Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Буковский: "Запад нам не поможет"



Михаил Соколов: Сегодня в нашей студии правозащитник, ученый и возможный кандидат в президенты России Владимир Буковский.


Сейчас мы с Владимиром Буковским пройдем по событиям.


В воскресенье, я сам был свидетелем, Владимир Константинович, как собиралась ваша инициативная группа в Москве – более 800 человек зарегистрировались, чтобы выдвинуть вас кандидатом в президенты России.


Людей, надо сказать, не смущает проблема: 10 лет вы не жили в России подряд, как этого требует закон и то, что у вас есть второе гражданство.


Как вы будете преодолевать эти юридические препятствия?



Владимир Буковский: Вы знаете, в общем-то непонятно, есть эти препятствия или нет. Мы знаем, что по поводу второго гражданства, двойного гражданства был подан иск в Конституционный суд. 1 ноября в закрытом заседании этот вопрос рассматривался Конституционным судом, но они до сих пор нам не сообщили свое решение, несмотря на напоминания, звонки, просьбы, мольбы. Они молчат как партизаны, не хотят рассказать, что же они такое решили. Уникальная ситуация. Поскольку, как я понимаю, Конституционный суд секретных решений принимать не может. Вот мы до сих пор не знаем, что они решили.



Михаил Соколов: Скажите, а Центризбирком назначил вам какое-то время для регистрации, чтобы вы могли начать сбор подписей?



Владимир Буковский: Они ведь должны сначала получить все наши нотариально заверенные. Вот это мы завтра подадим, инициативная группа, координаторы и я.



Михаил Соколов: То есть во вторник?



Владимир Буковский: Да, завтра - во вторник в 12 часов мы должны придти туда, и это последний день, когда документы еще принимаются.



Михаил Соколов: А вдруг двери закроют?



Владимир Буковский: Не должны. Им гораздо проще потом, рассмотрев наши документы, найти ту или иную логическую, юридическую зацепку и не зарегистрировать – это их проблема. Наша проблема - все сделать правильно, по закону, вовремя, и мы это сделаем.



Михаил Соколов: В понедельник "Единая Россия" выдвинула Дмитрия Медведева официально кандидатом в президенты. Владимир Путин благосклонно согласился стать премьером.


В Гостином дворе побывал специальный корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович: Собравшиеся в Гостином дворе члены партии власти называли в открытую свой съезд съездом победителей, и весело смеялись в ответ на все исторические аналогии. Главный победитель - президент Владимир Путин прошел в зал перед самым открытием съезда рука об руку вместе со своим официальным преемником Дмитрием Медведевым. С трибуны действующий глава государства сообщил, что подтверждает выдвижение Дмитрия Медведева и заявил, что готов перейти на работу в правительстве.



Владимир Путин: Считаю необходимым сказать, что если люди наши, граждане России окажут доверие Дмитрию Анатольевичу Медведеву и изберут его новым президентом Российской Федерации, то и я готов буду продолжить нашу общую работу в этом случае в качестве председателя правительства Российской Федерации. Без изменения властных полномочий между институтом и самим правительством.



Данила Гальперович: Очевидно, что для многих в зале согласие Владимира Путина стать премьером было сюрпризом, а для нынешнего премьера Виктора Зубкова сюрпризом неприятным. И действительно, чего же приятного в том, когда знаешь, что тебя уволят через четыре месяца. Дмитрий Медведев, напротив, был искренне счастлив.



Дмитрий Медведев: Убежден, что полное воплощение этой стратегии в жизнь возможно только вместе с ее автором - вместе с Владимиром Владимировичем Путиным. Вот почему, принимая решение баллотироваться, считаю принципиально важным, чтобы именно он возглавил правительство в случае нашей победы, которое будет сформировано после избрания главы государства. И я искренне рад, что Владимир Владимирович Путин принял это предложение.



Данила Гальперович: Количество славословий в адрес Путина все нарастало, а в речи лидера «Единой России» Бориса Грызлова достигло таких пределов, что морщились даже некоторые из его однопартийцев.



Борис Грызлов: Ваш личный вклад в победу, Владимир Владимирович, оказался решающим. Каждый депутат «Единой России» обязан всегда помнить, что он избран по списку, во главе которого стоял Владимир Путин.


Владимир Владимирович, у «Единой России» конституционное большинство в Государственной думе. Мы выдвигаем кандидатуру Дмитрия Медведева на должность президента и, безусловно, поддерживаем вашу кандидатуру при обсуждении в Государственной думе вопроса о председателе правительства. Все это надежные гарантии тому, что Россия не свернет с вашего курса и добьется новых побед.



Данила Гальперович: Естественно, что официально утвержденному «Единой России» кандидату в президенты все собравшиеся старались засвидетельствовать свое почтение, а наиболее опытные напоминали, что знают преемника давно. Губернатор Орловской области Егор Строев.



Егор Строев: Я его знаю не только давно, еще по работе межпарламентской ассамблеи 96 года в Санкт-Петербурге.



Данила Гальперович: Похоже, что партия власти более-менее договорилась внутри себя о форме руководства страной. Ведь если что, то по конституции обязанности президента исполняет именно глава правительства. Другое дело, что в России работа премьера всегда была очень беспокойной, а должность совсем не харизматической.



Михаил Соколов: Владимир Константинович, один прокремлевский политолог очень довольно мне сказал: такая хорошая рокировочка, теперь они будут меняться 30 лет.



Владимир Буковский: Ну что ж, и это возможно. Сегодня очень трудно комментировать, потому что все время ощущение какой-то нереальности и что это все можно переиграть завтра и послезавтра. Поскольку не осталось законов, никто с законами не считается, то никакое объявление вообще ничего не значит. Завтра они скажут: нет, мы передумали, совещаясь на месте, решили, что будет другой. И никто ничего не скажет и никто ничего не сможет сделать. Совершенно непонятно. Это все какая-то игра, как на шахматной доске.



