Существуют предположения, что, хотя Кремль формально поддерживает это решение, он закулисно оказывает давление на думцев, пытаясь предотвратить ратификацию. Я не могу комментировать эти слухи. Об этом нужно спрашивать членов Думы. Хочется лишь сказать, что они избраны для того, чтобы представлять интересы россиян, избирателей, а не Кремля. И, на мой взгляд, у них есть обязанность перед россиянами – сделать и российскую судебную систему, и международные суды более эффективными с тем, чтобы они могли быстро реагировать на жалобы людей. Именно в этом заключается суть «протокола 14».



Юрий Жигалкин: Моим собеседником был Генеральный секретарь Совета Европы Тэрри Дэвис.


В конце прошлой недели невероятная новость потрясла мир американского бейсбола, то есть всю страну. Десятки ведущих бейсболистов были уличены в приеме стероидов. Десятки миллионов болельщиков не могли поверить в то, что они услышали.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Более 80 звёзд американского бейсбола применяли запрещённые законом допинговые препараты. Таковы данные расследования, проведённого комиссией под руководством бывшего сенатора Джорджа Митчелла. Результаты расследования опубликованы в многостраничном докладе, который вызвал панику во всех 30 бейсбольных клубах Америки, а также среди болельщиков, разочаровавшихся в своих кумирах. Скандал оказался настолько масштабным, что даже президент Буш, который одно время был владельцем команды «Тексас Ренджерс», счёл необходимым высказаться по этому поводу. Он сказал, что игроки и руководство бейсбольных клубов должны со всей серьёзностью отнестись к докладу Митчелла. Сам Джордж Митчелл сказал.



Джордж Митчелл: Это серьёзная проблема. Она не может быть решена без того, чтобы создать конкретный план действий, который будет выполняться каждым, кто имеет отношение к бейсболу.



Ян Рунов: Команда «Мэтц» обнародовала заявление, в котором сообщила, что с готовностью сотрудничала с расследованием, а теперь с такой же готовностью будет следовать рекомендациям комиссии Митчелла.


Выводы комиссии широко комментируют американские спортивные обозреватели.



Сет Эверетт: Целью Джорджа Митчелла было выступить с заключением по фактам применения спортсменами стероидов, гормонов роста и других препаратов, объявленных вне закона. Теперь глава Бейсбольной лиги и главы клубов должны разобраться в каждом конкретном нарушении, опираясь на полученные доказательства.



Ян Рунов: В докладе фигурируют имена таких сильнейших бейсболистов мира как любимец президента Буша Барри Бондс или как Роджерс Клеменс. Обоих со временем должны ввести в Зал славы бейсбола, но теперь столь высокое признание под вопросом. Спорт ивный комментатор Кен Розентол предлагает не спешить с выводами.



Кен Розентол: Я бы подождал, потому что со временем может появиться много новой информации. Например, может выясниться, что масштабы использования допинга в бейсболе не 5-7 процентов, а 50-70 процентов, и тогда отношение к отдельным нарушителям может быть более терпимым, раз почти все этим занимаются. Это их не извиняет и не освобождает от ответственности, но нельзя судить о спортсменах в отрыве от их времени.



Ян Рунов: Сейчас юристы из администрации главы бейсбольной лиги США пытаются определить, кого из нарушителей и как следует наказать. Например, предлагается отстранять провинившихся от участия в соревнованиях на один сезон, на два и более.



Юрий Жигалкин: С просьбой прокомментировать ситуацию Аллан Давыдов обратился к Гэрри Уэдлеру, главе подкомитета по запрещенным средствам и методам Всемирной андидопинговой ассоциации, профессора медицины Университета штата Нью-Йорк.



Аллан Давыдов: Профессор, кое-кому может показаться странным, что бейсболистам требуются стероиды. Ведь это не велоспорт, не футбол и не борьба...



Гэри Уэдлер: Бейсбол - это спорт, сопряженный с сильнейшими физическими нагрузками. Как и многие другие виды спорта, он требует силы, прыгучести, способности быстро бегать по бейсбольному полю. Подавальщик мяча – питчер – нуждается в скорейшем восстановлении сил между двумя энергичными бросками. Стероиды существенно повышают возможности спортсменов. Так что в этом смысле бейсбол не является уникальным видом спорта.



Аллан Давыдов: Значит, отчет Джорджа Митчелла не стал такой уж неожиданностью для американцев?



Гэри Уэдлер: Многие, я уверен, помнят слушания в Конгрессе США в 2005 году, на которых обсуждалась уже тогда назревшая проблема применения стероидов в американском бейсболе. После слушаний бейсбольные команды США, а также Ассоциация бейсболистов ввели меры по предотвращению использования стероидов. Я тогда настаивал на том, чтобы американские бейсболисты приняли Всемирный антидопинговый кодекс, утвержденный в 2003 году и принятый основными международными федерациями и правительствами более 170 стран. Однако они предпочли этого не делать. Хотя, благодаря усовершенствованию национальной программы выявления стероидов, ряд игроков были отстранены от игр, последний доклад Митчелла доказывает, что меры оказались недостаточными и малоэффективными. В причинах провала программы еще предстоит разобраться.


Менеджеры американского профессионального бейсбола и Ассоциация игроков в бейсбол считают, что могут справиться с проблемой собственными силами. Но я, как и два года назад, продолжаю считать, что контролем над применением допинга должны заниматься независимые, некоммерческие организации, такие как Антидопинговое агентство США. Другой вопрос - пойдут ли на этой бейсбольные менеджеры и Ассоциация игроков в бейсбол. Я не питаю особого оптимизма на этот счет. Но время покажет.



Аллан Давыдов: Могут ли факты употреблению допинга в бейсболе снизить популярность этого вида спорта у американцев?



Гэри Уэдлер: Бейсбол во все времена был исключительно популярен в нашей стране и собирал много болельщиков. Не думаю, что последний скандал в этом смысле многое изменит. Но меня больше заботит не столько посещаемость стадионов и количество болельщиков у телеэкрана, сколько сама судьба молодых игроков, которые для повышения спортивных показателей используют допинг со школьной скамьи. То есть, дело не в массовом развлечении, а в здоровье молодого поколения. Это уже вопрос государственной политики. Надеюсь, что по следам доклада Митчелла Конгресс вернется к этой проблеме, чтобы наметить меры по ее решению.



Аллан Давыдов: Так известный специалист в области спортивной медицины Гэри Уэдлер прокомментировал ситуацию с применением стероидов в американском бейсболе.


XS
SM
MD
LG