Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге открылась выставка "Страницы истории в лицах. Российские секретные службы"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Михаил Саленков: В Петербурге, в музее «Гороховая, 2», филиале Музея политической истории России, открылась выставка «Страницы истории в лицах. Российские секретные службы».



Татьяна Вольтская: Сотрудники спецслужб - по определению невидимки. «У нас нет фотографий агентуры, и не будет никогда. Потому что если вы агент, а я об этом узнаю, то я вас убью», - так энергично выразилась на этот счет заведующая музеем Людмила Михайлова. Как же получилось, что из материалов, которые никто никогда никому не показывал, составилась целая выставка, больше 100 новых экспонатов? Говорит научный сотрудник музея «Гороховая, 2» Ирина Лукашева.



Ирина Лукашева: Это родственники тех, кто служил, это сами люди, которые служили и работали в этих органах. Люди добровольно помогали нам создать эту выставку.



Татьяна Вольтская: Вот на стене огромное фото - Брежнев в орденах, а вот Андропов с сотрудниками.



Ирина Лукашева: Андропов что сделал? Создал Пятое управление КГБ, чтобы именно заниматься профилактикой населения, профилактикой инакомыслия. Мы рассказываем о том, что такое инакомыслие, кто такие диссиденты.



Татьяна Вольтская: Что такое инакомыслие и его профилактика, сотрудники музея и гости торжества понимают примерно так, как об этом говорит Сергей Москвин, пожелавший представиться ученым в области безопасности. Он обратил внимание на один экспонат.



Сергей Москвин: Удостоверение Владлена Николаевича Блеера. Это высочайшего уровня профессионал, и вот он, например, курировал направление, связанное с пятой линией – борьба с инакомыслием. К нему приходили, чтобы взять санкцию на прослушку. Он был интеллигентом, человековедом высочайшего уровня. Главным оружием специальных служб является интеллект. Благодаря этим людям, тех, кто иногда был действительно нездоров, в корректной форме, с помощью бесед, профилактики лечили, успокаивали, иногда отправляли. Тот же Буковский, которого поменяли на Луиса Корвалана, интеллектуал, он баллотируется в президенты России благодаря таким людям, как Блеер, потому что он остался жив, его поменяли.



Татьяна Вольтская: Я думаю, что многим, наверное, он как-то перекрывал кислород.



Сергей Москвин: В рамках действующего законодательства, в рамках соответствующего устава организации.



Татьяна Вольтская: Подлинное удостоверение Владлена Блеера располагается рядом с другой витриной, где лежит, среди прочего, подлинный кирпич завода имени Сталина - из таких сложен Большой дом на Литейном. Или снайперские пули - такие, какими убили террористов «Норд-Оста». Зачем убили, а не допросили позже - секретный историк так и не ответил, зато открыл, почему никто не знал, каким газом травили людей.



Сергей Москвин: Никто не сказал, какой газ применяли, то есть спасатели не знали. Это было сделано потому, что «текут» некие органы, информация распространяется. И была такая вероятность, что если бы назвали состав или хотя бы класс психотомиметика, тогда бы эта информация могла просочиться к потенциальным террористам и их пособникам.



Татьяна Вольтская: Рядом с пулями - крошка-фотоаппарат "Аякс-12" для оперативной съемки, а также другой фотоаппарат с пуговицей - о нем говорит заведующая филиалом Людмила Михайлова.



Людмила Михайлова: Наружная служба вечная, и существует система прикрытия. Если я вас буду фотографировать, вы же сразу увидите, поэтому мне нужно спрятаться от вас. И вот здесь у вас пуговица, от этой пуговицы идет тросик в ваш карман, у вас фотоаппарат с внутренней стороны. Когда идет человек, за которым вы наблюдаете, вы нажимаете на этот тросик, пуговица у вас раздвигается, и это и есть объектив.



Татьяна Вольтская: Музей располагается в самом гнезде ЧК, на страшной Гороховой, 2, на стене - барельеф с портретом Железного Феликса, который, между прочим, по словам Людмилы Михайловой, никогда не говорил знаменитую фразу о холодной голове и чистых руках.



Людмила Михайлова: А есть другое высказывание. В 1922 году, когда собрались чекисты на свой первый юбилей, кто-то спросил у Дзержинского: «Каким должен быть чекист?» И Дзержинский нарисовал человека на длинных ногах с большими глазами, большими ушами и закрытым ртом, а затем сказал: «Слово «чекист» состоит из трех букв «Ч»: чуткость, честность и чистоплотность душевная».



Татьяна Вольтская: Трудно представить, где еще в обычной жизни можно увидеть столько бойцов невидимого фронта, а также их родных и близких, как на открытии этой выставки. Это явно был их праздник. И то, что рядом с фотографиями и дневниками чеченских боевиков лежат мрачные фотографии изъятия церковных ценностей и лагерные тетради одного из последних политзаключенных СССР, никого не смущало. Здесь, на Гороховой, и постоянная экспозиция, и новая выставка явно носят апологетический характер по отношению к могучим и бессмертным органам, что не может не удивить того, кто знаком с основным Музеем политической истории: там, в особняке Кшесинской, эта самая история показана совсем в другом - зловещем и трагическом свете.


XS
SM
MD
LG