Михаил Соколов: Вы знаете, в шахматах есть правила, а тут правил нет, разве что как у Остапа Бендера, доску переворачивают все время. Там была такая фраза: без изменения полномочий Владимира Путина. Получается, что для этих людей уже важны не формальные посты, а как в какой-то сплоченной группировке есть настоящий босс, есть его клевреты, а формальности уже по боку.



Владимир Буковский: Ну примерно так оно и есть. Вы понимаете, на самом деле, что произойдет, еще труднее спрогнозировать, чем понять, что они имеют в виду. Потому что есть некие смысловые нагрузки на постах.


Президент, даже если он очень слабый и готов слушаться какого-то старшего товарища, функция его начнет довлеть над ним в какой-то момент, ему придется принимать решения, которые не всегда будут совпадать. Тем более, если вы посмотрите на все это стадо чиновничества по всей стране. Мы с Гариком Каспаровым обсуждали это в пятницу, он говорит: ну хорошо, а как чиновнику где-нибудь в маленьком городке, какой портрет ему вешать?



Михаил Соколов: Оба.



Владимир Буковский: А тогда какой слева, какой справа? А какой бюст на столе поставить? Понимаете, двоевластие – это очень тяжелое дело. Функция при слабом наполнении этой функции, она все равно имеет некую власть, даже если это просто стул и на нем висит пиджак.



Михаил Соколов: Вот Подгорный был председателем президиума Верховного совета, а Леонид Ильич Брежнев генеральным секретарем, и все знали, к кому обращаться.



Владимир Буковский: Правда. И функции председателя президиума Верховного совета были очень ограниченные, они юридически…



Михаил Соколов: А глава государства вроде как.



Владимир Буковский: Символически, не более. Функций властных у него не было почти никаких. Помиловать приговоренного он мог, примерно все.



Михаил Соколов: Еще одно событие прошедшей недели – это съезд ЛДПР – на нем побывал Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский: На 20 съезд ЛДПР в Москву съехались представители 81 регионального отделения. 170 делегатов нервно курили, пили в фойе чай и кофе в ожидании своего лидера. На входе в здание делегатов встречал духовой оркестр. Первым на съезд приехал беспартийный второй номер думского списка ЛДПР Андрей Луговой.



Андре Луговой: Может быть только один кандидат.



Максим Ярошевский: Вождя ЛДПР делегаты встретили овациями, зал украсили лозунгами, которые, видимо, станут предвыборными для Жириновского: «За все ответите», «Успокою всю страну», «Зачищу всю страну». Зачищать Россию глава ЛДПР начнет со взяточников. Главное зло в нынешней России – коррупция. Побороть ее Жириновский в состоянии, и делать это будет самыми радикальными методами.



Владимир Жириновский: Образование, где берут взятки при вступительных экзаменах. Отмените экзамены. В армию наберите добровольцев, они найдутся. То же самое бюрократы, чиновники, которым дано право выдавать разрешение на любой вид деятельности - запретите им это делать.



Максим Ярошевский: Периодически во время своего выступления глава партии подходил к географической карте России и указкой-лазером показывал делегатам съезда, где он родился, учился, работал, куда он уже наведывался. Вышло, что Жириновский объездил всю Россию. Больше всего от главы ЛДПР досталось коммунистам и Геннадию Зюганову.



Владимир Жириновский: Я своим внукам покажу фабрику их прадедушки, которая и сегодня работает. А куда приведет Зюганов своих внуков? На Красную Пресню показать – здесь погибали московские рабочие в 1905 году.



Максим Ярошевский: Под горячую руку попал даже кандидат в президенты от «Единой России» Дмитрий Медведев.



Владимир Жириновский: Если кандидат в президенты заранее говорит, что он слабый, что за него голосовать не будут, а будут голосовать за действующего президента, если целая партия прячется за действующего президента и потенциальный кандидат от этой партии, то позор им. Им позор, и вам, журналистам России, позор.



Максим Ярошевский: Верный сын своего отца, глава фракции партии думе Игорь Лебедев также папин курс поддерживает.



Игорь Лебедев: Нам бы хотелось, чтобы выборы были по-настоящему демократичными и честными. Тогда все кандидаты, независимо от того, выдвигает их политическая партия, либо они выдвигаются методом сбора подписей, либо их просто называют своими преемниками, все должны иметь равные условия для борьбы, тогда это выборы.



Максим Ярошевский: Концовку своего выступления Жириновский уже не проговорил, а прокричал в зал своим делегатам.



Владимир Жириновский: Победит ЛДПР или ее кандидат, вся страна выйдет на улицы в восторге и радости. Да здравствует ЛДПР!



Максим Ярошевский: Съезд выдвинул своего вождя кандидатом в президенты России. Как обычно, безальтернативно и единогласно.



Михаил Соколов: Ну что ж, продолжаем разговор с Владимиром Буковским. Владимир Константинович, смотрите, такой талант пропадает в политическом цирке и на роли статиста. Как вы думаете, на этих выборах зачем нужен Жириновский?



Владимир Буковский: Для создания иллюзии многопартийности, как обычно, для чего он, собственно, и создавался - для занятия определенной ниши, для отвлечения протестных голосов. Это более-менее его функция все годы. Создавался он по решению политбюро, как сказал в свое время Александр Николаевич Яковлев. Это было как бы социалистическим плюрализмом. Вот он для этого и существует.



Михаил Соколов: А теперь антисоциалистический плюрализм?



Владимир Буковский: Ну что ж, жизнь идет, продолжается. Уже слово «социализм» выпало у нас из лексикона в основном, остался кремлевский плюрализм, назовем так.



