Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Среди нынешних комментаторов артистов нет


Евгений Майоров был одним из немногих учеников Николая Озерова, ставший настоящим спортивным комментатором. К сожалению, его тоже уже нет с нами...

Евгений Майоров был одним из немногих учеников Николая Озерова, ставший настоящим спортивным комментатором. К сожалению, его тоже уже нет с нами...

На прошедшей неделе отмечали 85-летие со дня рождения Николая Николаевича Озерова. Два телевизионных канала посвятили ему свои передачи. Были они интересны не только для любителей спорта старшего поколения, которые воспитаны на озеровских репортажах. Но главное – для начинающих болельщиков, которые, боюсь, не очень-то хорошо знают, кем был Николай Озеров.


Думаю, что и расталкивающих друг друга молодых людей, стремящихся пробиться к микрофону, рассказ об Озерове заставил задуматься, что ныне обесцененная профессия «спортивный комментатор» была в прошлом одной из уважаемых. Наверное, самые чуткие – хочется в это верить – поняли, что знать, к примеру, кто играет под 24-м номером в «Роме», вовсе не значит быть комментатором. И даже добросовестное изучение и последующий пересказ всего, что можно найти в Интернете, – это, в лучшем случае, лишь зачатки комментаторского ремесла.


Характерный пример. Вы заметили, вероятно, какими дикими голосами кричат о забитом голе нынешние комментаторы. Кажется им, что они походят на Озерова, а может быть, даже на лучших латиноамериканских журналистов. В одной же из передач, о которой я упомянул, рассказано (и я тому свидетель), как тщательно и не один месяц отрабатывал Николай Николаевич свой знаменитый «г-о-л!», прежде чем продемонстрировал свою новинку слушателям. Как подбирал он громкость, модуляцию, выразительность, стараясь добиться высшей степени артистизма. Уверяю вас, что ничего общего с сегодняшними душераздирающими воплями работа Озерова не имеет.


Среди нынешних комментаторов артистов нет, понятие «работа над ролью» им неведомо. А именно артистизм, умение менять оттенки голоса, находить нужную тональность – вот что составляло искусство Озерова. И, естественно, превосходное знание футбола и хоккея, двух видов спорта, о которых чаще всего вел он свои репортажи.


Конечно, и недоброжелателей у него хватало. Критиковали за набор штампов, за неискренность, которая порой случалась в его работе. Но он был человеком своего времени, появлялся в эфире чаще самых популярных телевизионных дикторов. А потому и внимание к нему со стороны бдительных руководителей было повышенным, и любая вольность не прощалась.

Еще один характерный пример. В организации знаменитой хоккейной серии СССР – Канада в 1972 году Озерову принадлежит едва ли не ведущая роль. Сколько раз в своих передачах он мечтательно рассуждал о возможности этих встреч, в каких только кабинетах ни доказывал, какой интерес вызовут игры. И уже в репортажах о состоявшихся все-таки матчах, не стесняясь, болея за своих, воздавал должное и выдающимся заокеанским мастерам.


На последний матч я ехал с ним вместе, и Николай Николаевич не переставал восторженно делиться впечатлениями от увиденного в НХЛ, был несказанно рад, что игру канадских профессионалов удалось все-таки показать советскому зрителю. Чувствовалось: хочет он закончить серию репортажей на высокой ноте. Я пошел в зал, Озеров задержался за кулисами. С кем он встречался там, от кого получал руководящие указания, не могу сказать. Но уверен, что знаменитая фраза «Такой хоккей нам не нужен!» - вовсе не экспромт и озеровское отношение к заканчивающимся играм никак не отражала. Но кто-то очень боялся, что канадцы в конечном итоге добьются победы, миф о непобедимости сборной СССР рухнет и… Озеров просто выполнил полученное распоряжение. Такие были времена.

Но подавляющее большинство его репортажей отличались высочайшим качеством и справедливостью оценок. К сожалению, в показанных на прошедшей неделе передачах ничего не говорилось о его подготовке к репортажам, об обязательных предварительных беседах с участниками предстоящего матча, о голосовой, если так можно ее назвать, разминке. Словом, об опыте Озерова, самом ценном для нынешних комментаторов, в передачах ничего сказано не было.


Но повторю еще раз: имя Озерова навсегда останется в истории телевидения и радио. Потому что вместе с Вадимом Синявским создали они в Советском Союзе профессию «спортивный комментатор», которая долгие годы пользовалась высочайшей популярностью. Но сейчас стоит она, к сожалению, не очень высоко. Телезрители с большей готовностью назовут вам имена поражающих своим безвкусием и банальностью многочисленных шоуменов, нежели тех, кто рассказывает им о спорте. Печально, но это так. Авторы, хотели они того или нет, вспоминая о знаменитом комментаторе, убедительно подтвердили, насколько отстает от высоких образцов современная телевизионная спортивная журналистика.


XS
SM
MD
LG