Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России за последний год вдвое сократилось число нелегальных мигрантов


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский .



Александр Гостев : В России за последний год вдвое сократилось число нелегальных мигрантов. Штрафы предпринимателям, которые незаконно используют гастарбайтеров, в 2007 превысили цифру в 4 миллиарда рублей. Об этом сегодня заявил глава федеральной миграционной службы Константин Ромодановский. Руководитель ФМС при этом не смог ответить на многочисленные вопросы журналистов, которые касались истории корреспондента журнала "Нью-Таймс" Натальи Морарь, которую не пропустили в Россию и отправили на родину в Молдавию вопреки тому, что у нее имелись все необходимые документы для проживания и работы в России. В свою очередь правозащитники не особо обращают внимание на цифры, которыми оперируют в миграционном ведомстве. Гораздо больше они обеспокоены ситуацией с нарушением прав человека по отношению к мигрантам. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский: Константин Ромодановский на протяжении всей пресс-конференции говорил о достижениях службы, которую он возглавляет. Уже 337 дней в России работает новое миграционное законодательство, и в большей степени благодаря этому очевидны и положительные изменения, считает глава ФМС.



Константин Ромодановский: В прошлом году где-то порядка полмиллиона разрешений было выдано за год. В этом году уже 2 миллиона 30 тысяч разрешений получили иностранные граждане для работы в Российской Федерации. Конечно, картина изменилась - и налоги пошли, и зарплата для иностранных граждан поднялась. А повышение зарплаты для иностранных граждан - это возможность подтягивания к рынку труда российского специалиста. То есть если специалист становится дороже, он становится более привлекательным, больше российских граждан идут заниматься этой работой. Прирост миграции на 47 процентов сегодня в этом году компенсирует естественную убыль населения. В прошлом году этот показатель был минимум в два раза ниже.



Максим Ярошевский: Значительно в этом году сократилось количество мигрантов-нелегалов.



Константин Ромодановский: Нелегальный мигрант, понятно, что он невидимый, значит, он неучтенный. Поэтому такую цифру вам конкретно не назовет. Мы ранее называли цифру порядка 10-15 миллионов. Я могу смело вас уверить, что мы в два раза этот показатель сократили. Ориентируйтесь на 5-7 миллионов не больше. В большей степени страны, конечно, СНГ.



Максим Ярошевский: Существенно ужесточены штрафы для бизнесменов, которые используют нелегалов, проще говоря - гастарбайтеров.



Константин Ромодановский: Мы в этом году наложили штрафов более чем на 4 миллиарда рублей. Взыскали 50 процентов. В прошлом году взыскали порядка 500 миллионов, то есть в четыре раза меньше, чем в этом году. Работодатели стали сговорчивее, понятливее. Если в начале года мы фиксировали десятками и сотнями случаи нарушений миграционного законодательства, то сейчас единицы. Те же самые пресловутые рынки. Внешне приходишь, вроде бы там стоят иностранцы. Но это не иностранцы, просто южане, наши российские граждане. Конечно, здесь тоже есть подводные течения - увеличилось в два раза количество браков, которые заключаются с россиянками, в частности, в Москве. Люди стремятся получить правовой статус. Но это уже другая сторона медали. Мы нашли точку отсчета, поработали по рынкам. И, самое главное, мы дали нашим гражданам возможность туда прийти.



Максим Ярошевский: Значительная часть вопросов на пресс-конференции главы Федеральной миграционной службы касались скандала, связанного с недопущением в Россию журналистки Натальи Морарь. Ответ Константина Ромодановского несколько удивил участников пресс-конференции.



Константин Ромодановский: Я этой ситуацией, откровенно, на этот момент не владею. Я готов разобраться. День-другой дайте. Если человек является нарушителем действующего законодательства, то ведомство, правомочное на это, принимает решение о нежелательности его пребывания. Это может быть и Федеральная миграционная служба, если человек является нарушителем миграционного законодательства, тех статей, которые относятся к нашей компетенции. В этом случае, я готов вам ответить, что и как человек нарушил. Если же он является нарушителем иных позиций, наверное, мне сложно будет говорить. Я не хочу быть голословным. Я обещал разобраться и то, что смогу, я прокомментирую.



Максим Ярошевский: В Федеральной миграционной службе очень любят оперировать цифрами и говорить о своих достижениях. Однако крайне мало они говорят о тех проблемах, с которыми сталкиваются мигранты находясь в России. Такого мнения придерживается директор центра этнополитических и региональных исследований Эмиль Паин.



Эмиль Паин : Когда говорят наши официальные лица о миграции, то они рассматривают только одну ее сторону - о том, насколько мигранты мешают или не мешают нашему обществу. Проблемы, с которыми сталкиваются сами мигранты в обществе, очень редко попадают в поле зрения представителей правоохранительных структур, коим поручено сегодня заниматься миграционной проблемой. Между тем, специфика миграционных проблем в России, скажем, в отличие от Запада при внешних схожестях, как раз состоит в том, что на Западе, на мой взгляд, большую проблему представляет слабая адаптированность мигрантов к новым условиям, тогда как в России меньшая готовность принимающей стороны адаптировать мигрантов. Здесь проблемы как были, так они и остаются. Существует и пока что не уменьшается общий уровень ксенофобии. Существует и не уменьшается практика ограничений предоставления мигрантам и жилья, и приема на работу. Не в том смысле, что существуют юридические, правовые ограничения, а существует именно практика, нарушающая существующие конституционные нормы, которые плохо соблюдаются как раз в этой сфере. Поэтому никаких победных литавр сейчас на должно было быть, характеризуя эту одну из больнейших проблем России. Я говорю о миграционной проблеме.



Максим Ярошевский: Интересно было то, что вы сравниваете с Западом.



Эмиль Паин : У нас при внешних сходствах проблем, скажем, они испытывают перегрузки некоторые города французские или голландские от притока мигрантов, Россия испытывает определенные перегрузки от неупорядоченного притока мигранта. Я в отличие от многих моих коллег, которые рассматривают с экономической точки зрения эту проблему, не считаю обвальную миграцию благом для России. Но природа этой проблемы разная. Если, скажем, в той же Франции мы можем говорить о том, что неадаптированные к современным демократическим условиям, либеральным условиям группы населения прибывают в страну и не могут найти себе место, то у нас, как я не раз говорил, совки приезжают к совкам. В этом смысле условия, что в Таджикистане, что в Азербайджане, что в России, с точки зрения их социально-политического климата. одинаковые. Среда не принимает. Степень сгруппированности и консолидированности мигрантских обществ в России меньше по многим причинам, в том числе и благодаря позитивным особенностям. Я не хотел бы говорить о том, что в России все хуже. В России в силу того, что и объемы миграции (иноэтнические я имею в виду) ниже, чем большинстве других стран, явление это сравнительно новое. Не сложились, скажем, такие компактные расселения, как в той же Франции - замкнутые кварталы, собственные инфраструктуры и тому подобное. И слава богу. Я думаю, что если бы удалось избежать формирования вот таких замкнутых добровольных гетто, это было бы счастьем.



Максим Ярошевский: Говорил Эмиль Паин.




XS
SM
MD
LG