Михаил Соколов: Давайте тогда о социализме и сторонниках социализма. Еще один съезд в субботу, я сам на него съездил.


Съезд КПРФ выдвинул Геннадия Зюганова кандидатом на пост президента.


Перед этим Зюганов пришел на встречу в Кремль, получил сомнительные поздравления от президента Путина с тем, что у КП РФ стало на 10 депутатов больше. Якобы говорил он с Владимиром Путиным о Союзе России и Белоруссии.


На съезде коммунисты жаловались на нечестные выборы. А его соратник Зюганова Иван Мельников сообщил, что у КПРФ украли 5-10 % голосов.


На вопрос, почему он, а не кто-то другой, Геннадий Зюганов так объяснил свое выдвижение:



Геннадий Зюганов: Мы летом объявили список в составе десяти человек. Я сам проявил инициативу и сказал: давайте обсудим каждую кандидатуру. Начинали с Нобелевского лауреата Жореса Алферова, в этом списке был Мельников, Дашин, там же были Савицкая, Илюхин и многие другие.


Организацию обсуждали на открытом собрании, не просто коммунисты, сторонники, симпатизирующие нам, все, кто участвовал в выборной кампании, все штабы.


Я практически получил сто процентов поддержки всех организаций и прямое поручение. В нынешних условиях в эту выборную кампанию выдержат только наиболее подготовленные, сильные, волевые и крепкие люди.


Ситуация усугубляется в стране, по сути дела идет бандитизация власти и этому могут противостоять люди с хорошей организацией, с сильным характером, опытной командой и массовой поддержкой.


Вы понимаете, в каких условиях сегодня в России проходят выборы. Играть в выборы на этом фоне мы не можем. Нам важна судьба страны, и мы в данном случае переживаем за Россию, считаем, что компартия и союз патриотических сил остались единственными в России, кто может остановить этот дикий произвол и гарантировать свободу слова, достоинство личности, права человека и нормальное развитие событий.


У нас шансы на выборах хорошие. При более-менее нормальных выборах второй тур неизбежен.



Михаил Соколов: Геннадий Зюганов пообещал назвать команду «правительства народного доверия» и так оценил тандем Медведев – Путин.



Геннадий Зюганов: Они уже поделили все должности. Только президент избранный может отставить существующее правительство и назначить нового премьера. Еще выборов не было президентских, уже поделили между собой должности.



Михаил Соколов: Я бы обратил внимание на выступление в кулуарах съезда лидера тамбовских коммунистов Тамары Плетневой. В Тамбове у КПРФ был самый высокий результат - почти 20% голосов.



Тамара Плетнева: Вы у нас умница, человек порядочный очень. Добрый, любящий Россию, русских, которых большинство в России. Он сильный, мужественный. Почему мы должны менять? Он как раз настоящий президент, не чета тем, которых выдвигают, по всем качествам.



Михаил Соколов: Это было мнение Тамары Плетневой. И я хочу Владимира Буковского спросить: скажите, а не будет ли КП РФ разыгрывать в мягкую национальную карту, противопоставляя русского Зюганова другим кандидатам? У них все-таки к национальному вопросу есть такое тяготение.



Владимир Буковский: Да, они сейчас во все тяжкие пошли. Слушать, когда коммунисты говорят, что они будут бороться за свободу слова и права человека, мне, правду говоря, смешно.



Михаил Соколов: Но борются.



Владимир Буковский: Они будут использовать любую, как говорят, шляпу, любую вывеску, может быть и национальную где-то, где это будет актуально, где это им поможет, а где-то правозащитную.


Это интересно, что он стал говорить о правах человека, свободе слова и человеческом достоинстве. Они же все-таки политики, они нос по ветру держат. Значит он почувствовал, что эта тематика становится важна в стране. И он начинает ее использовать, как профессиональный политик, начинает о ней больше говорить.


Это интересно, это некий сдвиг в стране, когда люди поняли, что произвол достиг какого-то такого уже масштаба, с которым мириться никому нельзя.



Михаил Соколов: Вот о произволе. Коммунисты, на мой взгляд, играют довольно важную роль. Например, они зафиксировали, как проводились думские выборы. Вот что говорит один из самых социал-демократизированных представителей КПРФ, отодвинутый Зюгановым из высшего руководства партией, нынешний первый секретарь омского обкома КПРФ Александр Кравец.



Александр Кравец: В марте имели 22,4%, мы провели гораздо больше работы, мы организовали такой контроль, которого у нас никогда не было и нас опустили все равно 15,5%. Надо разбираться, как же это тогда, когда вкладываешь жизнь.


У нас лучшие газеты региональные, мы выпускали колоссальные объемы необходимой продукции. Мы прошли по системе «от дома к дому».


Что власть сделала – это мы знаем – все построила. Представьте себе: 70 тысяч оплачиваемых работников, все чиновники, были расписаны за каждым домом. Они знали настроения и за кого будет голосовать каждый. Они даже урны не приносили тем, допустим, ветеранам, кто заказывал, не мог придти, а приносили в соседнюю дверь. «Я заказывала». Нет, ей урну не приносили, потому что она будет голосовать за КПРФ.


Они жестко проплачивали все. У меня на руках есть счета, все старшие по домам. Есть так называемые КТОСы, им сейчас за первую волну заплатили, за вторую заключили договор о работе на «Единую Россию», а за третью волну у них взяли все счета в банках, то есть им будут перегонять деньги в банк.


И вот наша наглядность, наклейки маленькие такие, но они заметные, яркие, жили не больше двух часов. Прилично одетые дамы, в хорошем макияже, на иномарках подъезжали и зачищали все. Причем зачищали ладно бы неположенное место, а если специально предназначенные места, все зачищали абсолютно.


То, что на селе творилось, приезжали в деревню и говорили: плохо живете? А у нас полный развал на селе. Когда-то цветущая область. Приезжали: плохо живете? Дорогу чистить не будем, то есть из деревни ты не выедешь. Мы же в Сибири живем. Отключим электроэнергию, то есть будет еще хуже, если не будет 70% за «Единую Россию».


Людей на сходки собирают, объясняют, а там местная власть, как же, сегодня есть чиновничество, староста, он приходит, он им пропагандирует. По поводу того, что не пускали, ни в какую аудиторию - это у нас давным-давно, о чем жалуются, а у нас давным-давно, как Ельцина не стало, все уже.


Контроль, если, допустим, человек член комиссии, закрывает комиссию плотно, его взять не могут, выходят на его ребенка и говорят: вы скажите своему отцу, чтобы ушел из комиссии, потому что в противном случае у вас не будет работы.


Вводит, допустим, наш член комиссии другого члена комиссии, когда вбрасывают бюллетени. Дают показания, мы передали в прокуратуру. Потом этот член комиссии, товарищ, которого мы привлекли, человек молодой подходит и говорит моему секретарю, у нас юрист единственный на весь округ: Василий Александрович, прости, но я последний раз говорю правду – вброс был. На суде я откажусь. Почему? А меня вызвали глава администрации, прокурор и так далее: ты у нас работать не будешь. У него рабочее место и семья, он работу не найдет.


И эта система, когда каждый был закреплен за каждым, каждый чиновник за домом, чуть не за подъездом, когда старшие по домам были обязаны каждые два часа зачищать ящики от всякой пропагандистской продукции, нашей, естественно. Потому что кроме нашей, честно говоря, там чуть-чуть СПС потрусило бумажками, их не пускали, и немножко было ЛДПР, тоже капелька. Но самое главное - людей просто запугивали.



Михаил Соколов: Что же делать с этой государственной машиной по запугиванию и фальсификации?



Владимир Буковский: Он не один это говорит, я это слышу от всех, общаюсь со всеми партиями сейчас и разговариваю. Это просто общий крик.


Это выборы были настолько откровенно фальсифицированы, даже не прятались, делали это откровенно – давление, вы знаете все эти истории, требование сфотографировать свой бюллетень и принести его на службу или в университет эту фотографию. Это чудовищное что-то.


Что с этим делать? Есть две вещи: во-первых, нужен протест, нужен серьезный протест населения. Мирный, в рамках закона, но протест мощный, с которым нельзя не считаться. Вот это одна из вещей, которая теперь уже неизбежна. Мы уже не сможем иными механизмами восстановить свободные выборы. Это уже теперь становится неизбежно. Это, конечно, трудно людям.


Сейчас сдвиг есть, радикализация в обществе чувствуется. Эти последние выборы возмутили всех, а разгоны всяких маршей тем более. То есть некое возмущение у населения. Выльется ли оно в некое противостояние общества и власти, я не знаю, но к этому движется и рано или поздно это произойдет. И эти люди, которые занимаются такими вещами, они должны это помнить. Россия медленно двигается, но если она сдвинулась, остановить ее будет очень трудно, и мало никому не покажется.



Михаил Соколов: Сначала последний политический сюжет недели – съезд СПС. На нем присутствовал корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский: На съезде Союза правых сил решали сразу два вопроса – кто станет кандидатом от партии на президентских выборах и кто войдет в новый состав федерального политсовет и возглавит партию.


Лидер Союза правых Сил Никита Белых заявил: «Мы потерпели поражение, но остались самими собой. СПС не должен признавать выборы свободными и честными, а результаты легитимными».


В то же время Белых признал себя в ответе за провал СПС на думских выборах.


"Наша и моя личная стратегическая ошибка состоит в том, что мы слишком поздно заняли жесткую наступательную позицию по отношению к власти", - сделал вывод Никита Белых и ушел в отставку. Сложили полномочия и все члены политсовета. Съезд "Союза правых сил" признал работу партии на прошедших парламентских выборах неудовлетворительной.


Анатолия Чубайс делегаты съезда призвал сторонников партии поддержать кандидатуру Бориса Немцова.



Анатолий Чубайс: Политсовет принял решение о выдвижении Немцова кандидатом в президенты. Да, я согласен, что из всех возможных кандидатов в президенты от действующей власти выдвинутый Дмитрий Медведев, наверное, лучший из возможных. Но, тем не менее, у нас другая партия.


СПС выдвинула Немцова, я буду голосовать за поддержку этого решения. Спокойно, с улыбкой, с пониманием собственных ошибок зажать зубы и так двигаться вперед, чтобы не повторять допущенных ошибок.



Максим Ярошевский: Бывший глава предвыборного штаба СПС Антон Баков призвал правых поддержать кандидатуру Бориса Немцова, хотя и реальных шансов на победу на президентских выборах он не видит.



Антон Баков: Мы выдвигаем кандидата в президенты Всея Руси. Мы выдвигаем Бориса Ефимовича Немцова. Честно вам скажу, с Немцовым я знаком недавно. Это зрелый, очень сильный, очень добрый человек.


Идеи гуманности, гуманизации власти, идеи свободы для него не конъюнктура - это то, что заложено у него не только в голове, но и в его сердце. Это человек, который действительно говорит искренне.


У Немцова есть все шансы стать консолидаторомЮ политиком, который будет собирать вокруг себя будущую Россию.



Максим Ярошевский: Единственным делегатом съезда СПС, который выступил против Немцова как кандидата в президенты, оказалась Мария Гайдар.



Мария Гайдар: Необходимо заявлять свою позицию, необходимо бороться за новых сторонников. Необходимо представлять тех людей, которые уже разделяют эти идеи, которые хотят, чтобы Россия была демократической, свободной страной.


Я считаю, что участие в выборах крайне важно. Немцов только что прошел предвыборную кампанию СПС. Так или иначе, тот результат, который есть в СПС, он ассоциируется с Борисом Немцовым, к сожалению. Поэтому, мне кажется, что на такой негативной волне, на таком спаде достаточно сложно войти в новую кампанию и рассчитывать, что люди поверять в возможность успеха. Касьянов еще не показал, что он проиграл, а у нас другая ситуация, к сожалению.



Максим Ярошевский: Сам потенциальный кандидат в президенты России от СПС Борис Немцов, обещающий продолжать движение гражданского протеста, сообщил, что ради появления единого оппозиционного кандидата демократических сил он готов будет снять свою кандидатуру



Борис Немцов: Надо не бойкотировать, а надо протестовать. И наше участие в этой кампании – это возможность донести правду о режиме Путина, о коррупции, о беспределе в Кремле, о басманном правосудии, о крахе пенсионной системы в стране, об обнищании российских регионов на фоне Москвы. Правду рассказать людям – это важно, потому что они в плену геббелевской пропаганды находятся.


И второе – это изложить альтернативный путь развития страны. Пренебрегать такой возможностью - преступление. Предельно для меня важно это, чтобы был один кандидат. Поверьте, я человек амбициозный, но не настолько, чтобы не понимать очевидного. Я сделаю все, чтобы был один кандидат.


Здесь недаром Владимир Буковский находится, мы встречались с Касьяновым, мы найдем решение, будет один кандидат. Это важно, чтобы не была дискредитирована оппозиционная идея, чтобы мы не выясняли друг с другом отношения, а все-таки отвечали на те запросы, которые волнуют людей.



Максим Ярошевский: Съезд предложил кандидатуру Бориса Немцова для участия в президентских выборах.



Михаил Соколов: Собственно Борис Немцов выдвинут кандидатом в президенты от СПС, еще надо два миллиона подписей собрать. Я к Владимиру Буковскому обращусь: собственно, как появится единый кандидат? Уже три вроде есть: вы есть, Касьянов есть, Немцов есть.



Владимир Буковский: На самом деле мало. Я-то приехал, думал, будет пять.



Михаил Соколов: То есть Рыжков, Каспаров, как всегда Явлинский.



Владимир Буковский: А то и семь. Это было бы замечательно, потому что у меня была начальная идея, почти что договоренная по коммуникациям со всеми этими лицами о том, что мы должны выступать как команда, вместе. И в какой-то момент избирательный, когда будут видны рейтинги, тот, у кого максимальный рейтинг набирается, того оставим единым кандидатом, а сами останемся командой и решать будем вместе. И всех устраивает эта формула.



Михаил Соколов: А тех, кто есть сейчас, устраивает?



Владимир Буковский:: Тех, кто есть, абсолютно. Мы даже подписали это соглашение письменно с Касьяновым и Немцовым. К сожалению, очень многие сошли с дистанции слишком рано, невозможные условия стали законодательства для таких выдвижений. Не смог пройти Гарри, которому последовательно зарубали все залы, он просто не мог собрать своих сторонников нигде в Москве. Не может этого делать Явлинский, не может делать Рыжков. Они прислали свои заявления на эту тему. «Яблоко» решило вообще меня поддерживать в этот раз.



Михаил Соколов: Вы рады?



Владимир Буковский: Я, конечно, рад. Почему бы нет? Главное, нам всем объединиться.



Михаил Соколов: А Рыжков с Каспаровым?



Владимир Буковский: С Рыжковым я не говорил. Каспаров меня поддержал, и мы будем всегда друг друга поддерживать. Слава богу, с Гариком мы дружим лет 20. Так что мы нашли некую форму сотрудничества. И правильно говорит Немцов, будет один кандидат.



Михаил Соколов: Или ни одного.



Владимир Буковский: Или ни одного.



Михаил Соколов: Хорошо, а с Анатолием Чубайсом на съезде СПС пообщались?



Владимир Буковский: Нет, я при виде Чубайса сказал: Анатолий Борисович, пожалуйста, не отрезайте у меня в Кембридже электричество, я все заплачу.



Михаил Соколов: То есть вы тоже считаете, что лучше бы ему электричеством заниматься, а не приходить на съезды и делать заявления?



Владимир Буковский: Я не могу так говорить - это его партия, он один из создателей.



Михаил Соколов: Но подвел на выборах же партию, а теперь пришел.



Владимир Буковский: Это их внутрипартийное дело, я им не судья. Я вообще не большой сторонник этого джентльмена, мне кажется, он много вреда принес в российской политике. Это с моей точки зрения. Но это его партия, им решать.



Михаил Соколов: Давайте ответим на звонки слушателей. Михаил из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Буковскому.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Если можно, по поводу ЛДПР. Мне кажется, это не только декоративная партия, а мне кажется, это одно-единое – «Единая Россия» и ЛДПР, «Единая» - это партия паханов, эта партия шестерка, вместе они себя, видимо, понимают как партия вертухаев.



Михаил Соколов: А вопрос?



Слушатель: Обратите внимание: то, что говорит Жириновский, обычно сбывается через несколько лет. Довольно зловещие сейчас.



Михаил Соколов: Пожалуйста, прокомментируйте.



Владимир Буковский: Ну в общем наблюдение довольно трезвое. Он хоть и шут, клоун и так далее, но он какую-то информацию сверху имеет, с кремлевских звезд и явно ее в нужный момент озвучиваете в той или иной форме, которая ему присуща.



Михаил Соколов: Давайте вопрос с пейджера: «В чем вы видите свои шансы в борьбе с Дмитрием Медведевым?». Сергей из Москвы.



Владимир Буковский: Я не собираюсь бороться с Дмитрием Медведевым, мы боремся с Кремлем - и это гораздо важнее. Нам нужно менять систему, которая стала восстанавливать советские нормы, порядки.



Михаил Соколов: Но это коммерческая система, она не идеологическая, она коммерческая.



Владимир Буковский: У них есть идеология. Она может быть гораздо более примитивная, чем мы привыкли. Под словом «идеология» мы всегда понимаем философию, Маркса и Гегеля, Канта и так далее. У них это все проще. Деньги ведь тоже философия своего рода. А у них есть некая философия. Они считают крах Советского Союза трагедией, катастрофой, а соответственно, восстановление советской системы считают своей задачей. Вот это их идеология реставрации. Конечно, никто из нас с ней согласиться не может.



Михаил Соколов: «В прессе ваше имя под запретом». Иван пишет.



Владимир Буковский: Смотря в какой прессе. Наверное, на Первом канале телевидения оно и под запретом. Но меня это, честно говоря, не волнует. У нас сегодня есть очень много других средств коммуникации, есть интернет. РЕН-ТВ показывает меня все время. «Эхо Москвы», Радио Свобода - бога ради. Слушайте, если у нас было столько каналов и возможностей информационных в 60-70 годы, Советский Союз бы рухнул давно.



Михаил Соколов: Еще вопрос: «Владимир, простите за бестактный вопрос. Предположим невероятное: вы стали президентом. Ваше здоровье позволит исполнять эту роль, руководить страной? Ведь нагрузка колоссальная».



Владимир Буковский: Очень ненадолго. Я боюсь, что мне и кампанию выдержать будет очень трудно. Но я это делаю ведь не из амбиций, я не могу потерпеть того, что происходит реставрация. Для меня это слишком больно, оскорбительно. Я пришел помочь своим соотечественникам, сколько могу, столько я сделаю. Ну а дальше продолжат другие.



Михаил Соколов: Павел из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Буковскому.



Слушатель: Здравствуйте. Товарищ Буковский, объясните мне, пожалуйста, два момента в вашей биографии. Первый: в каждой тюрьме есть пресс-хаты, вы это знаете, любого героя помещают туда и через день он подписывает что угодно.



Михаил Соколов: Не все подписывают.



Слушатель: Второй вопрос: есть психиатрические лечебницы, человек не беседует с профессором, а комарик, который кусает, не кусает. Вы знаете, о чем я говорю. Проводится курс лечения, после этого он становится полным дебилом. С вами этого тоже не произошло. У меня вопрос такой: не получается ли так, что вы работали, вернее, сотрудничали с охранкой?



Михаил Соколов: Павел, мы вас поняли.



Владимир Буковский: Я вам отвечу. Дело в том, что в мое время пресс-хат еще не было, они только начинались. Вы забываете, что я довольно давно сидел. Я последний раз был в России в тюрьме - это 76 год. В то время уже начинались пресс-хаты и они применялись к уголовникам. Но к политическим в то время они еще не решались применять пресс-хаты - это пришло позже. Так что мне в этом смысле, считайте, повезло.


И с психиатрией мне в большей степени повезло, ведь я там был еще раньше - это в 60 годы, 63-й, 65-й, 66-й. Тогда ведь не было очень злобных препаратов, которые появились позже, например, галаперидол, он не существовал. Моя хорошая подруга Наташа Горбаневскя, она в Казани уже хлебнула галаперидола, а я в ленинградской спецпсихбольнице еще его не видел.


Да, это было опасный момент, да, отравить тебя этими препаратами, испортить тебе печень, почки могли. Мне повезло, я получил гораздо меньше. Так было устроено, я был один из первых, а первым в этом смысле в России легче, потому что никто еще не готов, не отработана методика. Ну что, аминазина сколько-то давали, но от него идиотом не становишься, спишь в основном. Это, конечно, малоприятно чувствовать себя таким овощем, но это происходит, последствий не имеет. А самых страшных препаратов я просто не застал, я просто проскочил это раньше.



Михаил Соколов: «Владимир, вы известный заклятый друг гэбистов. Предположим, вы или другой демократ побеждает. Знаете ли вы, как победить эту контору, которая способна подмять и уничтожить каждого? Ваши программные действия на этот счет?». Виктор из Москвы спрашивает.



Владимир Буковский: Я на эту тему написал уже в своем манифесте довольно жестко, твердо и ясно. Да, конечно, эти учреждения, эти институции нужно просто закрыть. Их нужно расформировать.



Михаил Соколов: А куда этих людей, которые обучены специально всяким гадостям?



Владимир Буковский: Виновных и тех, кто успел совершить преступления, нужно судить. Тех, кто совершил преступления уголовные и политические тоже, например, захват власти, узурпация власти – это преступление политическое, их нужно судить открытым судом.


Более того, я об этом написал много раз и в манифесте тоже, что я считаю необходимым провести суд над КПСС, коммунистическим режимом и его наследников по статутам Нюрнбергским. Наконец признать то, что мы все с вами понимаем, а именно, что коммунистический режим был преступен. Он не был просто антиконституционен, как в 92 году решил Конституционный суд, он был преступен и это надо сказать, чтобы каждый человек посмотрел себе в душу и понял, как много он способствовал этому общему злу на своем собственном месте. Это всем нам нужно, это нужно как самоочищение. После этого всем будет гораздо легче жить как другой жизнью.



Михаил Соколов: Михаил из Москвы, ваш вопрос, пожалуйста.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, вот какова вероятность второго тура на выборах? И в случае главного варианта и второго – КПРФ, за кого вы будете в этом случае?



Владимир Буковский: Вы знаете, о выборах мы всерьез не говорим - это уже не выборы. Мы видели по думским выборам, что это просто фальсификация откровенная, наглая, они вам напишут сколько угодно. Вот коммунисты жалуются, что им не дали того, что им набрали. Правильно жалуются, у них было больше. Все объективные наблюдатели подтверждают. То есть власти сознательно перераспределяли голоса на какой-то стадии и написали всем то, что они хотели.



Михаил Соколов: Получается, что эти выборы следующие - это для вас демонстрация фактически?



Владимир Буковский: Это для нас демонстрация, это способ консолидации оппозиционных сил, отстраивание их, мобилизация общественного мнения, мобилизация общественных сил. Потому что нам предстоит конфронтация с властью, без конфронтации они не уйдут.



Михаил Соколов: «Голосовала за «Яблоко», не помогло. Может в марте не ходить?». Пишет Ольга.



Владимир Буковский: Дело не в «Яблоке», дело не в СПС – это нужно вам, вам самим, чтобы совершить человеческий поступок и чувствовать, что ты, по крайней мере, не являешься соучастником преступления.



Михаил Соколов: Вот Мария беспокоится, всякие вам нехорошие пожелания: «Что вы так расхулиганились? Нечего вам приезжать в Россию, русские без вас разберутся».



Владимир Буковский: Я тоже русский. Почему она за меня решает, приезжать мне или нет? Я здесь прожил 34 года и не по своей воле оказался за рубежом, меня туда вывезли в наручниках, не спрашивая моего согласия. Так что не ей это решать. Пусть посмотрит решение политбюро о моей высылке за границу. Так что я не считаю, что у нее есть такое право за меня решать, ездить мне на свою родину или не ездить.



Михаил Соколов: Слушатель тут беспокоится: «Медведев – двуглавый президент?».



Владимир Буковский: Там вообще двуглавое руководство, сам Медведев может оказаться одной из голов этой птицы. Вторая голова нам тоже известна. Вот эта двуглавость может привести к серьезным неприятностям, может начаться сильное междуклановые соревнование, драки, даже может быть и насильственные, перераспределение кормушек, собственности - это все легко может сорваться. И Медведев, по-моему, не тот человек, который может сбалансировать.



Михаил Соколов: Геннадий советует: «Владимир Путин является мастером спорта по борьбе, поэтому у него есть запасной вариант трудоустройства - стать начальником охраны президента Медведева».



Владимир Буковский: Это интересная идея, действительно. Раз он готов идти в премьер-министры, почему не в начальники охраны? Тоже возможный вариант, почему бы нет.



Михаил Соколов: Образование соответствующее. Петр из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос.



Слушатель: Добрый вечер. Владимир Константинович, «Яблоко» и СПС набрали очень маленький процент. Причина только лишь в неравных условиях борьбы в этой избирательной кампании или есть какие-то более глубокие причины?



Владимир Буковский: Вы знаете, я сегодня был на съезде СПС, и они довольно глубоко пытались анализировать. Да, конечно, были безобразные фальсификации, да, конечно, реальные цифры гораздо выше. Все признали, что как минимум 5-5,5, может быть 6% СПС могло набрать.



Михаил Соколов: И «Яблоко» столько же.



Владимир Буковский: И «Яблоко» столько же. Это все, конечно, приписки, фальсификации. Но почему же все-таки 5,5, а не 10 и не 15? И они все очень серьезно разбирали. У них есть большие минусы в их работе, как я понял, слушая разные выступления делегатов, особенно из глубинки, из других регионов страны, которые очень остро критиковали руководство партии СПС за недостаток доверия местным организациям, работы с ними, помощи им. Слишком увлеклись руководители тем, что происходит в Москве, в Питере и так далее, и совершенно недостаточно обратили внимания на работу в других регионах.



Михаил Соколов: Давайте из другого региона. Владимир из Нижнего Новгорода нам звонит, пожалуйста.



Слушатель: Владимир Константинович, допустим, Чуров вас пропустит, вам надо собрать два миллиона подписей. На какие деньги, на какие средства это все будете делать? Вы бы хоть какой-то счет объявили или перечислять по возможности.



Владимир Буковский: Большое спасибо за этот вопрос. Счет есть на моем портале, на моем сайте, который «Буковский2008.орг». Там есть специальное окошко для каких-то вкладов, помощи и так далее.



Михаил Соколов: Но будет официальный счет, если зарегистрируют?



Владимир Буковский: Официальный счет мы туда и повесим, как только мы его получим в избиркоме, мы обязаны зарегистрировать в избиркоме - это предварительный счет. И тогда, конечно, всякая помощь будет всячески приветствоваться. На сегодняшний день, боюсь, у нас осталось очень мало денег.



Михаил Соколов: После бурного собрания?



Владимир Буковский: После собрания, после платы нотариусам. Я даже не знал, что такие огромные деньги надо платить нотариусам, чтобы они нотариально заверили подпись каждого из присутствующих.



Михаил Соколов: Очень хорошая профессия, при любом режиме нужна и зарабатывают.



Владимир Буковский: Похоронных дел мастера тоже нужны при любом режиме.



Михаил Соколов: Андрей интересуется программой, говорит, не очень понимает, как вы будете экономикой заниматься, там куча всяких проблем, там и с топливно-сырьевой ориентацией, и с обновлением инфраструктуры. Или вы премьера какого-то назначите сразу?



Владимир Буковский: Конечно, заниматься более конкретными хозяйственными проблемами должны специалисты узкие. Я не являюсь узким специалистом. Но общее направление я дал в своем манифесте. Если он имеет доступ к интернету, на этом же портале, на этом же сайте он его найдет и может его прочесть.


Я прежде всего говорю о том, что происходит процесс ренационализации крупных отраслей промышленности, что крайне вредно и крайне негативно скажется на всей экономике. Что продолжается процесс удушения малого и среднего бизнеса и этот процесс, эту динамику нужно менять непременно.


Потому что именно малый и средний бизнес дает наибольшее процветание, наибольшую занятость населению, наибольшие возможности для открытия потенциала страны, населения и использования во благо страны.


Там же говорится о том, что страна не должна жить только нефтяными доходами, что это однобоко и опасно, потому что цены на нефть и газ рано или поздно пойдут вниз и тогда начнется полный…



Михаил Соколов: Что ж им идти вниз, если на Ближнем Востоке такое творится?



Владимир Буковский: Знаете, специалисты мне объясняли, что там не только дело в том, что на Ближнем Востоке или, как объяснялось до сих пор, очень высокий спрос на нефть и газ в Китае и в Индии, быстрорастущих регионах экономики, не только в этом, но и еще и в спекулятивном отношении людей, связанных с этой отраслью, которые завышают цены, боясь нестабильности в мире. Как только идея нестабильности начнет тухнуть, снижаться, цены начнут падать в них. Эксперты говорят, я не эксперт в этом вопросе.



Михаил Соколов: Или дело в альтернативах технологиях, которые разрабатываются?



Владимир Буковский: Альтернативные технологии, боюсь, займут лет 10-15, а мы говорим о ближайших годах. И в ближайшие годы, эксперты мне говорят, будут падение цен на нефть. Правда, не такое не драматическое. То есть может упасть до 60 долларов за баррель - это ожидается в течение двух-трех лет.



Михаил Соколов: Обязательств набрали в последнее время довольно много. На 14% президент пообещал повысить, когда будет премьером, зарплаты бюджетникам. А вы будете повышать зарплаты бюджетникам?



Владимир Буковский: Вы знаете, я буду стараться как можно больше передавать сектор бюджетный в ту или иную форму экономики. Скажем, дифференциация образования. Как только у вас начинает расти средний класс, появляется большое количество частных школ, то есть нагрузка на государственную школу уменьшается, что позволяет вам высвободить средства и улучшить условия там.


То есть это все вместе можно делать только при росте экономики реальном, не за счет нефтяных цен, а реальном росте экономики, росте среднего класса, тогда эти вещи можно проводить достаточно радикально и довольно безболезненно.



Михаил Соколов: Еще вопрос из Москвы. Сергей, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Уважаемый Владимир Константинович, у меня складывается такое впечатление, что если вы вдруг выиграете выборы - это будет приблизительно то же самое, как было в известной песне Кима, когда они с Галичем сидят в ресторане и по телевизору, по радио передают сообщение о том, что Солженицын назначен министром культуры, а Ростропович главным цензором. Или наоборот. Второй вопрос: если вдруг вы выиграете выборы, что вы будете делать с этой думой?



Михаил Соколов: Хороший вопрос: что делать с этой славной думой?



Владимир Буковский: А с думой уже решили, наши совместные заявления, Немцова, Касьянова и мое, оно первым пунктом заявляет, что нынешняя дума нелегитимна, что она была сформирована при страшных фальсификациях недопустимых, а поэтому мы, каждый из нас обязуется в случае победы на выборах, кто бы ни был их нас победителем, эту думу распустить.



Михаил Соколов: Год придется терпеть по конституции.



Владимир Буковский: Эту думу распустить и назначить новые выборы, которые провести по честному сценарию, с соблюдением всех норм законности, требующихся от выборов.



Михаил Соколов: Валентина, последний вопрос, наверное.



Слушательница: Валентина, Москва. Владимир Константинович, желаю вам сил, здоровья и чтобы как-то нас оповестили, где можно подписи поставить, потому что у нас нет компьютера.



Михаил Соколов: Уже оставили.



Слушательница: Нет, два миллиона. А во-вторых, интересно, чей теперь будет висеть у Медведева и у Путина?



Владимир Буковский: Вот замечательный вопрос. Видимо, оба, как вы сказали. Непонятно, который справа, который слева.



Михаил Соколов: Евгений, давайте коротко, секунда у вас.



Слушатель: Владимир Константинович, вы были за границей, общались. Я хотел спросить вас: при тех условиях, которые сейчас выборы, в нашей стране их никто не поддерживает, в том числе и я. Я хотел бы, может грубый вопрос, но откровенный: скажите, пожалуйста, можно рассчитывать сегодня на борьбу с этим преступным правительством и властью с помощью западных и американских властей?



Михаил Соколов: Запад нам поможет?



Владимир Буковский: Нет, увы, ребята, Запад нам не поможет. Я смотрел, как они себя сейчас ведут, даже в довольно резких ситуациях они предпочитают смягчать все конфликт, все кризисы они стараются смягчать. Полагаться нам придется только на собственные силы. Но хочу вас подбодрить: на самом деле наших сил очень много и их достаточно, чтобы изменить этот режим. Надо только иметь решимость, смелость, ничего не бояться и верить в свои силы.



Михаил Соколов: Денис волнуется: «Не поздно ли проводить люстрацию?».



Владимир Буковский: Нет, не поздно. Сейчас проходят процессы похожие в Камбоджи, где красных кхмеров давно нет у власти, но даже там люди поняли, что не расчистив свое прошлое, невозможно идти в будущее.



Михаил Соколов: «Выплатите ли вы компенсации жертвам политических репрессий?». Ирина Николаевна спрашивает.



Владимир Буковский: Но это прежде всего самому себе, я так понимаю, должен заплатить компенсацию. Конечно, нужно об этом думать и не только об этом. Ведь народ ограбили в 92 году безумными реформами, падением и прочее. У всех исчезли сбережения.


Власти сегодня в неоплатном долгу перед своим народом и за прошлые унижения, за прошлые репрессии, и убийства, и истребления, и за ограбление. Это вечный долг. И мы можем на это ответить, только если мы найдем способ стремительного развития нашей экономики, стремительного обогащения населения. Это наша задача, мы обязаны это делать.


Как вы понимаете, не я отвечаю за эти репрессии, я сам их жертва, но конечно, оказавшись где-то там, близко к власти, к управлению, я обязан об этом буду думать.



Михаил Соколов: Спасибо.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG